Количество увольнений в марте резко выросло. Потерявшим работу сегодня сложно найти новую, и многие из них, вероятно, будут зачислены в тунеядцы. Почему белорусское государство не защищает пострадавших от экономических неурядиц, а наказывает их?

По данным официальной статистики, в стране растет число увольнений: в марте потеряли работу 66,9 тысяч человек. Для сравнения,  в феврале было уволено 53,2 тысячи белорусов.

Прогноз Министерства  труда и соцзащиты о том, что весной тенденция роста безработицы переломится, так как появится спрос на сезонных рабочих, не оправдался. Предприятия сельского хозяйства действительно увеличили прием на работу. Однако их активность не смогла перекрыть массовых сокращений на промышленных заводах и фабриках. За один месяц они уволили почти 17 тысяч человек.

Некоторые предприятия, не решившиеся уволить работников, просто не выплачивают им зарплату. Сейчас должниками по зарплате являются 518 белорусских организаций, еще в феврале таких было 277. По данным на 1 апреля, 90 тысяч работников по всей стране не дождались денег за свой труд.

Кроме того, в три с половиной раза по сравнению с прошлым годом выросло количество человек, занятых неполный рабочий день.

Оставить или уволить?

На днях, одновременно с отчетом Белстата, вышла аналитическая записка Всемирного банка по вопросам трансформации белорусского рынка труда.

По мнению международной организации, госпредприятиям необходимо сокращать персонал, чтобы выжить в условиях падения производства и схлопывания рынков. Ведь в тяжелой экономической ситуации издержки от сохранения непроизводительных рабочих мест увеличиваются.

“Примерно две трети работников заняты в секторе госпредприятий. Выводы эконометрического анализа на основе данных на уровне предприятий свидетельствуют о том, что избыточная численность работников на госпредприятиях составляет в среднем около 10%”, – заявляют эксперты Всемирного банка.

Однако есть и другая сторона медали. По подсчетам ВБ, если ликвидировать всех “лишних” работников, уровень безработицы в Беларуси может вырасти как минимум на 4%.

Что же делать государству: разрешить загибающимся предприятиям уволить часть персонала или продолжить субсидировать ненужные экономике рабочие места?

Всемирный  банк предлагает государству не перелагать свою социальную функцию на предприятия, а самому оказать поддержку той части населения, которая остается без работы. Меры должны включать временную материальную помощь, помощь в поиске работы, переподготовку, повышение мотивации труда и программы по поддержке предпринимательства.

Вместо помощи – штрафы

Однако на деле вместо того, чтобы поддерживать уволенных граждан в сложной экономической ситуации, государство будет их штрафовать. Декрет о тунеядцах («О предупреждении социального иждивенчества») начал действовать именно в кризисный 2015 год.

Если уволенный работник не найдет новое место работы и будет «тунеядствовать» шесть месяцев, то в 2016 году с него истребуют 20 базовых величин (сейчас – 3,6 миллиона рублей).

Подобная «защита» населения, пострадавшего из-за экономических неурядиц, выглядит довольно странно – особенно для государства, в Конституции называющего себя «социальным». На данный парадокс обратил внимание экономист Сергей Чалый в своей передаче «Экономика на пальцах».

Загонять людей на заводы уже не нужно

Эксперт указывает, что декрет против тунеядцев задумывался властями в других экономических реалиях для решения проблем, которые имели место тогда, но которых нет сейчас.

Александр Лукашенко поручил правительству сделать тунеядство наказуемым в октябре 2014 года на совещании по вопросам занятости и миграции. Основная проблема, которая обсуждалась на совещании, – это сокращение количества трудоспособного населения. Трудиться было некому: количество вакансий превышало количество официальных безработных.

Этот вопрос, по мнению Сергея Чалого, начал беспокоить президента еще ранее –  в самый разгар скандалов вокруг модернизации деревообрабатывающих предприятий. В тяжелое для модернизируемых предприятий время у них увольнялись работники из-за низкой зарплаты. Это заставило президента задуматься, как удержать рабочих на местах (для этого позже придумают «крепостной» декрет №9), а также – как привлечь к труду новых людей.

С течением времени идейное содержание борьбы с тунеядством претерпело значительные изменения. Ведь к моменту выхода документа проблема, которую он изначально был призван решать, исчезла. Предприятия теперь не нуждаются в новой рабочей силе, а напротив, оптимизируют имеющуюся.   На месте старой проблемы возникла новая, противоположная по сути – ее декрет №3 может лишь усугубить.

Возможно,  это понимает и сам президент, который недавно пообещал в случае непредвиденных результатов работы декрета «извиниться и поправить».

Источник информации: Ежедневник