Белорусским властям не позавидуешь.

Похоже, экономика страны ими загнана в капкан. С одной стороны, для получения твёрдой валюты за перепродажу российской нефти и выработанные нефтепродукты необходимо поддерживать все декларативные российские «игрушки» вроде ТС-ЕАС. Иначе не дадут. Но ведь, с другой стороны, всё больше и больше обычных товаров белорусского производства или «с добавлением белорусской составляющей» становятся неконкурентоспособными практически всюду, даже включая пространство ТС-ЕАС, в том числе – и на внутреннем белорусском рынке!

Не мудрено, что накануне очередных президентских выборов, когда на счету каждая копейка, такое состояние дел вызвало бурную эмоциональную реакцию А.Лукашенко.

На первый взгляд, в любом правовом государстве заявления вроде «Никаких ссылок быть не должно, что у нас обязательства… » должны были бы, по меньшей мере, вызвать озабоченность в обществе. Но мы ведь понимаем, в какой стране живем…

О некоторых подробностях сообщает деловая газета «Белорусы и рынок»:

“По сути, под угрозой существования оказался Евразийский экономический союз (ЕАЭС) за считанные дни до его официального старта.

Защитить отечественного производителя всеми возможными способами, невзирая на интеграционные договоренности, – этого потребовал А. Лукашенко 11 ноября в ходе отчета правительства и Нацбанка президенту о работе экономики за 2014 год и прогнозе на 2015 год.

Никаких ссылок на обязательства.

“Какие вы будете искать методы и пути, а их море, для того чтобы поддержать отечественного производителя, – это ваш вопрос. Но буквально с завтрашнего дня, Министерство торговли, губернаторы и мэр Минска вместе с председателем ГТК, примите самые решительные меры по защите собственного товаропроизводителя, начиная от торговли и заканчивая таможенной границей. Садитесь и думайте, как вы защитите собственного товаропроизводителя. Никаких ссылок быть не должно, что у нас обязательства в Таможенном союзе, Евразийском союзе и так далее. Свой товаропроизводитель должен быть защищен”, – подчеркнул А. Лукашенко.

“Вы доработались до того, что товары, которые производятся у нас сегодня, неконкурентоспособны с импортом на внутреннем рынке. Мы телевизоры перестали продавать, холодильники не продаем. Ну и что мы спросим с руководителя этого предприятия? Да его, может, давно пора заменить, коль такая ситуация на предприятии. Но он скажет: а почему вы даже свой собственный рынок не защитили?” – отметил он.

“И вы все подстраиваетесь под внешнюю конъюнктуру, под то, что у вас общий рынок с Россией, Украиной и так далее”, – сказал А. Лукашенко, добавив, что Россия защищает интересы собственных товаропроизводителей в случае необходимости.

“Возьмите их отношение к “БелДжи”. Сколько они мусолили нам мозги! Нет, китайские автомобили вы выпускать не будете, потому что они пойдут на наш рынок. Ну так это же не противоречит нашим договоренностям в ТС и Евразийском союзе. Нет, не будете! А сейчас? Мало того, что у них были открыты подобные предприятия, они, не глядя ни на нас, ни на Казахстан, открывают в России китайские производства”, – заявил А. Лукашенко.

Эффект девальвации.

Эмоции белорусского президента можно объяснить. Существенно девальвировав свою национальную валюту, Россия, по сути, в одностороннем порядке создала конкурентные преимущества национальным экспортерам, вследствие чего потери сейчас несут партнеры по евразийской интеграции.

Девальвация российского рубля сильно бьет по экспортным позициям Беларуси, для которой рынок РФ является ключевым. Вот, например, Минсельхозпрод планировал в этом году заработать на поставках продовольствия в Россию на 200-400 млн. USD больше, чем в прошлом году, а из-за ослабления российского рубля буквально за последние 3 месяца уже потерял 160 млн. USD.

Огромные потери несут и другие отечественные производители, поставляющие продукцию в Россию. Практически все они кредитуются в долларах и евро, а свою выручку получают в российских рублях.

К тому же возникла также реальная опасность вытеснения с белорусского рынка отечественной продукции, аналогичной российской, которая на фоне ослабления российского рубля становится более конкурентоспособной.

Неудивительно, что перед реальной угрозой потери позиций белорусской продукции на интеграционном “пятачке” все прелести интеграционного проекта, а также полученные при создании ЕАЭС бонусы оказались в одночасье забыты.

Между тем, напомним, Беларусь, разово девальвировав в 2011 году свою национальную валюту на 56%, тоже создала для своих экспортеров большие конкурентные преимущества. Как заявил в июне 2011 года А. Лукашенко, девальвация – это благо для экспортоориентированной экономики.

Ему вторили чиновники Минэкономики: “Мы видим, что феноменальный объем экспорта на протяжении последних трех месяцев – это прямое следствие девальвации”, – заявляли они. По оценкам, дополнительный объем белорусского экспорта вследствие изменения курса в то время составил 6-6,5 млрд. USD за год.

Декларативный союз.

И все же столь жесткой реакции белорусского президента на возросшую конкуренцию, готового игнорировать договоренности в интеграционном проекте, мало кто ожидал: ведь еще чернила не успели высохнуть под недавней ратификацией договора о создании ЕАЭС, базовыми принципами которого являются свобода движения товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов.

К тому же страны таможенной “тройки” провозгласили, что с 1 января 2012 года они работают в Едином экономическом пространстве, что априори предполагает отсутствие каких-либо барьеров во взаимной торговле.

Также Беларусь, Россия и Казахстан ранее договорились координировать макроэкономические показатели, определяющие устойчивость экономического развития каждой из стран таможенной “тройки”.

С этой целью 9 декабря 2010 года Беларусь, Россия и Казахстан подписали соглашение о согласованной макроэкономической политике. Оно обязывает страны ТС начиная с 2013 года придерживаться четких ориентиров по показателям внешнего долга, дефицита бюджета и инфляции. То есть годовой дефицит госбюджета федерального (республиканского) правительства в этих странах должен быть не выше 3% ВВП, госдолг – не выше 50% ВВП, уровень инфляции не должен превышать более чем на 5 процентных пунктов уровень инфляции страны – участницы ЕЭП с наименьшим ростом цен.

Правда, хоть соглашение и подписали, но механизма действий на случай, если одна из стран “тройки” будет находиться в пограничной зоне этого “коридора” или выйдет за него, страны – участницы интеграционного проекта так и не выработали.

Сегодня же очевидно, что если за столь эмоциональной реакцией белорусского президента последуют конкретные действия по возведению дополнительных барьеров для защиты национального рынка в рамках ЕЭП, все дальнейшие интеграционные потуги на этом поприще могут оказаться ненужными.”