Всемирный обзор ценностей (World Values Survey) — это сеть социологов по всему миру, которые изучают меняющиеся ценности, а также их влияние на социальную и политическую жизнь. Секретариат находится в Стокгольме. Ученые начали исследования в 1981 году. Требования к участникам сети очень жесткие. В академическом исследовании учитываются данные репрезентативных национальных опросов, проводимых по одной анкете в 97 странах. Они представляют более 90% населения Земли. Более полного исследования динамики изменения ценностей в мире нет.

В шестой волне опроса (2010-2014 гг.) было опрошено почти 400 тысяч человек. К счастью для нас, Беларусь является частью этого ценного проекта, что позволяет нам взглянуть на себя в глобальном контексте.

Миф макдольнализации мира

В последние 30 лет в мире происходили очень глубокие изменения в политической, экономической и социальной сферах. Развалился Советский Союз. Глобализация захватила те части мира, которые хотели получить преимущества от интеграции в глобальную систему разделения труда. Расширились НАТО и Евросоюз. Китай бросил вызов США и стал абсолютным лидером трех последних декад по темпам экономического роста. Финансовый рынок стал глобальный, чем не преминули воспользоваться центральные банки и правительства.

В результате денежной и кредитной экспансии, а также желания правительств жить за чужой счет мир пережил десятки экономических кризисов, хотя распорядители чужого (политики и чиновники) заверяли, что у них в руках есть все инструменты, чтобы не допускать их появления.

С развитием интернета, социальных сетей мир уже никогда не будет прежним. Тридцать лет назад люди испытывали дефицит информации, искали правду в газетах и в ТВ. Сегодня перед нами стоит большой вызов выбора правдивой, объективной, научно обоснованной информации из бурных потоков информационного шлака.

Мир кино, музыки, литературы и искусства стал глобальным. Резко обострилась конкуренция культур. Политика мультикультурализма закончилась фиаско. Ушли в небытие модные концепции устойчивого и догоняющего развития. Общемировая кампания «глобальное потепление» оказалась очень прибыльной темой для алармистов, но никакого влияния на состояние климата в мире не оказала. Тоталитарный социализм потерпел сокрушительное поражение, но его стейкхолдеры сумели осуществить перезагрузку и вернули себе власть в большинстве стран, но под другими флагами, лейблами и непременно в обертке «демократия».

На фоне многообразия событий могло показаться, что за 30 лет произошла конвергенция ценностей, формирование некой одной аксиологической матрицы нового человека мира. Противники глобализации назвали такой процесс макдольнализацией мира.

Анализ данных Всемирного обзора ценностей не подтверждает этот тезис. Несмотря на бурное развитие событий, ценности практически остались неизменными.

В развитых странах социальные нормы в отношении брака, семьи, пола, сексуальной ориентации развивались в одном направлении и примерно с одной и той же скоростью. Такие процессы не происходили в экономически менее развитых странах, что привело к увеличению ценностного разрыва между развитыми и развивающимися странами. Бытие всё равно продолжает определять сознание и отношение к окружающему миру.

Разница между ценностями разных обществ имеет два изменения. Первое — «традиционные против секулярно-рациональных ценностей», второе — «ценности выживания против ценностей самовыражения».

В традиционных ценностных паттернах делается акцент на религиозность, национальную гордость, уважение к власти, покорность и брак. В секулярно-рациональной модели все наоборот. Ценности выживания — это приоритет безопасности перед свободой, непринятие гомосексуализма, политическая пассивность, недоверие к незнакомцам и слабо выраженное самоощущение счастья. Ценности самовыражения, соответственно, имеют прямо противоположное значение.

Чем лучше материальные условия жизни людей, тем выше вероятность того, что в стране будет происходить изменение ценностей по направлению к самовыражению и секулярно-рациональной базе.

Белорусы в рамках традиционных ценностей и приоритета выживания

Беларусь остается страной традиционных ценностей на пару с приоритетом выживания. За 25 лет независимости ценности белорусов практически не изменились, а вот уровень удовлетворенностью жизнью существенно снизился.

Для белорусов, как и для китайцев, шведов, американцев и жителей всех стран чрезвычайно важна семья и друзья, чуть меньше — работа. Менее чем для половины белорусов важна религия, что примерно равно среднемировому показателю.

В Беларуси низко выражено чувство патриотизма. Сражаться за свою страну готовы только 17,2%, в то время как в США таких 40,6%, а в целом по миру — 62%.

По шкале от «1» (полное неудовлетворение) до «10» удовлетворенность белорусов своей жизнью составляет 5,78 балла, что меньше, чем в среднем по миру (6,71), в Польше (7,09) и США (7,37).

Неблагополучным является субъективная оценка состояния здоровья белорусов. Только 33,4% считают его хорошим и очень хорошим. Для сравнения, в Китае таких 68,7%, в Швеции — 75,6%, в среднем по миру — 58%.

Ответы на вопрос об удовлетворении финансовым положением своей семьи также не позволяет говорить о преимуществе белорусской экономической модели. По шкале от «1» до «10» (полная удовлетворенность) Беларусь получила 4,78 балла, в то время как Китай — 6,19, Швеция — 6,94, а США — 6,15 балла при среднемировом показателе 5,62.

Белорусы входят в группу стран с высоким уровнем недоверия к людям. С утверждением «большинству людей можно доверять» согласились только 32,6%. По этому показателю мы близки к американцам (34,8%), отстаем от китайцев (60,3%), но опережает поляков (22,2%).

Беларусь является безопасной страной, но это не некий особый уровень обеспечения порядка, а обычная практика. На вопрос, как часто в районе, где вы живете, случаются ограбления, «очень часто » и «достаточно часто» ответили только 9,3% респондентов. Для сравнения, в Польше таких только 6,1%, Китае — 4,5%, США — 11,3%. Россия и Казахстан выделяются гораздо меньшим уровнем общественного порядка и безопасности.

Белорусы, как и большинство стран, в значительной степени шовинисты и не готовы к открытой конкуренции на рынке труда. С утверждением, когда рабочих мест не хватает, работодатели должны отдавать приоритет гражданам своей страны, а не иммигрантам, в Беларуси согласились 64,8% населения, что примерно соответствует среднемировому показателю (62%). Отметим шведов, которые против создания особых привилегий на рынке труда гражданам своей страны (14,3%).

Белорусы, как и жители постсоветских стран, испытывают стойкую неприязнь к общественной деятельности. Подавляющее большинство граждан нашей страны не состоят в религиозных, спортивных, образовательных НПО. Мы выделяемся большим членством в профсоюзах, но это не из-за особого желания защищать права рабочих, а из-за добровольно-принудительного характера членства в федерации профсоюзов.

Белорусы хотят видеть своих детей трудолюбивыми (87,6% респондентов), ответственными (80,6%), но не независимыми — только 38,6% упомянуло это качество.

Для белорусского общества самое главное — стабильная экономика (79,8%), а никакая ни демократия или свобода. При относительно высоком доверии к власти (56%) при среднемировом показателе 51,7% и с учетом ответов белорусов на десятки других вопросов можно сделать вывод, что стабильность Беларуси обеспечивает не только сильная рука Лукашенко, но и ценностные установки самих белорусов.

Большинство инертно, инерционно и против быстрых перемен. При этом почти половина населения считает Беларусь демократической, не видя ничего зазорного в том, что голос меньшинства в органах государственного управления вообще не представлен. Люди ценят безопасность на улицах, стабильность экономики, протекционизм правительства и считают, что высовываться можно только по согласованию с вышестоящим начальником.

В такой ситуации шансы меньшинства белорусов, которые уже перешли в модель ценностей самовыражения и рациональности, на перемены в стране должны лежать только в целенаправленной, грамотной, дружеской по отношению к большинству информационно-образовательной кампании. Положительные результаты от нее будут не через год или даже пять лет, а через поколение.

С учетом того, что стейкхолдеров такого подхода к переменам в Беларуси очень мало, белорусскому обществу и власти едва ли грозят серьезные перемены в обозримом будущем.

Источник информации: “Белорусские новости”