Александр Лукашенко призвал Оперативно-аналитический центр при президенте противостоять угрозам информационной безопасности. С кем собираются воевать белорусские власти?

Какие цели у ОАЦ?
— В недавнем прошлом Центр совместно с другими структурами сумел пресечь попытки раскачивания политической ситуации с помощью сети интернет. Уверен, что вы и впредь будете давать достойный ответ на подобные провокации, — заявил вчера Лукашенко во время посещения Оперативно-аналитический центр при президенте (ОАЦ).
— Наша задача, и прежде всего ваша, совместно с другими силовыми структурами защитить наше государство и наш народ», — сказал официальный лидер.
Политический обозреватель еженедельника «Белорусы и рынок» Павлюк Быковский считает, что это была показательная акция.
— Глава государства в очередной раз показал, что есть какой-то общий враг и предложил объединяться против него. А вообще посещение ОАЦ было плановым. До 1 июня во всех все силовых структурах должны были пройти сокращения. Было много разговоров о том, что будет происходить в КГБ, МВД, Следственном комитете, а также в ОАЦ. Но каких-то конкретных решений по этому поводу на самом деле практически не принималось. Сейчас, наверное, Лукашенко решил прощупать почву, что там происходит, — предполагает аналитик.
Он отмечает, что сама по себе функция ОАЦ часто демонизируется в независимых СМИ.
— Я не уверен, что ОАЦ занимается всем тем, в чем его подозревают. Но я знаю, что этот Центр занимается шифрованием, обеспечением информационной безопасности и так далее. В этой области изобрести что-то новое будет сложно. Если ОАЦ будет заниматься перехватом электронных сообщений и подобными вещами, начнет сбор политической и экономической информации, то таким образом будет бороться за сохранение правящего режима. Но, как я понимаю, функции ОАЦ должны быть несколько иными, — считает эксперт.
Павлюк Быковский напоминает, Указом № 60 на ОАЦ были возложены функции регулятора интернета в Беларуси. В частности, этот Центр формирует списки запрещенных ресурсов.
— Но я не знаю примеров того, что сотрудниками ОАЦ были пресечены попытки государственного переворота или чего-то подобного в Республике Беларусь. Вообще, если кто и планировал таким образом посягнуть на власть, то это люди, явно не связанные ни с оппозицией, ни с госчиновниками, поскольку этот круг не очень большой, всех их знают,– подчеркивает Павлюк Быковский.
Кто преувеличивает роль интернета в революции?
По мнению политолога Александра Класковского, заявления Лукашенко навеяны воспоминаниями о революциях в ряде арабских стран, которые, как принято считать, были подогреты именно социальными сетями.
— На мой взгляд, сработали, в первую очередь, социальные факторы. Сразу скажу, что в Беларуси нет таких контрастов, такого уровня нищеты, чтобы были такие аналогичные предпосылки. А сам по себе интернет – просто один из инструментов самоорганизации. Когда нет революционного пороха, интернет не способен создавать революцию. Но у постсоветских правителей по следам той арабской горячей весны был большой испуг. В рамках ОДКБ в прошлом году также обсуждали этот вопрос. Создали какую-то структуру, на которую, видимо, выделили немалые деньги. Но у меня такое впечатление, что специалисты информационных технологий просто попугивают авторитарных правителей для получения более щедрого финансирования, — полагает аналитик.
По его словам, на самом деле белорусское руководство убедилось, что не так страшен черт, как его малюют.
— Если проанализировать, какие были взгляды на интернет несколько лет назад и сейчас, то видно, что самые жесткие варианты были отброшены. Ведь было время, когда предлагали даже регистрировать ящики электронной почты, — напоминает эксперт.
Александр Класковский напоминает, что так называемая революция через социальные сети в 2011 году вызвала у властей легкую панику. Политолог отмечает, что инициаторов этих акций и людей, которые выходили на улицы подавляли не какими-то тонкими технологиями, а просто задерживали традиционными методами силовых структур.
— Поэтому превозносить до небес какие-то высокотехнологичные достижения ОАЦ не приходится. Возможно, мы просто не знаем всего, и эта спецслужба, заточенная на контроль интернета, пользуется более тонкими методами и технологиями. По крайней мере, оппозиционные политики и общественные активисты говорят о тотальном контроле, Они чувствуют, что просматривают их почту и взламывают скайп. Были хакерские атаки на оппозиционные сайты. Можно только догадываться, кому это выгодно, и кто может за этим стоять. Но нельзя исключать, что какие-то специальные технологии и спецоперации определенными структурами против «пятой колонны» могут проводиться, — резюмирует эксперт.