Белорусы стали воспринимать происходящее в своей стране во многом через призму международных событий, а не трансформаций в самом белорусском обществе. Оглядка на зарубежные события может преподнести сюрпризы, причем не всегда приятные. Примерно такой вывод можно сделать из ряда дискуссий, которые состоялись в рамках четвертого Международного конгресса исследователей Беларуси, прошедшего в первой половине октября в Каунасе.

Без учета этих важных обстоятельств разработчики реформ для Беларуси рискуют оказаться наивными мечтателями.

 

Белорусский зазор

Украинский кризис, конфликт Киева с Москвой не могли не повлиять на восприятие белорусами тех событий, которые происходят, в том числе, в самой Беларуси.

По мнению руководителя центра «Белорусская аналитическая мастерская» (BAW; Варшава) Андрея Вардомацкого, информационный концепт украинских событий в последние месяцы доминирует в общественном мнении Беларуси. Причем, подчеркнул аналитик, эти события формируют общественное мнение «по широкому комплексу проблем, а не только отношение к самим украинским событиям».

Важным, по мнению социолога, является наличие «белорусского зазора» — количественно выраженной разницы в степени одобрения действий России в Украине среди белорусов и россиян. По его словам, в Беларуси «это одобрение большинства, но не подавляющего или абсолютного большинства, как в России».

В частности, отметил Вардомацкий, приводя данные опросов BAW, уровень одобрения присоединения к России Крыма у белорусов и россиян составляет соответственно 67 и 90 процентов.

С другой стороны, несмотря на некоторое отрезвление, которое проявилось в восприятии украинского конфликта и вины в нем той или иной стороны, Вардомацкий все же говорит о наличии у граждан Беларуси «геополитического инфантилизма».

Эта черта массового сознания, отмечает социолог, зафиксирована при измерениях оценки белорусами возможности России вести себя по отношению к Беларуси подобно тому, как она ведет себя относительно Украины. Белорусы, подчеркнул он, считают украинский вариант для своей страны невозможным.

 

В ЕАЭС Беларусь и Россия рискуют стагнировать вместе

Кстати, социологи отмечают и еще один важный момент: белорусы стали меньше верить в необходимость сближения своей страны как с Востоком, так и Западом.

Правда, на уровне официального Минска к мнению граждан вряд ли будут особо прислушиваться. Тут Лукашенко ищет других выгод, в первую очередь экономических.

При этом, считает доктор социологии преподаватель Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Иванов, белорусские власти, предпочитая евразийскую интеграцию, могут сами себя загнать в ловушку. В частности, подчеркнул он, здесь наблюдается «парадокс: для того чтобы удержать экономику на плаву, Беларуси нужно входить в ЕАЭС, но, входя в него, экономика открывается для кризиса».

По мнению Дмитрия Иванова, Беларусь, войдя в ЕАЭС, разделит все негативные кризисные тенденции, которые уже характерны для России как самой крупной экономики в этом сообществе. «Пока Беларусь была по возможности изолированной экономикой, перспективы воздействия на нее кризисных явлений были ниже», — считает эксперт.

В качестве доказательств Иванов привел данные статистики, которые, по его мнению, подтверждают выводы о приближающемся кризисе. Так, темп роста ВВП в России за благополучный период с 2001 по 2007 год в среднем составлял 6,5% в год, а в 2011-м, 2013-м и первой половине 2014 года устремился к нулю.

Похожая картина наблюдается и по Беларуси, для которой 2001-2007 годы стали периодом экономического чуда. В эти годы экономика страны, отметил Дмитрий Иванов, росла в среднем на 8%, а были годы и по 11%. В последние же годы темпы роста белорусской экономики, как и российской, устремляются к нулю.

При этом российский социолог отмечает, что белорусской оппозиции в предыдущие годы даже не нужно было тратить силы, пытаясь убедить народ в своих взглядах. «Эти усилия все равно не привели бы к результату», — уверен он.

 

Возвращение запроса на сильную власть

 

В итоге белорусское общество под воздействием мировых кризисов становится консервативнее, предпочитая больше обращать внимание на внутреннюю стабильность, которую всеми силами пытаются сохранить власти.

Руководитель Центра изучения внешней политики и безопасности (Беларусь) Андрей Русакович дилемму для Беларуси видит в совмещении участия в евразийской интеграции и налаживания западного партнерства, конфликте при восприятии населением ценностей и идеалов союзной России и Европейского союза.

В то же время эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич считает, что украинский кризис укрепил белорусскую социальную модель, репутация которой серьезно пострадала после кризиса 2011 года.

«Для населения на первый план вышел вопрос безопасности, возрос запрос на сильную власть. Не случайно рейтинги Лукашенко возрастают. Одновременно снижается доверие к оппозиции, которая отождествляется с Майданом, революцией, хаосом», — сказал аналитик.

Но чтобы удержать на нынешнем уровне выгодный власти консерватизм в обществе, Лукашенко придется ответить на новый вызов: одновременно вести борьбу не только с проевропейски настроенной оппозицией, но и пророссийскими силами.

«Очень существенное количество людей поддерживает в конфликте Россию, что не соответствует официальной белорусской точке зрения. Лукашенко увидел, что не контролирует общественное сознание, что российское телевидение может сформировать у белорусских граждан выгодную ей картинку», — подчеркнул эксперт.

Таким образом, белорусским властям еще придется окончательно убедить население, что именно они, а не ближайшая союзница России, имеют самые правильные взгляды не только на события внутри страны, но и на геополитические конфликты.

При этом соцопросы показывают, что и запрос на перемены в белорусском обществе остается довольно высоким. Другое дело, что все меньше людей связывают их с традиционной политической оппозицией.

Источник информации: “Белорусские новости”

Редакционный комментарий.

В отношении Беларуси уже стало традицией, что некоторые исследования не дают ответов, а лишь порождают ряд риторических вопросов.

Если белорусы всё-таки еще хотят перемен, то что они сделали для замены “традиционной” оппозиции на “нетрадиционную”?!

А может быть, источники перемен к лучшему можно найти в гражданских кампаниях и инициативах?!

Или “отрыв от дивана” не входит в планы “мечтающих о переменах”?!

Вы можете оставить комментарий на нашем сайте.