Среди базовых направлений, призванных придать второе дыхание белорусской модели, особое место отводится совершенствованию системы управления экономикой. Но усилия в этом направлении напоминают сизифов труд.
Свой вклад в совершенствование управления, естественно, вносит и глава государства. Если судить по пресс-релизам на президентском сайте, вклад сводится к предъявлению потока требований к высшим руководителям страны.

Ограничусь двумя цитатами из пресс-релиза от 27 мая: «Александр Лукашенко потребовал соблюдения железной дисциплины при заготовке кормов»; «Президент потребовал от правительства решить проблему с недостатком свинины. Александр Лукашенко подчеркнул, что до зимнего периода все свинокомплексы должны быть наполнены для того, чтобы решить проблему с этим мясом».

Между прочим, вице-премьер Михаил Русый со сроками наполнения свинокомплексов согласился. Тем не менее, 7 июля во время рабочей поездки в Белыничский район Лукашенко передвинул срок выполнения своего требования на первый квартал 2015 года.

Момент истины так и не наступил

В Белыничском районе глава государства напомнил и о своем поручении создать систему подбора и расстановки руководящих кадров. Что он имел в виду?

Логично было бы предположить, что речь шла о «суровом, жестком, но справедливом» декрете, который сулил бы нерадивым чиновникам переквалификацию в дворники. Впервые о такой перспективе официально было объявлено 22 апреля, когда глава государства обращался к народу и парламенту с очередным ежегодным посланием.

На подготовку столь радикального документа много времени не потребовалось. 27 мая Лукашенко заявил, что «вчера мне его положили на стол». На дворе июль. Декрет все еще на столе, или чья-то заботливая рука изъяла его из папки с неподписанными документами? Разумеется, ответ на этот вопрос мне не известен. Но в Белыничском районе слово «декрет» не прозвучало.

Казус с декретом оказался далеко не единственным. Широко разрекламированное решение заслушать отчет правительства в расширенном составе по итогам первого квартала также не состоялось. 17 июня, выдвинув очередное требование к правительству («обеспечить качественный рост экономики и повышение благосостояния граждан»), Лукашенко заменил квартальный отчет полугодовым.

Не дождались мы в первом полугодии и обещанного главой государства «своего рода аналога пленума Центрального комитета компартии» по проблемным вопросам агропромышленного комплекса и жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ). По каждому из направлений были созданы межведомственные рабочие группы. Первую возглавил премьер-министр Михаил Мясникович, вторую — глава Администрации президента Андрей Кобяков.

Момент истины, когда «мы должны людям прямо сказать: вот что мы сделаем, а вот что от вас ждем, и вы обязаны сделать», должен был наступить для премьер-министра 1 июля. Но не наступил. Что касается межведомственной группы по вопросам ЖКХ, то упоминания о ее работе исчезли из государственных СМИ.

Создавать ресурсы вертикаль не способна

Складывается впечатление, что все попытки Лукашенко усовершенствовать систему управления экономикой за счет ужесточения требований к властной вертикали оказались ей же, вертикалью, нейтрализованы.

Как тут не вспомнить принцип Ле Шателье из школьного учебника химии: «Если на систему, находящуюся в устойчивом равновесии, воздействовать извне, изменяя какое-либо из условий равновесия (температура, давление, концентрация, внешнее электромагнитное поле), то в системе усиливаются процессы, направленные на компенсацию внешнего воздействия».

Раскручивая программу модернизации, Лукашенко надеялся подхлестнуть экономический рост. Программа провалилась, но за нее пришлось заплатить миллиардами долларов из карманов налогоплательщиков.

За январь-май 2013 года инвестиции в основной капитал увеличились на 11,8%, а на приобретение машин и оборудования — на 19,6%! Но белорусская экономическая модель на столь щедрые финансовые вливания отреагировала ростом на скромные 0,9%. Повторить эксперимент сейчас, в преддверии президентских выборов, Лукашенко не решается. За январь-май текущего года соответствующие показатели по инвестициям составили -6,5% и -12,6% к уровню годичной давности.

«Крепкая экономика — это залог независимости, свободы и процветания Беларуси», — таков сегодня лозунг дня. Но построить крепкую экономику на падающих инвестициях еще никому не удавалось.

В золотом для белорусской экономической модели 2006 году инвестиции в основной капитал выросли на 32%, а реальные денежные доходы — на 18,4%, то есть двузначный рост доходов происходил при рекордно высоких темпах роста инвестиций. Одно другому не мешало.

В 2001 году ситуация была иной. Для обеспечения «элегантной» электоральной победы пришлось поднять доходы на 28,1%, сократив при этом инвестиции в основной капитал на 3%.

Попытка совмещения в 2010 году двузначного роста доходов (+15%) с двузначными темпами роста инвестиций в основной капитал (+15,6%) завершилась экономическим кризисом 2011 года.

В преддверии очередных президентских выборов опыт прошлых лет в плане поиска оптимального соотношения динамики инвестиций и доходов, безусловно, был учтен. Нынешнее падение инвестиций — прямое следствие их сознательного ограничения.

Что касается усиления требований к вертикали, то события последних месяцев показали ее истинный потенциал в качестве фактора экономического роста. Основная функция вертикали заключается в концентрации и перераспределении ресурсов. Создавать ресурсы она не способна. Поэтому на любые попытки навязать чуждые ей функции отвечает мобилизацией с целью их нейтрализации (по Ле Шетелье).

Пирамида, стоящая на вершине

Свои оценки деятельности вертикали Лукашенко оглашал неоднократно. Июньский опрос НИСЭПИ позволяет нам оценить «людей, находящихся сейчас у власти», общественным мнением (см. таблицу).

Несмотря на приличный по любым меркам электоральный рейтинг главы государства (40% в июне), только 12% респондентов согласны с тем, что у власти сейчас «хорошая команда политиков, ведущая страну правильным курсом». Сравните: с тем, что положение вещей в нашей стране развивается в правильном направлении (то есть, по сути, с тем же курсом руководства) согласилось в июне 42% (в 3,5 раза больше).

Парадокс! Чем его объяснить? На мой взгляд, бессмертной формулой «Царь хороший, бояре плохие». Для авторитарного типа личности, а такой тип личности в Беларуси преобладает, «ответственным» за успехи может быть только первое лицо государства.

На его статус «единственного политика» никто среди «людей, находящихся сейчас у власти», претендовать не только не способен, но и не имеет права. Авторитарная личность подобные претензии воспринимает как бунт на корабле. Она в альтернативах не нуждается. Стоит ли после этого удивляться, что даже у белорусских премьер-министров электоральные рейтинги крайне редко выходили за пределы статистической погрешности?
Белорусская властная вертикаль — это пирамида, стоящая на вершине. Ее главный ресурс — уровень доверия первому лицу государства. Своего источника легитимности у чиновников нет. Населением они воспринимаются в основном как карьеристы, слабаки, в лучшем случае — как честные, но малокомпетентные люди.

На таком фоне первое лицо государства смотрится прекрасно. Но к чему это может привести — наглядно демонстрируют события, последовавшие за падением доверия к Михаилу Горбачеву. Система рухнула.

Источник информации: “Белорусские новости”