Майдан и последующее кровавое противостояние в Украине не могли не отразиться на настроениях в Беларуси. Для аполитичного обывателя — это ощущение ужаса и угрозы своему скромному благополучию. Для политизированного активиста гражданского общества — это подтверждение своих же прежних идей. «Параллельные миры» ?..

При этом украинская трагедия, этот страшный общественно-политический Чернобыль, как ни странно, не привела к существенным изменениям в белорусском гражданском обществе: не возникли новые партии или движения, не появились новые пламенные «трибуны» — в смысле «деятели». Даже гуманитарных инициатив — типа «Спасите детей Донбасса!» — не замечено…

Изменилось в гражданском обществе только одно: позиции различных общественно-политических групп («евразийцы» — «западники» — «центристы») стали более радикальны и непримиримы, даже враждебны, но выражается это, к счастью, пока только в словесных баталиях.

Это наглядно отражают редкие реальные дискуссии и нередкие виртуальные обмены взглядами. Уровень культуры дискуссий в нашем обществе и ранее был невысок, но сегодня «обмен взглядами» все чаще сопровождается «переходом на личности» в знакомом формате «а ты кто такой», других аргументов просто нет, и это печально. Консенсус приравнивается к поражению, — поскольку дискуссия рассматривается как «игра с нулевой суммой» (см. теорию игр), в которой кто-то обязательно должен проиграть.

Возможно, это нормально в столь напряженной — «прифронтовой» — ситуации? В российском обществе примерно так же обстоят дела. Но очень плохо следующее: резко снижается уровень объективности и адекватности анализа. Аналитики становятся пропагандистами, либералы — «комиссарами», консерваторы и государственники — «сотрудниками диктаторского режима», экспертные оценки выглядят как «боевые листки». Взгляды ряда активистов стали столь показушно «ррреволюционными», что некоторые считает уместными даже портреты украинских фашистов на своих «тусовках». Появились — или обострились — признаки того, что называется «расколотым обществом». Оно нам надо? Отражает ли таковая активность реальные настроения в белорусском обществе?

«Евразийцы», «западники» и «центристы»

В последние годы в белорусском гражданском обществе отчетливо выделяются три принципиально различные геополитические позиции, или три группы мнений. Для краткости назовем их «западники» (сторонники евроинтеграции Беларуси), «евразийцы» (сторонники евразийской интеграции и еще более тесного союза с Россией), а также «центристы», то есть, сторонники Президента и его курса. (Подробнее тут: Валерий Бондаренко. «Разновекторное развитие белорусского гражданского общества» ).

Конечно, это очень упрощенная картина, можно выделить существенное разнообразие в рамках каждой из этих групп мнений. Но в данном случае это не имеет принципиального значения хотя бы той причине, что добрый и аполитичный белорусский обыватель не затрудняет себя таковыми изысканиями и формирует для себя обобщенное мнение «про оппозицию».

Украинский Майдан не изменил эти ориентиры (и не мог их изменить), но существенно обострил позиции сторон. Ранее в белорусской блогосфере все-таки преобладала вполне вменяемая артикуляция представлений о судьбах Родины, о ее друзьях и о вражеских происках. И «западники», и «евразийцы» вполне разумно обсуждали различные векторы развития, «центристы» отдавали предпочтение «третьему пути», т.е. «интеграции интеграций». И все друг друга слушали и слышали.

Но сегодня эти позиции, сами по себе вполне рациональные, нередко доводятся до абсурда как их сторонниками, так и противниками. В чем же сегодня принципиальные и несовместимые расхождения ? ….

Мнения о сущности и причинах Майдана

«Западники»: Во всем опять виновата Россия. «Западники» и «либералы» целиком и полностью поддерживают украинский Майдан со всеми его лозунгами, символами, методами. Некоторые надеются на скорое пришествие «белорусского Майдана», но таких «оптимистов» совсем немного. Главным и фактически единственным виновником украинской трагедии считают, конечно, имперскую Россию и амбициозного Путина, их агрессивную политику, стремление реанимировать либо СССР, либо Российскую империю — ну, в общем, что получится. Крым, по этой версии, «аннексирован» с грубейшим нарушением норм международного права, а также морали и нравственности. Современная война на Донбассе — также происки Кремля, который хочет создать там новую «горячую точку», чтобы помешать успешной евроинтеграции демократической Украины в гостеприимную демократическую семью счастливых европейских народов. Только жесточайшие санкции Запада могут «разбудить» российское общество и/или заставить Путина следовать в натоптанной колее свободных европейских наций. «Западники» абсолютно уверены, что только последовательная политики Минска на сближение с ЕС и НАТО позволит избежать неминуемой «агрессии Москвы» и противостоять ее постоянным — многовековым — попыткам «поглотить» Беларусь. В общем и целом позиция сторонников евроинтеграции Беларуси хорошо известна: нет недостатка в сайтах и др. СМИ таковой направленности, ТВ и радио также исправно освещают эти позиции.

«Евразийцы»: Майдан — это спецоперация Запада против Евразийской интеграции. Точнее, это спецоперация Вашингтона и Лондона, поскольку ЕС давно и прочно утратил свою международную субъектность, как говорят продвинутые юзеры (т.е., самостоятельность, суверенность). А для США Евросоюз также является глобальным экономическим конкурентом — «ничего личного, только бизнес». Некоторые уверены, что в настоящее время для понимания ситуации в мире и в Европе уместны такие диагнозы, как «холодная война 2.0» или даже «мировая гибридная война 1.0».

Уместно напомнить, что термин «холодная война» нередко использует В.Путин, а его советник С.Глазьев отдает предпочтение более тревожной оценке — «мировая гибридная война». Главные различия между данными понятиями таковы. В условиях «мировой гибридной войны» фактически НЕ действуют ни международное право, ни международные институты типа ООН или Совет безопасности. В условиях известной нам «холодной войны 1.0» они все-таки действовали. Сегодня же международные институты, как и международное право, фактически полностью утратили свою дееспособность и самостоятельность в принятии решений и даже в оценках, полностью подчинены «одной из сторон мирового конфликта» — догадайтесь, кому… Поэтому глобальный и тотальный характер современного драматического противостояния заставляет Россию принимать адекватные меры по защите своих интересов и интересов своих союзников, включая Беларусь.

Воссоединение Крыма с Россией, по мнению «евразийцев» и части «центристов», прошло мирно и при полном единодушии местного населения — в отличие от Косово, например. По стратегическим планам Запада, Крым ожидала судьба «непотопляемого авианосца НАТО», нацеленного на удержание России ( и Евразийского союза) в пределах бассейна Азовского моря. Только умелые и профессиональные действия Путина смогли расстроить эти планы, и теперь Крым и Севастополь остаются базой российских ВС, что сохраняет (пока?) баланс сил в Европе.

Последующая война на Донбассе организована и оплачена, в общем, украинскими олигархами, в надежде втянуть Россию в эту братоубийственную войну и спровоцировать войну более крупного масштаба. Владимира Путина фактически поставили в положение «цугцванг», когда любой ход игрока ухудшает его же позицию.

Белорусские «евразийцы» считают, что только более тесный союз Беларуси с Россией убережет белорусское государство от хаоса и краха, который постиг Украину под руководством русофобов, националистов и неонацистов. Они полагают, что «заигрывание» с Западом на основе русофобии, антироссийской риторики и «многовекторной» политики неминуемо приведет к краху белорусское государство: «белорусский проект» (т.е., белорусское националистическое русофобское государство) неизбежно потерпит крах, по аналогии с аналогичным «украинским проектом».

Очень показательна позиция сторон относительно несчастного малазийского Боинга. Хотя нет пока никаких определенных результатов расследования или однозначных свидетельств, для идейных противников уже все ясно: одни уверены, что опять «во всем виновата Россия», другие же «с точностью до наоборот». Это — нормально?

«Центристы» убеждены в правильности гибкого курса Президента А.Лукашенко на взвешенный «средний путь», насколько это возможно в нынешних реалиях: стратегический союз с Москвой (прежде всего экономический и оборонный), а также самостоятельное выстраивание «нормальных отношений» с ЕС, со странами Прибалтики в частности, и США. Забегая вперед, отметим, что именно такой путь интуитивно поддерживает большинство белорусов, что показывают опросы.

«Программные установки»

Для более детальной характеристики весьма различных представлений о «текущем моменте» приведем изложение некоторых высказываний лидеров мнений. (Здесь и далее по ряду понятных причин приведены не цитаты, а близкие к тексту изложения соответствующих высказываний. Конечно, это лишь иллюстрация, которая не претендует на некий исчерпывающий анализ.)

Так, позиция прозападных демократов весьма доходчиво изложена одним известным литовским политиком, которого пригласила в качестве гостя одна из партий на свой съезд в конце мая. Сам факт такого приглашения литовского гостя очень показателен. Суть довольно проста: «После Украины из постсоветской империи, которую пытается возродить Россия, уйдет и Беларусь». И далее примерно так: у Беларуси, конечно же, есть «все возможности» последовать примеру Украины, Молдовы, Грузии и пойти по европейскому пути, который ведет к «очень быстрому» экономическому и социальному развитию. Другими словами, «ждите Майдан», на него вся надежда…

Оценка перспектив Евразийской интеграции, по этой версии, вполне ожидаема: «Попытки сохранить имперские институты и союзы никуда не ведут. Это историческое прошлое…» Под «имперскими институтами» понимается, конечно, Таможенный союз и Евразийская интеграция.

Есть и такое мнение: украинский Майдан «вдохновляет белорусов» и даже «белорусы завидуют (!!!) украинцам, потому что у них в Украине — свобода». (Под «свободой» здесь имеется ввиду не одноименная партия неонацистского толка, а «состояние души и общества»). Правда, этот же цитируемый активист позднее добавляет, что, мол, главной проблемой белорусского общества является «апатия к происходящему и неверие в возможность перемен». А та решимость и самоотверженность, с которыми украинский народ отстаивает свои права и свободы, дают белорусам надежду, что перемены таки да, вполне возможны. Какое число белорусов разделяет эту позицию, показывают социологические опросы.

Зимой, во времена мирного Майдана, многие белорусы питали заметные симпатии к этому мирному волеизъявлению братьев-украинцев: коррупция и чванство чиновников достали многих на постсоветском пространстве. Некоторые наблюдатели были уверены, что такую ситуацию «всенародного подъема» просто обязана использовать белорусская демократическая оппозиция: она могла бы сформулировать свою позицию, отмежеваться от заведомо неприемлемых в Беларуси пробандеровских и русофобских лозунгов. Но наши «западники» не нашли ничего лучше, чем огульно поддержать и одобрить все происходящее на Майдане, даже когда он перерос в Майдаун. Ну что ж, давно замечено, что «страшно далеки они от народа» — а стали еще дальше…

«Евразийцы» занимают по проблеме геополитического выбора, конечно, совершенно иную позицию. Мнение белорусских «евразийцев» проследить значительно сложнее: пророссийских («евразийских») партий и движений, как известно, в Беларуси нет и не предвидится по ряду известных причин. Пару лет назад в Минске прошел учредительный съезд т.н. Евразийского народного Союза, но его регистрация не состоялась. В целом позиция «сочувствующих», скажем так, может быть представлена такими тезисами: только полноценный и реальный союз с Россией может оградить Беларусь от хаоса и крови «майданов» и «цветных революций», которые обязательно будут инспирированы Западом. «Евразийцы» уверены в том, что «проект украинского государства» оказался нежизнеспособным именно по причине его русофобии, оторванности от «своих корней Русского мира». И «белорусский проект», т.е. белорусскую государственность, ждет точно такое же будущее, если Беларусь пойдет путем русофобии и евроинтеграции.

Социологические опросы: «чума на оба ваших дома»…

На самом деле украинский Майдан вызвал глубокое отторжение большинства населения Беларуси своим хаосом, непредсказуемостью и, конечно, кровопролитием. Политическая подоплека ЕвроМайдана для подавляющего большинства белорусов — вопрос третьестепенный. Обыватель готов согласиться практически с любым реально возможным политическим режимом, если он обеспечивает: а) стабильность и порядок в обществе; б) сравнительно пристойный уровень жизни; в) пристойные отношения с соседями. А это все обеспечивает, считают белорусы, действующая белорусская власть: рейтинги Президента А.Лукашенко в Беларуси выросли примерно так же, как и рейтинги В.Путина в России. События в Украине в очередной раз подтвердили всенародные установки: «Лишь бы не было войны» и «Наша хата с краю»…

Социологические опросы дают несколько различающиеся цифры, но в целом показывают сходные результаты замеров общественного мнения.

Доля сторонников интеграции Беларуси в Европу среди населения страны существенно снизилась, а число желающих интеграции с Россией — напротив, возросло. (Здесь для иллюстрации приведены усредненные результаты ряда известных соцопросов.) Так, за объединение России и Беларуси сегодня проголосовали бы примерно 29-30% белорусов, а еще в декабре 2013 года эту идею поддерживали 22-23%. Доля жителей Беларуси, желающих интеграции страны с ЕС, напротив, заметно снизилась и составляет около 30% (в декабре она была выше примерно на пять процентных пункта, т.е. около 35 %). При этом более половины опрошенных (55-57 %) придерживаются нейтральной позиции в оценке сторон украинского противостояния.

Практически абсолютное большинство жителей Беларуси, 75-80%, уверено в том, что лучшее будущее страны не стОит крови, а 70% не хотят повторения «Евромайдана» в своей стране. Желают же таких событий в Беларуси лишь 3-4% опрошенных.

… Если это – не раскол в обществе, то что?..

Одно «успокаивает»: подавляющее число жителей Беларуси относится ко всей этой виртуальной реальности и расколу гражданского общества глубоко «фиолетово», как говорят в народе, или глубоко «индифферентно», как говорят в гражданском обществе. На разных языках — и о разном — говорят эти две части одного общества… «Параллельные миры»…

Источник информации: “Белорусские новости”