Владимир Семашко работает первым вице-премьером уже больше 10 лет, однако на днях белорусский президент неожиданно забеспокоился – а соответствует ли заместитель Мясниковича своей должности? БДГ попробовала разобраться: почему сгустились тучи над головой одного из самых значимых и влиятельных чиновников правительства.

Жертва деревообработки

Грандиозный разгром, который Александр Лукашенкоустроил в пятницу чиновничьей верхушке, так и не модернизировавшей белорусскую деревообработку, сотряс позиции в том числе и, казалось бы, незыблемых «крепких хозяйственников». В их числе оказался даже первый вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко, отвечающий за промышленность и топливно-энергетический комплекс.

В субботу, 9 ноября, был опубликован президентский указ №502, пятый пункт которого гласил:«Премьер-министру Беларуси Михаилу Мясниковичу необходимо до 10 декабря 2013 года подготовить доклад о ходе выполнения всех решений главы государства по модернизации предприятий деревообрабатывающей промышленности, а Администрации президента Беларуси по результатам данного доклада внести предложения о соответствии занимаемой должности первого заместителя премьер-министра Владимира Семашко».

Напомню, что Владимир Семашко работает первым заместителем премьер-министра уже больше 10 лет – с июля 2003 года. И все эти годы решает самые сложные вопросы – работы белорусской промышленности и взаимоотношений с Россией по вопросам поставки энергоносителей – нефти и газа. МАЗ, МТЗ, нефтепереработка, «Беларуськалий», «Гродно-Азот» и т. п. – вот уровень Семашко, а то, что фигуральный топор зависнет над его шеей из-за какого-то «Борисовдрева» – никто и подумать не мог.

Но теперь Владимиру Ильичу как минимум на эту неделю придется променять гигантов белорусской индустрии на, мягко говоря, отнюдь не лидеров промышленности. В Министерстве промышленности агентству «Интерфакс-Запад» в понедельник сообщили: «На этой неделе первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко будет посещать наши предприятия в Минске и Минской области. Цель посещения – ознакомиться с текущей деятельностью предприятий, в том числе и с тем, как там обстоят дела с соблюдением техрегламентов и техники безопасности производства».

Итак: покинет ли теперь свой пост самый «долгоживущий» вице-премьер белорусского правительства?

Промышленность, политика и промышленная политика

Сейчас Владимир Семашко занимается техникой безопасности на областных заводиках, а меньше недели назад он объяснял директорам промышленных гигантов, где нужно искать финансирование. 6 ноября на заседании Национального совета по трудовым и социальным вопросам Семашко признал, что многие предприятия скованы высокими ставками по кредитам и невозможностью взять средства в белорусских банках для реализации инвестпроектов. «Да, ставка рефинансирования высокая, и надо искать варианты для кредитования реального сектора экономики, – сказал он и предложил директорам искать деньги за рубежом. – Надо брать долгосрочные кредиты, с отсрочкой платежа, а государство при всей нашей небогатости найдет возможность поддержать производителей, реализующих крупные высокоэффективные инвестпроекты».

Фундаментально свое видение преобразований в белорусской промышленности первый вице-премьер изложил немного раньше – 31 октября, выступая перед депутатами на совместном заседании двух палат парламента.

Тогда Семашко озвучил выводы, которые правительство сделало из довольно неудачного нынешнего года, а также рассказал депутатам, какие преобразования предстоят Министерству промышленности. Как оказалось, в этом году неудовлетворительно сработало большинство ведомств: Минпром (минус 7,1% к прошлому году), «Белнефтехим» (минус 6,1%), «Беллегпром» (минус 4,5%), «Беллесбумпром» (минус 1,9%).

При этом первый вице-премьер не преминул попенять основным торговым партнерам Беларуси: «Из-за несовершенства законодательной базы Таможенного союза и ЕЭП с многочисленными исключениями и изъятиями Беларусь несет большие издержки и теряет целые ниши на рынке». По словам Семашко, Россия фактически закрыла свой рынок для белорусской сельхозтехники. Проблемой стал и утилизационный сбор, который должен собираться по стране назначения. «Для Беларуси, в частности для МАЗа, если ничего не предпринимать, это потеря конкурентоспособности, причем приличная – до 18-20% от стоимости, – отметил вице-премьер. – Беларусь слишком привязана к рынку Таможенного союза и в целом к постсоветскому рынку. Не теряя позиции на нем и укрепляя их, мы должны двигаться на рынки стран дальнего зарубежья. Но для этого нужны определенные условия. Радикальное решение – вступление в ВТО. От вступления России мы уже хлебнули негатива и сполна получили шишки. Пышек пока не имеем. Необходимо резко интенсифицировать переговорный процесс».

При этом Владимир Семашко готов еще сильнее закрыть белорусский рынок для зарубежных товаров, хотя и призывает к «цивилизованной защите своего рынка». Он отметил, что в последнее время в страну поступает больше потребительской и промышленной продукции сомнительного качества. А со вступлением в ВТО и Казахстана ситуация может усугубиться. Семашко видит только одну форму защиты: введение новых и ужесточение существующих техрегламентов и жесткое отслеживание их исполнения.

Но главный из проектов, которые сейчас реализует Владимир Семашко, – это совместные действия правительства и Нацбанка с тем, чтобы к июню 2014 года преобразовать Министерство промышленности в Министерство промышленной политики. По словам Семашко, Беларуси предстоит переход от отраслевого принципа управления промышленностью к функциональному. «Вот мы из отраслевого Министерства промышленности создадим функциональное – Министерство промышленной политики, – отметил Семашко. – Это сложная ломка, вызывающая у многих отторжение».

Полоса неудач

Пока Владимир Семашко продумывает стратегию реформирования белорусской промышленности, сама эта промышленность в основном разочаровывает. Как свидетельствует Белстат, чистый убыток промышленных предприятий нашей страны в январе-августе 2013 года составил 3,82 трлн рублей – в 2,13 раза больше, чем за тот же период 2012 года. В январе-августе 2013-го убыточными были 332 организации (год назад – 204. Удельный вес убыточных промпредприятий сейчас составляет 16,8% против 10,3% в январе-августе 2012-го.

Чистая прибыль промышленных предприятий Беларуси в январе-августе текущего года снизилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 51,4% – до 17,1 трлн рублей. За январь-август 2013 года выручка от реализации продукции, товаров, работ, услуг промышленных организаций страны в текущих ценах составила 429,9 трлн рублей; себестоимость реализованной продукции, товаров, работ, услуг выросла на 5% и достигла 335,1 трлн рублей.

Просроченная кредиторская задолженность промпредприятий на 1 сентября 2013 года составила 9,3 трлн рублей – 11,4% всего объема кредиторской задолженности. По сравнению с 1 сентября 2012 года эта задолженность выросла на 59,9% (в 1,6 раза), а по сравнению с началом года она выросла на 51,1%, в том числе за август – на 5,7%. Просроченную кредиторскую задолженность имеют 69,9% промпредприятий.

Но вполне вероятно, что «последним перышком, сломавшим спину верблюду», станет все-таки нефтяная тема. Дело в том, что до сих пор не согласован объем поставок нефти из России в Беларусь в 2014 году (как составная часть топливно-энергетического баланса Союзного государства). «Интерфакс» цитирует президента АК «Транснефть» Николая Токарева«Я знаю, что переговоры идут, но параметры поставок пока не согласованы. Мы о них не знаем. Баланс с Беларусью на 2014 год пока не подписан».

Ранее сообщалось, что Беларусь в 2014 году рассчитывает импортировать из России 23 млн тонн нефти и 22,2 млрд куб. м природного газа. Однако прежде чем Беларусь и РФ приступят к обсуждению баланса поставок на 2014 год, их профильным ведомствам следует обсудить исполнение топливного баланса на 2013 год. А это сделать сложно, ведь в последнем квартале объемы поставок резко упали. Всем известно, что причину падения зовут Баумгертнер, но никто пока не может сказать, сколько тысяч тонн нефти Беларусь недополучит из России в IV квартале.

Мнение эксперта

«Владимир Семашко – всего лишь рабочая лошадка Совмина. На фоне интригана Михаила Мясниковича и «божьего одуванчика» – косящего под Форреста Гампа Петра Прокоповича – он слывет работягой и трудягой, – считает белорусский экономист, глава «Центра Мизеса» Ярослав Романчук. – В отличие от главы администрации Андрея Кобякова или отраслевых министров он не готов продаваться русским. То есть в существующих сегодня номенклатурных рамах Владимир Семашко – чуть ли не самый лучший и порядочный. У него есть два недостатка. Первый – он продолжает верить в Госплан и способность государства качественно управлять активами и ресурсами. Его можно было бы сравнить с честным коммунистом, который накануне развала Советского Союза все еще верит в его светлые идеалы. Второй недостаток – он не способен перечить Лукашенко, даже если тот несет экономическую чепуху. Такая сверхлояльность в ущерб профессионализму – медвежья услуга со стороны вице-премьера. Отставка Семашко означала бы полную победу того крыла правительства, которое выступает за потемкинские деревни, очковтирательство и номенклатурный передел собственности. И Лукашенко это прекрасно понимает. Поэтому он уволит Владимира Ильича только тогда, когда решит начать настоящие рыночные реформы. До этого момента такой человек ему нужен. Я полагаю, что Семашко еще не скоро уйдет из органов госуправления. Его будут перемещать из должности на должность до тех пор, пока будет оставаться здоровье».

Денис Лавинкевич, БДГ

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*