Проблемы службы скорой помощи рассматривались на заседании коллегии Минздрава 29 января. По результатам заседания сотрудникам скорой помощи пообещали с апреля увеличить зарплаты  на 30-40% и позволить учреждениям здравоохранения направлять часть сэкономленных средств на оплату труда.

Кроме того, как сообщает БЕЛТА со ссылкой на министра здравоохранения Василия Жарко, продолжится оптимизация службы скорой медпомощи.

Возможно, теперь проблемы медиков будут решены и протесты закончатся? Фельдшер «скорой» из Жодино с 30-летним стажем Александр Волчанин говорит, что решение о повышении зарплат можно только приветствовать.

Правда, вероятнее всего, на 30-40% медикам увеличат не зарплату, а только оклад. Об этом говорит и врач витебской скорой помощи Александр Виноградов«Тарифный оклад у нас может быть миллион, а получать мы можем Br3-4 млн: включены добавки за работу на «скорой», ночные и прочее». В итоге реальный размер заработка может измениться незначительно. Да и то, пока нет официального решения поднять зарплату с конкретной даты. Поэтому Виноградову не особо верится, что это произойдет. Руководство Минздрава ограничилось лишь «протоколом о намерениях».

Кроме того, одним повышением зарплаты ситуацию не исправить. Собеседники сайта «Товарищ.online» подчеркивают, что для медиков должен быть предусмотрен дополнительный социальный пакет – определенные льготы, продленные отпуска, доплаты за вредность и работу в опасных условиях, а также медицинское страхование.

– Медики «скорой» работают без страхования, и если что-то случится – ДТП, агрессия со стороны людей в алкогольном, наркотическом опьянении – семья ничего не получает, – добавляет Александр Волчанин. – Плюс ночные дежурства. За 60 часов ночных Br200 тысяч, как сейчас – это очень мало. А ночные дежурства наносят большой вред здоровью. За опасность тоже нужно доплачивать.

Фельдшер рассказывает, что почти никто на «скорой» на работает на одну ставку: «Получается где-то Br2,5 млн. Как можно жить на эти деньги? Люди идут на 1,5 ставки, а это нужно сутки через сутки работать».

В то, что на зарплату медикам направят сэкономленные деньги, Александр Виноградов не верит. Говорит, этих сэкономленных денег просто нет, поскольку здравоохранение и так финансируют по минимуму. В тех учреждениях, которые оказывают платные услуги, ситуация получше. Скорая помощь – бесплатная служба, и единичные перевозки на платной основе погоды не сделают. Фельдшер из Жодино Александр Волчанин более оптимистичен: в фонд экономии идут и средства за должности, временно не занятые медработниками.

При этом собеседники корреспондента «Товарищ.online» сходятся в одном: службу скорой помощи необходимо реформировать. Кроме зарплат и соцпакета, самое наболевшее – безосновательные вызовы «скорой». Их около половины от всех выездов, отмечает Волчанин.

– Вызывают на зуд кожи, незначительные травмы, да и люди, которые привыкли постоянно вызывать, даже по 2-3 раза в день. Представьте, у нас есть пациенты, которые просто хотят выговориться ночью! Если бригада не приедет или опоздает, они пишут жалобы в облздрав, министерство – кругом, – добавляет он. Кроме того, служба осуществляет большое количество перевозок больных, никак не связанных с оказанием экстренной помощи.

При этом один выезд бригады стоит около Br300 тысяч. Можно только представить, сколько денег тратится впустую за год по всей республике. Скорая помощь должна быть экстренной службой: выезжать только на аварии, травмы, роды и другие ситуации, связанные с угрозой жизни, уверен фельдшер. В этом случае сэкономленные средства позволили бы увеличить зарплаты сотрудникам или купить оборудование, которого так не хватает.

Александр Виноградов также подчеркивает, что скорая помощь не должна подменять поликлинику: «Это, возможно, было бы непопулярное решение, но нагрузка на медиков упала бы». Пока же нагрузка только растет, и скоро выполнять ее, похоже, будет некому. Однако власть пока самоустраняется от решения проблем и пытается их замалчивать, говорит витебский врач. В его городе сотрудникам «скорой» предлагают переходить с бессрочного трудового соглашения на контракт. Бонус – повышение тарифного оклада на 13% и один дополнительный день к отпуску.

– Как собаке кость бросили. В любом случае, права, которые есть в трудовом соглашении, контракт не предусматривает. То есть это ухудшение наших условий труда, – рассказал Виноградов. – Кто-то соглашается перейти, кто-то нет. Я лично считаю, что это абсолютная чушь. Переход на контрактную систему проблемы «скорой» не решает.

По его словам, власти просто пытаются «любыми судьбами – обещаниями, подачками – свести протесты на нет». Обещание повысить зарплаты – это попытка заморозить ситуацию: «Руководство всячески старается замалчивать проблемы, успокаивать людей. Но как можно успокоить человека, которому скоро нечего будет есть?»

Виноградов обращает внимание на то, что на сегодняшний день в руководстве здравоохранения Беларуси нет ни одного специалиста, который бы работал врачом скорой помощи.

– Они в принципе не понимают эту проблему. И не хотят понимать, – констатирует врач. Свидетельство того, что чиновники – не только медицинские – не понимают специфику работы СМП, – неравные условия с другими экстренными службами Беларуси. По условиям труда работники скорой помощи «не дотягивают» и до военнослужащих.

– На скорой мужчина должен отработать 30 лет, чтобы пойти на 5 лет раньше на пенсию. А прапорщик-начальник склада в армии уходит на пенсию в 45 лет. И пенсия эта повышенная. Разве можно сравнить работу медика на скорой помощи и работу прапорщика? Тем более, что военных действий у нас нет, а сотрудники скорой ежедневно работают во фронтовых условиях, – возмущен Волчанин.

Он предлагает любому чиновнику попробовать отработать сутки: «И тогда бы узнали, что такое работа на «скорой» или же работа прапорщика на складе. Это очень несправедливо». Скорая помощь, полагает он, должна стать отдельной оперативной службой при Минздраве, а работники – получить такие же условия, как сотрудники МЧС или МВД.

Фельдшер «скорой» также замечает, что за 30 лет работы не припомнит, чтобы чиновники приглашали на свои совещания практикующих медиков.

– Настало время создать общественный совет из практикующих медиков при Минздраве, где бы публично решались вопросы и доводились до чиновников от медицины. Совет предупреждал бы как раз такие ситуации, которые сложились в Минске на скорой помощи, – говорит Волчанин.

По его словам, подобная практика существует во всем мире, в том числе и в соседней России. Пока же чиновники с теми, кто ежедневно на передовой, советоваться не спешат.

Единственный метод воздействия на них – это давление, уверен Александр Виноградов.

– Нужно собирать подписи, проводить акции. Подвижки уже есть. Хотя они и бросают нам копейки, но это уже что-то. Власть не железобетонная, на нее можно и нужно воздействовать, чтобы добиться выполнения требований в полном объеме, – подчеркивает витебский врач.

Надежда Кравчук, «Товарищ.online»

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*