«Зона» — тревожное место. Каждый находит там своё. Но главное правило — «Не верь. Не бойся. Не проси», — живо до сих пор.

Новым людям бывает здесь тяжело. Особые же испытания предстоят гонимым властью. Все против них. Опасность всегда рядом.

«Нашему Дому» стало известно о заключении Алексея Желнова в Изолятор временного содержания Полоцка 21 июля. Там он ждёт этапа в печально известную Витебскую тюрьму.

Напомним, Алексей — сын популярного бобруйского блогера Олега Желнова. Тотальные преследования этой семьи начались после событий 4 сентября 2013 года. Тогда Олег и Алексей обратились к сотрудникам ГАИ. Причина — парковка сотрудниками спецтранспорта в неположенном месте. Факт нарушения был заснят на видео.

В тот же миг сотрудники, нарушившие правило, задержали обоих «грамотных». А Алексея обвинили в нанесении тяжких телесных офицеру ГАИ. Решением суда ему дали три года «химии».

1902713_1455374408094473_3579962090194245540_n

Алексей Желнов с женой Светой. Красивая пара, по воле “погонов” разлученная в самом начале семейной жизни. Им не удалось побыть беззаботными молодоженами, но зато они доказали, что испытания – не помеха настоящей любви.

Дальше — больше. Когда Олег Желнов заявил о своём намерении баллотироваться в Палату представителей, у Алексея начались проблемы. Администрация ИУОТ-15 Новополоцка провоцировала его на конфликты. То неправильно заправленная кровать, то не в том месте заряжаемый телефон. А то и вовсе неоплаченный счет за общежитие. Только вот незадача: как же его оплатить, если бухгалтер исправительного учреждения плату принимать отказывается, а в банк (за территорию ИУОТ) осужденного не выпускают…

Уже в мае начальство учреждения обвинило Алексея в «уклонении от отбывания наказания». Эта статья 415 — уголовная. Её санкции — до трёх лет лишения свободы.

В конце июня Желнова-младшего доставили в Следственный комитет Новополоцка. Следователь Алексей Зборовский заявил, что считает, что доказательств его вины достаточно.

Желнову назначили “защитника” – адвоката из местной конторы. По словам Алексея: “Адвокат находился в роли статиста или простого наблюдателя. Он даже не пытался заступится за меня и добиться соблюдения моих законных прав”.

Парень ходатайствовал о привлечении своего отца в качестве защитника (у Олега Желнова юридическое образование) и получил отказ. Более того, следователь не удовлетворил ходатайство о прекращении полномочий навязанного бесполезного “защитника”. А также лишил Алексея права общения с адвокатом наедине…

Почти месяц спустя, 21 июля, Желнова-младшего поместили в Полоцкий ИВС.

Его отец приехал в тот день, чтобы повидаться с сыном, передать ему продукты. Ни увидеть Алексея, ни передать привезенное он не смог. Алексея успели увезти до приезда отца. Желнов-старший попытался разобраться в произошедшем в прокуратуре:

Зам. прокурора Новополоцка Елена Пастухова, ознакомившись с материалами уголовного дела, сочла постель, заправленную не по образцу и слишком долгую зарядку мобильного телефона тем самым преступлением, по которому честного человека необходимо заключить под стражу. Отвечать на вопросы эта мадам категорически отказалась, вызвала “космонавтов” и они, по её просьбе, держали меня до тех пор, пока эта честная женщина не закрыла прокуратуру и не уехала”, – рассказал нам Олег Желнов.

Через несколько дней Желнова-младшего должны перевести в СИЗО № 2 г. Витебска.

39_big

Под небом голубым… есть Витебское СИЗО № 2

Печальную славу это СИЗО приобрело после своего начальника полковника Кузовка. Именно при нём прокурорские проверки (на наличие нарушений со стороны администрации) проходили с ОМОНом. Тогда за жалобы подследственных избивали на месте, при проверяющих. После ухода «Кузовка» — так его именуют и сидельцы — мало что изменилось.

Беспредел сотрудников и неуважение к арестантам хлещут через край. Среди осуждённых считается невезением попасть в Жодино либо Витебск.

В таких условиях будет ожидать приговора Алексей Желнов. Сможет ли он готовиться к суду — вопрос. Администрация не любит слишком «грамотных».

Теперь, неугодному системе человеку грозит ещё три года лишений поверх почти прошедших трёх.

Александрина Глаголева,
«Наш Дом»