Педагоги высшей категории должны через экзамен подтвердить, что достойны ее, иначе лишатся доплат. Правда, многие учителя намерены проигнорировать это требование – доплата примерно в 100 тысяч для них не аргумент, а волокиты много.
Всем педагогическим работникам высшей категории до 1 сентября 2014 года нужно подтвердить свою категорию, то есть доказать, что они достойны самого высокого звания. Для этого им надо защитить работу и сдать экзамен. В противном случае категории, а вместе с тем и доплат за нее они лишатся и будут разжалованы до первой категории, где доплаты поменьше.

Как сообщает TUT.BY, подтверждение категории касается педработников в общеобразовательных школах, профтехучилищах и детских садах, а также педагогов дополнительного образования.

Сами преподаватели не очень обрадовались нововведению. “Мало того, что зарплаты маленькие, бумаг куча, так из нас самих еще каких-то школьников делают”, – возмущаются они.

“Высшая категория – это своеобразный знак качества. Категория все-таки не должна присуждаться автоматически”

Галина Николаенко, доктор педагогических наук, проректор Академии последипломного образования, где проходит экзамен, пояснила, что процедура подтверждения высшей категории отражена в новой инструкции о порядке проведения аттестации педагогических работников, которая стала действовать с конца 2012 года. Ее смысл в том, что каждый педагог, имеющий высшую категорию, должен не просто носить звание профессионала экстра-класса, но и доказывать его каждые пять лет, чего не требовалось раньше.

“По прежней инструкции высшую категорию можно было получить один раз после сдачи экзамена либо автоматически после того, как педагог отработал десять лет в первой категории. Ежегодно количество учителей с высшей категорией прибавлялось на 2,5 тысячи. Из общего количества педагогов с высшей категорией количество получивших высшую категорию “автоматом” достигало 50%. Получение высшей категории стало распространенным явлением, наступила определенная “инфляция” высшей категории. Но высшая  – это своеобразный знак качества системы образования, она не должна присуждаться автоматически, поэтому подходы к ее оценке пересмотрели”.

Как проходит подтверждение категории? “Педагогу надо на десять страниц написать работу по обобщению своего опыта. Работу изучает комиссия, потом педагог защищает ее. В завершении ему предлагают разработать занятие по теме опыта. Если вы за годы работы удачно используете наглядный материал, то комиссия дает вам задание разработать, например, урок, и описать, какие наглядные пособия вы на нем будете использовать”.

Однако, например, школьные учителя, продолжающие работать на пенсии или стоящие на пороге пенсии, не понимают, зачем это им на старости лет сдавать какие-то экзамены.

“Ничего унизительного или невозможного в подтверждении категории нет. Если вы мама, привели ребенка в школу и вы узнаете, что ваш ребенок будет учиться у педагога, который имеет высшую категорию, то какая вам разница, сколько ему лет? – говорит Галина Николаенко. – Подготовка к аттестации – это в любом случае рост. Что касается педагогов в пенсионном и предпенсионном возрасте, то, возможно, в новую инструкцию будут внесены изменения, где учтут их интересы. Но в любом случае надо отталкиваться от интересов государства, общества и ребенка. Надо иметь в виду, что ученики сегодня изменились. Известно, насколько важно для педагога удержать внимание ребенка. А насколько внимательно сегодня ребенок может слушать учителя? Сейчас часто встречаются дети с так называемым клиповым сознанием. Значит, мне как педагогу надо изменить способ подачи материала. Я должна знать интерактивные методы работы, должна уметь сделать мультимедийную презентацию и т.д.”

Примерно такую информацию во всех учебных заведениях сразу после введения инструкции донесли учителям. Но пока не все спешат подтверждать категорию. Как сообщили в главном информационно-аналитическом центре Минобразования, в Беларуси на 1 сентября 2013 года в общеобразовательных школах числится почти 122 тысячи педагогов, из которых 40% или около 49 тысяч – с высшей категорией.

По данным Академии последипломного образования, практически за год на подтверждение категории прибыли только 3 250 человек. Причем в это число входят не только школьные учителя, но и воспитатели детских садов, педагоги дополнительного образования, профтехучилищ и т.д. 99,8%, или 3 244 педагога экзамен сдали. Галина Николаенко также рассказала, что сейчас педработники подают все больше заявок на подтверждение категории, особенно в регионах. “Я все-таки думаю, что большая часть приедет и подтвердит свою высшую категорию”.

Как проходил экзамен и почему педагоги отказываются его сдавать?

Елена Васильевна
, учитель иностранного в одной из школ Ляховичского района, свою категорию подтвердила – пошла, говорит, потому что до пенсии ей еще долго. “Месяца три готовила эту работу. Семьи не видела, готовить некогда было, там еще и требования к оформлению работы строгие. И я сделала это, ура! Оно выполняемо, но о-о-очень много времени отнимает”.

Ирина Васильевна, учитель начальных классов в одной из школ Брестской области рассказала, что отказалась от прохождения экзамена. “Оно мне надо? – задается вопросом учитель.- Высшую категорию я получила семь лет назад. Доплачивали за нее мне где-то 400 тысяч в месяц, может, чуть больше. Все мои умения дети и так знают и видят. Может, если бы не было столько бумажной работы по школе, я бы села и обобщила свой опыт, но у меня просто нет времени этим заниматься”. Учитель также рассказывает, что после последнего повышения зарплат на 25%, ее зарплата почему-то стала меньше на 700 тысяч, и еще минус 100 тысяч ежемесячно ее уже не пугают. “Я лишусь высшей категории и получу первую, разница в доплате же 50-100 тысяч. Чего мне надрываться ради этих денег?”

Ольга Ивановна просит не называть ее настоящего имени и не указывать ни город, ни школу, в которой она работает, ни предмет, который ведет. Этот учитель с высшей категорией работает уже почти 20 лет, коллеги ее называют одним из самых прогрессивных педагогов в школе. Однако подтвердить категорию ей не удалось. “Это кажется десять листов написал – и все. Свою работу я писала с сентября по май. Я фанат своего дела, я без школы себя не представляю. Хотелось бы завершить свой путь профессиональный красиво, поэтому пошла подтверждать, причем была одной из первых. Моя работа комиссии не понравилась. Взяли ее и сразу заявили, что им непонятна ни тема, ни вообще все, что я там написала. Предложили переделать, но я этого делать не буду. Мне было очевидно, что ко мне просто придрались. Из меня сделали негодную школьницу, а я себя уважаю и унижаться пересдачей не буду”.

Валентина Эдуардовна – учитель физики в одной из школ Минска. Высшую категорию получала десять лет назад. Последняя доплата за категорию в ее “расчетнике” – 520 тысяч рублей. Сейчас Валентине также надо сдавать экзамен на подтверждение своего “экстра-класса”. Учитель говорит, что пока еще думает. “У меня два варианта: либо я иду, сдаю и дорабатываю до пенсии десять лет, либо ухожу из школы насовсем. Куда? Если посмотреть в интернете вакансии, то наравне с учителями сейчас получают посудомойки. А если пойти в уборщицы, еще больше получать буду, – говорит педагог и объясняет, что вызывает ее негодование. – Очень много всякой бумажной, организационной работы в школе, завал! Я не знаю, дойду ли я до этого экзамена. В других районах города учителя знакомые говорят, что просто физически не хватает на это все времени. Доплата за высшую категорию уже не имеет значения. У нас в школе процентов 30 учителей – с высшей категорией, но собираются подтверждать ее человека три. Все сводится к тому, что учителя в возрасте 35-50 лет, у которых времени побольше, дети уже большие, собираются вообще уходить из школы. У нас, например, уже работают практически одни пенсионеры, потому что им работа за нынешнюю зарплату хороша только как доплата к пенсии. А просто выжить на нее невозможно. В этом году у нас ушло семь человек, в прошлом – больше десяти. И еще в этой ситуации начинают нагнетать какие-то вопросы с этими категориями. Это же дополнительный аргумент к тому, чтобы вообще уйти из школы”.

“Снижать планку качества дальше уже нельзя, уже и так она ниже некуда. Вы посмотрите, кто идет в педвузы!”

Еще один учитель, который по совместительству бывает проверяющим в комиссиях на экзамене, считает, что, несмотря на трудности с мотивацией педагогов к подтверждению категории, она необходима обязательно. “В здравоохранении подтверждаются категории каждые пять лет, причем любые, а не только высшие. То есть если врач не поехал на курсы повышения квалификации и там не подтвердил свою категорию, то тогда ему вообще снимают оплату за категорию. Либо он оказывается на следующие пять лет без категории вообще. Я бы не сказал, что у учителей самые жесткие требования. Другой вопрос: сколько нам за это платят. Сегодня разница между первой и высшей категорией – всего 100 тысяч в среднем”, – говорит учитель, который предпочел не называть своего имени.

Но от того, что у педагогов маленькая зарплата, нельзя снижать требования к их квалификации, добавляет он. “Мы же идем к тому или иному врачу не потому, что у него большая или маленькая зарплата. Мы идем на имя. Так и у учителей. Снижать планку качества дальше уже нельзя, уже и так она ниже некуда. Вы посмотрите, кто идет в педвузы! Если я поступал в 1990-х и тогда конкурс в пединститут был больше, чем в БГУ, то сегодня это полный кошмар. Недоборы ужасные, причем все последние годы, – говорит учитель. – Проблема сейчас в том, что нельзя делать шаг назад, потому что люди уже пошли подтверждать категорию. Я за то, чтобы выставлять требования к педагогам, но долго протянуть на требованиях без материального поощрения нельзя. Надо думать, как доплачивать и откуда брать деньги, потому что я знаю, что уже были разработаны разные проекты документов, но пока местные бюджеты не находят денег на существенное повышение зарплат педработникам”.

По его словам, остро стоит проблема подтверждения высшей категории и в детских садах, где многие воспитатели из-за низких зарплат уже давно ушли, а в качестве воспитателей работают люди без образования. Им-то подтверждать в таком случае просто нечего.