Александр Лукашенко 20 лет разрушал в Беларуси общественно-политические институты и дошел до переориентации с России на Запад, считает белорусский общественный активист Ольга Карач.

karach33

По словам Александра Лукашенко, белорусам свойственно обижаться из-за мелочей, тогда как потребуются иные качества, чтобы пережить самый сложный для Беларуси 2016 год. Чего ждать от нового политического сезона — об этом корреспонденту ИА REGNUM рассказала руководитель белорусской гражданской кампании «Наш Дом» Ольга Карач.

ИА REGNUM: Правда ли, что белоруский народ такой «обидчивый», как считает Александр Лукашенко?

-Я считаю, что на самом деле проблема Александра Лукашенко не в том, что белорусский народ обидчив или нет. Белорусский народ не обидчив, и как раз двадцатилетнее нахождение Лукашенко у власти доказывает, что белорусский народ умеет терпеть довольно долго.

В последнее время в Беларуси возникает довольно много резонансных ситуаций, когда органы власти — от сотрудников милиции до ЖКХ — поступают с людьми несправедливо, и эта несправедливость видна даже посторонним людям. Например, милиция людей избивает или арестовывает на пустом месте, когда государство делает детей бомжами и так далее. Когда Лукашенко говорит, что народ обидчив по мелочам, то для человека, который столкнулся с вопиющими действиями сотрудников милиции или беспределом других органов власти, это не мелочь.

Последние 20 лет Александр Лукашенко старательно и планомерно разрушал все общественно-политические институты, которые бы могли стоять между ним и белорусами. На сегодня таких реальных институтов, которые бы могли регулировать взаимоотношения органов власти и рядовых граждан и восстанавливать попранную справедливость, попросту нет. Но общество уже созрело к тому, чтобы появились такие инструменты, механизмы, институты.

ИА REGNUM: В 2016 году Беларуси предстоит пережить парламентскую кампанию. Возможны ли неожиданности или она пройдёт как обычно?

-Я думаю, что власть будет пытаться делать с оппозицией опять то же самое, что делала всегда, включая президентские выборы 2015 года — стараться максимально исключить оппозицию из предвыборного процесса. Правда, глава ЦИК Лидия Ермошина заметила, что предстоящие в 2016 году парламентскиевыборы будут тяжелее. Хотя бы потому, что кандидатов будет больше, чем было на президентских выборах. А во-вторых, потому что экономический кризис нарастает и недовольство народа выражается более явственно, чем оно выражалось на выборах президента.

Мой опыт работы подсказывает, что нельзя сделать революцию в одном отдельно взятом округе. То есть можно, но эта революция продержится недолго. Поэтому либо в 2016 году ситуация начнет быстро и динамично меняться по всей стране, либо будет продолжать расти социальное напряжение из-за тех реформ, которые собирается делать белорусская власть — повышение пенсионного возраста, уменьшение декретного отпуска по уходу за ребенком и так далее. Но что будет именно этой осенью, перед парламентскими выборами — об этом пока сложно судить.

Александр Лукашенко построил такую любопытную систему власти, которую можно охарактеризовать одной фразой: «или-или». При ней невозможны полумеры. Потому что если в каких-то округах к власти путем выборов придет оппозиция, то Лукашенко придётся уйти. То есть возможны варианты: либо оппозиции вообще нет в парламенте, либо она есть, но тогда вообще нет Лукашенко как президента.

Он может, конечно, «назначить» кого-то быть оппозицией в парламенте — как это уже произошло с назначением 30% женщин в Национальное собрание в 2004 году, чтобы показать Западу, какая Беларусь «гендерно продвинутая» страна. Но ведь настоящую оппозицию вообще нельзя назначить. Она либо приходит к власти, либо не приходит. «Назначить» можно только тех, кого молодежь называет едким словом — «фейки», то есть фальшивки.

ИА REGNUM: МВФ и ЕФСР настоятельно рекомендуют проведение экономических реформ в Белоруссии. Соцопросы показывают, что большая часть белорусов поддерживает реформы, но по тем же опросам почти половина понимает реформы как усиление роли государства. Как это следует понимать?

-Люди хотят воспользоваться результатами реформ, но они не готовы к самим реформам. Когда говорят про усиление роли государства в экономике, то это означает, что белорусы надеются, что реформы произойдут сами собой, без их личного участия. Но когда ты кому-то отдаешь право решать, какие реформы для тебя нужны, то результаты этих реформ тебе могут очень не понравиться. Потому что ты предаешь ответственность вместе со своими правами. Тут нельзя сделать так, что у меня будет много прав, а у государства — много ответственности. Либо мы ведём себя с государством как взрослые люди — тогда разрушаются эти отношения «батьки» и детей в том виде, как они существуют последние 20 лет, и люди берут на себя ответственность за всё, что происходит, включая реформы. Либо реформы могут закончиться для обывателей очень плохо.

Я думаю, проблема здесь ещё и в том, что никто толком не знает, как нужно проводить эти реформы. То есть все говорят, что реформы нужны, но никто не представляет себе, как это будет выглядеть на практике. Потому все говорят про усиление роли государства, и Лукашенко на эти ожидания вполне адекватно отвечает тем, что усиливает репрессии, усиливает роль государства во всех сферах, усиливает тотальный контроль над каждым, уничтожает частный бизнес.

ИА REGNUM: Как в 2016 году будут развиваться взаимоотношения Белоруссии и России, а также отношения внутри Евразийского союза?

-Давайте посмотрим, что мы видим на самом деле — в реальности, а не в заявлениях президентов или выпусках телевизионных новостей. Белорусский руководитель на словах, как и прежде, демонстрирует политическую лояльность Кремлю, однако на практике мы видим всё более быстрый прогресс в отношениях с Евросоюзом. Политическое, экономическое, социальное отделение от России — это сегодня стратегический курс, который взяла белорусская власть. Кстати, не только взяла, но и несколько раз публично заявила об этом устами министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея.

Размораживанием отношений Брюссель пытается усилить свое присутствие в Беларуси и сохранить её в сфере своего влияния. Мы видим, что после прошлогодней президентской кампании в Беларуси проекты, согласованные с Брюсселем, начинают действовать. После выборов Беларусь получила доступ к финансовому рынку ЕС. Появились шансы выгодного размещения евробондов на европейских рынках, доступа к возможным программам Европейского инвестиционного банка. Вполне возможны переговоры между Минском и Брюсселем о получении помощи европейских стабилизационных фондов. Евросоюз лоббирует выделение Белоруссии кредита МВФ. Помимо этого, уже в 2016 году может быть развернут ряд других программ помощи — в сферах экологии, энергетики, образования, в поддержки малого и среднего бизнеса. Если официальный Минск заинтересован в этом, то он сможет воспользоваться всеми открывающимися возможностями. Много факторов говорит о том, что Минск этими возможностями с удовольствием воспользуется.

ЕС предлагает белорусским властям «руку и сердце», но без гарантированного финансирования. При выборе между дружбой и деньгами Лукашенко всегда выбирал последнее. Но надо помнить, что российские деньги всегда обменивались на политические уступки — демонстрацию лояльности к политике Москвы, поддержку её интеграционных устремлений, создание евразийских союзов.

Евросоюз вместе с международными финансовыми структурами (МВФ, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития) может оказать гораздо большую финансовую помощь, чем Евразийский фонд стабилизации и развития. Но Евросоюз и международные финансовые институты предъявляют другие требования, которые связаны с реализацией болезненных для белорусской власти мер, что предусматривает изменение условий деятельности бизнеса, улучшение общеправовой ситуации, деятельность независимых судов. Само собой разумеется, что «в пакете» идут также вопросы демократии, соблюдения прав человека, свободы СМИ, которые влияют на оценку инвестиционного климата в стране.

Политические условия входят в общий блок условий, по которым работает Европейский банк реконструкции и развития. Никакими переговорами и встречами президента Беларуси и президента ЕБРР не решить проблему, потому что есть общие правила, по которым функционирует данный институт.

Балансируя между Москвой и Брюсселем, Лукашенко отлично понимает, что потепление отношений Беларуси с Евросоюзом открывает долгосрочные перспективы. Например, ЕС может содействовать вступлению Беларуси в ВТО. Финансовые программы ЕС фактически предоставляют миллионы евро грантовых денег для запуска реформ в республике.

Обязательно нужно разделять публичные высказывания Лукашенко и его реальные действия. Александр Григорьевич всегда такой: он говорит одно, а делает совсем другое. На словах он навсегда связан с Россией, а в реальности уже откровенно и однозначно смотрит на Запад. Беларусь также хотела бы получить доступ к тем ресурсам, которые уже получили страны, подписавшие соглашение об ассоциации с ЕС — Украина, Молдавия и Грузия. Но получить ресурсы, не подписав соглашение об ассоциации с ЕС, или подписав какое-то формальное, ничего не значащее соглашение.

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*