Всех игроков устраивает сохранение статус-кво: Лукашенко, беларускую правящую элиту, Россию и в определенной мере Евросоюз. Перемены слишком непредсказуемы для всех и несут слишком много рисков.

В проигрыше останутся только беларусы, большинство которых составляют женщины. Но женщины пока не ассоциируют свой выбор президента с той каждодневной жизнью и теми проблемами, которые им приходится решать. Это осознание еще впереди.

Почему Золушка убежала из дворца ночью, хотя принц был у нее в кармане? Почему Лидия Ермошина защищает Татьяну Короткевич? Сработает ли женская солидарность с единственной женщиной-кандидатом? Пойдут ли беларуские женщины на «выборы» и почему?

На вопросы Беларускай праўды отвечает лидер «Нашего дома» Ольга Карач. Она отказалась от участия в кампании, поскольку получить президентское кресло путем участия в избирательной гонке-2015 невозможно.

-Ольга, не сожалеете, что вас не оказалось в нынешней кампании кандидатов: Лукашенко, Короткевич, Гайдукевич, Улахович?

-Нет, не жалею. На этих выборах нельзя выиграть. Точнее, на этих выборах очевидно, что выиграет Александр Лукашенко. Слишком много факторов сложилось в его пользу. Меня не интересуют «тренинги», меня не интересуют президентские выборы как «генеральная репетиция перед парламентскими», меня вообще не интересует торговля с этой властью – это нонсенс. Меня интересует только победа и только борьба за победу. Все остальное – нет.

Вы никогда не задумывались, зачем Золушке нужно было убегать из дворца ночью? Вот он, влюбленный принц, практически в кармане, по уму нужно оставаться и танцевать до утра. Почему она сбежала с этого бала, оставив принца наедине с конкурентками? Во-первых, в 12 ночи и именно в эту ночь 11 октября карета превращается в тыкву, а управляющий каретой – в жирного противного крыса. А во-вторых, принцу нужно время, чтобы сравнить ее и оставшихся, сделать нужные выводы и достать хрустальную туфельку из кармана. Все пока идет так, как должно идти.

-Сами пойдете 11 октября голосовать?

-Нет, не пойду. Не участвую в мероприятиях, где результат предрешен и известен заранее. Почему в данной ситуации результат известен заранее?

Три причины:

а) ни у кого (включая Александра Лукашенко) нет ясных ответов и ясного понимания того, что делать в сложившейся ситуации с новыми и не всегда ожидаемыми вызовами, в первую очередь, в выборе Беларусью своего пути? На мой взгляд, Беларусь пока не готова сделать этот выбор как страна. Значит, будет сохраняться статус-кво, он всем выгоден: Лукашенко, беларуской правящей элите, России и, в какой-то мере, в том числе, и Евросоюзу. Перемены слишком непредсказуемы для всех и несут слишком много рисков.

б) абсолютно ни у кого нет видения, как проводить системные реформы. Есть ряд любопытных программ, но это всё не объединено под общую целостную платформу. По ряду причин, в том числе из-за острой нехватки экспертов по самому широкому кругу вопросов. Проводить реформы, не имея общей картины, куда хочешь прийти в итоге, очень рискованно и чревато очень серьезными рисками для страны и для народа. Вообще проводить реформы с опозданием в 20 лет – очень болезненно: это примерно тоже самое, что оперировать ракового больного на 4й стадии, когда можно было давно и безболезненно провести операцию и вылечиться.

в) не произошла общественная мобилизация, которая, собственно, и не могла произойти. Без общественной мобилизации невозможна победа в принципе. Тут не просто выборы – прийти и проголосовать, тут нужна совсем другая мобилизация и готовность людей стоять до конца. Этого нет.

Но я рада, что эти выборы идут так, как они идут.

-За кого пойдут голосовать женщины? Прежде, если верить официальной пропаганде, женщины голосовали за Лукашенко. Возможно, прежде он и выглядел в глазах слабого пола мачо, но сейчас-то он обычный пенсионер.

-Женщины, особенно женщины с маленькими детьми, это очень уязвимая группа в Беларуси. И как правило, группа, которая очень много теряет в эпоху нестабильности, реформ и перестроек. Именно поэтому женщины не очень любят революции и прочие потрясения. Поэтому я думаю, что будет две группы женщин: а) та, которая устала от Лукашенко, – и она не пойдет голосовать. б) та, которая еще готова терпеть Лукашенко, и она пойдет за него голосовать. Я не думаю, что женщины Беларуси созрели до активного протеста. Это время придет, но не сейчас. Сейчас они еще будут цепляться за слабую надежду, что все образуется и не надо к этому прилагать никаких усилий. Конечно, не образуется, но нужно, чтобы люди это поняли сами.

-Лукашенко везде и всюду таскает за собой младшего сына Колю, лишив его не только детства, но и будущего, как утверждают психологи. При этом никто не слышит и не видит ни мать старших детей – Галину Лукашенко, ни мать Коли – Ирину Абельскую. Неужели беларуским женщинам по нутру феодальные нравы, которые на весь мир культивирует Лукашенко?

– Беларуские женщины (не все, конечно, но тем не менее) еще подсознательно верят в то, что «мужчина знает лучше». Они еще не готовы управлять и брать власть в свои руки. Это, кстати, хорошо видно по кампании Татьяны – кто там лидер и кто на самом деле там управляет. Быть голосом и быть лицом, принимающим решения, – это две большие разницы, как говорят в Одессе. Пока женщины в публичной сфере – это голос, озвучивающий то, что придумал мужчина. Кстати, и тут нет деления на женщин в оппозиции и женщин во власти, тенденции абсолютно одинаковые. Почему Лидии Ермошиной так нравится Татьяна Короткевич? Потому что она играет ту же роль и в плане идентичности они очень похожи. Защищая Татьяну, Лидия Ермошина по сути защищает себя и свою функцию в системе Лукашенко.

Кроме этого, для того, чтобы требовать решить проблемы матерей детей Лукашенко, нужно, чтобы эти матери себя как-то проявили и попросили о помощи. Первыми шаг должны сделать они. Знаете, насильно принуждать человека к счастью – это не мой стиль. Может быть, их устраивает эта ситуация? Мы же не знаем, как они договорились между собой. Мало ли ситуаций в жизни, когда отец откупается от женщины и забирает ребенка с ее согласия?

-К тому же, Лукашенко больше нечего предложить. Обещал зарплату в тысячу долларов – сейчас зарплата (по официальной статистике) составляет 415 долларов и неуклонно падает вниз; безработица растет бешеными темпами; «гарант независимости» своими руками роет яму независимости Беларуси, соглашаясь на российскую авиабазу в Бобруйске. За какое будущее для себя и своих детей проголосуют женщины?

-Мне так видится, что пока еще беларуские женщины не ассоциируют свой выбор президента с той каждодневной жизнью и теми проблемами, которые им приходится решать. Это осознание еще впереди. Собственно, еще многое впереди, в том числе и сильное женское движение Беларуси.

-А как же женская солидарность? Короткевич первая женщина-кандидат в президенты, чей рейтинг эксперты сравнивают с популярностью Некляева в 2010 году. Почему бы женской половине Беларуси не солидаризироваться с ней? А вдруг?..

-Не думаю, что женщины солидаризируются с Татьяной Короткевич. И не думаю по нескольким причинам:

а) ею так и не была озвучена ни «женская повестка дня», ни женские проблемы. Кампания Татьяны Короткевич, по сути, мужская кампания либо мужской взгляд на женские проблемы, причем довольно патриархальный. Женщины, как ни парадоксально это звучит, остались в этой кампании «в тени».

б) у нас в обществе стойко пока еще отсутствует такой инструмент, как женская солидарность. Его еще предстоит сформировать.

в) я бы не равняла рейтинги Татьяны Короткевич и Владимира Некляева. Это разные цифры. Все-таки в этом году выбор настолько плох, что мне даже удивительно, что она набрала так мало. Сами судите, закрытый список и всего четыре фамилии. Тем не менее, даже при отсутствии выбора и, на мой взгляд, при полном отсутствии конкуренции она взяла только 17.9%. Это значит, что при разбавлении этого списка любой другой, хоть чуть-чуть привлекательной фамилией Татьяна теряет свои цифры очень драматично. Кроме этого, не будем забывать, что в 2010 году выбор кандидатов был очень большой, биографии и статусы были очень привлекательные. Набрать те же 17% в 2010 году было намного сложнее, там было из кого выбирать.

-Многие утверждают, что ради легитимизации Лукашенко готов сыграть в президентскую кампанию в два тура. Но нужна ли ему легитимизация?

-Нет, он не будет играть в два тура. Второй тур – это непредсказуемая ситуация даже для мега популярного политика с крепкой экономикой. Во время второго тура может пойти та неуправляемая реакция общества в виде гражданской мобилизации, которую ни силовики, ни чиновники не остановят. Кроме этого, зачем Лукашенко второй тур, если он уверенно выигрывает в первом даже по данным независимых социологов? Западу для признания выборов достаточно того, чтобы Лукашенко никого не трогал в ночь после выборов, не посадил в тюрьму, не избил и т.д. Я думаю, что Лукашенко поумнел и в этот раз все кандидаты будут спать дома в своих постелях. Второго тура точно не будет.

-Чего ждете после 11 октября лично вы? Что можно и нужно сделать, чтобы наше бытие стало хоть чуточку светлее?

-К сожалению, по моим прогнозам, после 11 октября светлее не станет. Скорее, станет намного темней. Нас ждет очень затяжной период турбулентности, но это тот путь, который должна пройти беларуская нация. Знаете, даже ребенок не рождается легко, быстро и без боли. Рождение нации – тем более очень сложный и болезненный процесс. Но что-то мне подсказывает, что именно после 11 октября этот процесс начнется и продолжится.

Что можем сделать мы? Самое простое – определиться, мы на светлой или на темной стороне. И как показывает опыт этих выборов, не так легко это сделать, как это советовать.

Источник информации: Георгий Громов, Беларуская праўда

 

 

 

 

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*