С научно – практической конференции «Перспективы развития атомной энергетики в Республике Беларусь» я возвращался поездом с пересадкой на станции Орша. Проводник вагона утилизировал шлак ( отходы каменного угля) во время  остановки поезда  из топки  в контейнер. С одной  стороны – правильно сделал. Видимо, он действовал по инструкции. С другой – отходы каменного угля всегда несут потенциальную угрозу  загрязнения контейнеров и железнодорожных путей  низкоактивными радиоактивными отходами. На это обратил мое внимание старый знакомый – ученый  ядерщик, с которым мы тепло прощались на перроне вокзала.

Я не провокатор!  Акцентирую внимание на этой проблеме исключительно потому, что экологи всевозможных разливов всегда, везде  и постоянно требуют от АЭС быть предельно «экологически чистыми».

Если «радиация» действительно является экологической проблемой, то вот вам – экологам – мои аргументы  по проблеме с условным названием «каменный уголь».

В качестве авторитетного эксперта привлекаю выводы профессор Забайкальского госуниверситета В.А.Овсейчук к.т.нНИЦ «Курчатовский институт»Д.А.Крылова, доцент горного факультета Забайкальского госуниверситета Г.П.Сидорова.

«Сырьем для получения урана на начальном этапе развития отечественной атомной энергетики, являлся именно уголь. Уранононосным углям в мире посвящены сотни исследований. Остальные радиоактивные элементы в углях изучены слабо и только на отдельных месторождениях.

В США в штате Южная Дакота при ежегодной добыче около 1,4 млн т бурого угля было попутно извлечено свыше 660 т U3O8.

Удельная активность ЕРН в углях различных месторождений различается в 100¸1000 и более раз (например, активность 238U варьируется в пределах 0,6…3600 Бк/кг при среднем содержании 18…28 Бк/кг)

В угольных месторождениях России имеются месторождения, в которых кларковое содержание урана превышено в несколько раз. Причем месторождения эти разрабатываются без всякого радиационно-гигиенического контроля, уголь используется на ТЭС, в котельных и в частных домах…

В бурых углях в Кемеровской области в пласте «Итатский» выявлено повышенное содержание урана – 139 г/т, а в золошлаковом материале, образующемся при сжигании такого угля, содержание урана составляет 902,6 г/т.»

Приведенных аргументов достаточно, чтобы ребром поставить вопрос о необходимости постоянного радиометрического контроля за процессом утилизации золы из топок вагонов на станции Орша.

Не я это придумал. РЕСПУБЛИКАНСКИЕ ДОПУСТИМЫЕ УРОВНИ СОДЕРЖАНИЯ ЦЕЗИЯ-137 В ДРЕВЕСИНЕ (РДУ/ЛХ-2001) утвердил главный санитарный врач Беларуси  Топливо древесное  можно применять с уровнем загрязнения по цезию – 137 не выше 740  Бк/кг.

Коль есть государственная система ловли неуловимых радионуклидов цезия в дровах, почем у бы не открыть сезон охоты  на радиоактивность каменного угля.

Никаких существенных затрат для этого не требуется. На станции Орша за секретной дверью «Вход запрещен» постоянно (в готовности спасти нас от эпидемии чумы, холеры и прочих инфекций) находится санитарный пост. Кстати, своей книги замечаний и предложений он не имеет.

Остается торжественно вручить «санитарам» дозиметр и обязать их периодически проверять  уровень радиации в мусорных контейнерах. С последующей публикацией отчета: «Проверено! Радиации нет!»

 

Николай ПЕТРУШЕНКО

polk.by@list.ru