Администрация ИК №15 продолжает издеваться над 58-летним Петром Кучурой.
Петр Кучура был арестован девять лет назад по обвинению в убийстве егеря на охоте. Он считает свой приговор несправедливым. Как потом выяснилось, Петр Кучура случайно оказался в местности, где охотилась компания белорусских чиновников во главе с тогдашним госсекретарем Совета безопасности. Каждый раз, когда заключенный просит пересмотреть решение суда, в его отношении начинаются репрессии со стороны руководства колонии.

Последний раз он попал в немилость за то, что его жена на приеме у руководства затронула вопрос вещевого обеспечения осужденных. Об этом «Радыё Свабода» сообщила его супруга Людмила Кучура.

Как известно, заключенный не имеет права надевать собственные вещи, а обязан носить одежду исключительно установленного образца.

И без того не очень разнообразный набор казенной одежды с каждым годом в белорусских колониях становится все более и более убогим. После этого обращения Людмилы Кучуры начальник колонии заявил заключенному, что его жизнь превратят в настоящий ад. Сначала были взыскания, потом – в конце сентября – осужденного наказали 10 сутками ШИЗО. В начале октября его перевели на 6 месяцев в помещение камерного типа.

«В помещении камерного типа, куда бросили моего мужа, с самого начала была забита канализация, – говорит женщина. – ПКТ – это маленькая камера, где на нескольких метрах без всякой перегородки находятся и кровать, и стол, и туалет. Поэтому можно представить себе, какой там воздух. О проблемах с канализацией мужу ничего не сообщили. Когда Петр там оказался, он сразу увидел, что в умывальнике и так называемом унитазе все засыпано хлоркой. Как только он включил воду, уже через несколько секунд растворенная в воде и экскрэмэнтах хлорка дала реакцию. У мужа начало разъедать слизистые глаз и рта. Он не мог ни смотреть, ни дышать. Петр начал стучать в дверь. Когда в камере появился контролер, муж услышал: сантехники у нас заняты, когда освободятся, тогда пришлют. Это при том, что такие помещения, как ШИЗО и ПКТ, практически не вентилируются. Прошел не один час, никто не шел. Мужу стало реально плохо. Увидев его состояние, наконец вызвали сантехников , которые вычистили канализацию. Все было разлито по камере. Мужу бросили маленькую тряпочку размером с носовой платок, чтобы он все это убрал. Разумеется , муж вымыл камеру. Однако долгое время дышать там было невозможно. Пока у мужа значительно не ухудшилось самочувствие , его не переводили в другую камеру».

Людмила Кучура добавила, что ее супруг страдает от кардиологических заболеваний. Инвалидность он приобрел в тюрьме, она засвидетельствована врачами. В соответствии с заболеванием, он должен ежедневно принимать «кардиомагнил» и другие сердечные препараты, которые посылает ему медицинскими бандеролями жена. С тех пор как он в ПКТ, регулярность приема этих медикаментов нарушена. Были случаи, когда таблетки от сердца врач менял на таблетки от кашля. Объяснений, почему такое происходит, заключенный не получил.