Лукашенковские прихвостни придумывают всё новые каверзы для тех, кого считают угрозой для власти дедушек. Часто мы видим что-то, что отрабатывается силовыми структурами Беларуси, вскоре используется в России. Кстати, это в очередной раз доказывает, что лукашенко давно дал оккупировать страну, превратив её в полигон и игрушку путинской хунты. В этот раз апробируется, как достать тех, кто находится за границей и формально не доступен для репрессивных органов узурпатора.

Так, недавно мы были свидетелями того, что паспорт непримиримого врага путинско-лукашисткой диктатуры Ольги Карач был объявлен украденным и, как следствие, беларуские власти заявили о его нелегитимности. Нелегитимная власть таким образом делает нелегитимные поступки.

В СМИ появляется много информации о том, что режим готовится лишать гражданства тех, кого в Беларуси признают экстремистом. А это грозит тем, кто не оформил ВНЖ, ПМЖ или не подался на статус беженца, возможным столкновением с тем, что их могут выдворить из страны, где они находятся или даже экстрадировать в Беларусь. Безусловно, все вопросы решаемы, но вдруг кого-то всё же смогут отправить в лукашенковский концлагерь и с ними, безусловно, будет то же, что и с теми, кто недавно пытался приехать на праздники на родину и был арестован прямо на границе.

К сожалению, некоторые независимые беларуские СМИ действуют несколько в похожем ключе, как их «не коллеги» из госСМИ. А вместо того, чтобы спокойно разобраться, они используют нападки на беларуских оппозиционеров, которые не «плотно сотрудничают» с «Офисом Тихановской», и это выглядит в духе того, что они же сами называют «бульбасрачем». Они не вошли в ситуацию, в которой оказалась Ольга Карач, и им было нужно быстрое интервью от неё независимо от того, в каком она была положении и состоянии.

Пресс-служба «Нашего Дома» поговорила с Ольгой, когда появилась возможность и когда она реально могла сопоставить факты, а не когда на неё сыпались градом проблемы и неуместные требования немедленного комментария.

Ниже мы приводим интервью с одним из лидеров беларуской оппозиции уже достаточно продолжительное время, правозащитницей и главой «Нашего Дома» Ольгой Карач.

— 18 декабря куда вы летели и зачем?

— Я летела на конференцию по безопасности в Бухарест, организованную Международным центром противодействия российской агрессии. Смысл этого мероприятия, которое должно было пройти с 19 по 22 декабря, это провести такую стратегическую игру-планирование для того, чтобы определить возможные сценарии развития Беларуси и то, как себя поведут в ситуации различные игроки, влияющие на внутриполитическую, внешнюю политическую повестку. Это было важное мероприятие, так как впервые за два года собирались вместе разговаривать. Это все основные политические и гражданские игроки, включая Офис Светланы Тихановской и Байпол, Форум демократических сил и многие, многие другие. Такие игры-планирования проводятся в Беларуси уже не первый раз. Владимир Мацкевич, который на сегодняшний день является политзаключенным, провёл такую же игру перед 2006 годом. Кстати, участие в той игре для нас было очень важным, потому что показало, что люди и основные политические игроки были не готовы так или иначе, что-то менять в 2006 году. Так и произошло.

Сейчас как раз такое стратегическое планирование или такая стратегическая игра была важна, чтобы исключить стихийные сценарии. Мы все прекрасно понимаем, что август и осень 2020 года — это всё равно со стороны демократических сил был более стихийный сценарий, чем организованный. По разным причинам. Со стороны лукашенко был более организованный. И как раз поэтому, собственно, собирались все. Я очень рада, что все откликнулись и выразили желание приехать в Румынию. Хотя это, мягко говоря, не очень «близкий свет». Ну и в том числе они пригласили «Наш Дом», поэтому я и летела Бухарест.

— Но в Румынию вы не прибыли, что случилось? И, кстати, почему через Рим?

— На самом деле через Рим было самым быстрым и самым дешёвым способом добраться. Также для меня очень критично время, которое проведу в самолёте. У меня довольно много дел и поэтому в первую очередь, я всегда обращаю внимание на самый быстрый рейс. И самый быстрый рейс был через Рим. А назад, как ни странно, это был рейс через Париж. То есть, если бы это случилось на обратном пути, то меня, соответственно, сняли бы в Париже.

Но случилось так, что я спокойно села на самолёт в Вильнюсе, прилетела в Рим и когда мы уже пошли на паспортный контроль садиться на второй самолёт в Бухарест, таможня как-то очень сильно занервничала, паспортисты долго крутили паспорт, думали. Потом меня попросили отойти в сторонку и отвели в полицейский участок, который находится на территории аэропорта. Я, конечно, себя чувствовала спокойно, потому что, в принципе, мне бояться нечего.

Потом через какое-то время пришли очень озадаченные полицейские, которые взяли мой вид на жительство. У меня нет политического убежища. У меня обычный экономический вид на жительство. Всё перепроверили и перепроверили меня.

Полицейские объяснили, что у них имеется информация, что мой паспорт находится в розыске в Интерполе. Он числится как украденный. Поэтому по нему они меня пропустить не могут.

Естественно, что я ожидала любую причину, что угодно, но только не эту. Конечно, я очень удивилась. Но при этом больше всего удивились полицейские, которые реально не понимали, что происходит, потому что вот есть я и очевидно, что этот паспорт мой. Они ещё раз перепроверили, у них была какая-то надежда, что я не являюсь Ольгой Карач, а просто переклеила свою фотографию. А на самом деле под личиной Ольги Карач скрывается какой-то другой человек. Но они поняли, что паспорт не тронут. То есть паспорт есть. И вот он человек. Вот вид на жительство. Они созвонились со многими какими-то конторами. Не знаю, куда звонили. Они перепроверили вид на жительство, посмотрели отпечатки. Всё совпадает.

— То есть с «утерянным» паспортом был его владелец. И что они сделали?

— Конечно, они были в шоке и реально не знали, что со мной делать, ведь я владелец паспорта и моя личность ещё удостоверена наличием ВНЖ. Они долго советовались. Естественно, что к этому моменту самолёт уже улетел. Я поняла, что на конференцию уже не попаду и позвонила организаторам. Организаторы, как и все её участники были в шоке.

Полицейские в конце концов приняли решение, что они конфискуют мой паспорт. Они написали протокол конфискации. И несмотря на то, что мне сказали, что паспорт мой и очевидно, что я его не воровала, меня выдворили с аэропорта с моим видом на жительство и сказали, что самолётом я назад не вернусь. 

— На наземном транспорте паспортный контроль не нужен или не так жёстко лимитирован и ими можно было добраться до Литвы?

— Да, автобусами или поездами вполне себе, да. Но я ночью оказалась где-то очень далеко от дома. С трудом добралась в Рим, в крайне разобранном состоянии. Я не думала, но на самом деле Рим находится не близко от аэропорта. Теперь я уже знаю… Но это было приключение. И только прибыв в город, уже более спокойно спланировала маршрут. Я связалась с итальянскими правозащитниками и мне нашли бесплатного итальянского адвоката, который занялся возвратом паспорта. Не знаю, получится или нет. То, что известно на данный момент, что его собираются передать в Беларуское посольство для того, чтобы вернуть мой паспорт в страну. И я получила предложение приехать в Беларусь за своим собственным паспортом… Что, естественно, невозможно… 

— Наверное, трудно было справиться с эмоциями? Приключений и связанных с ними впечатлений хватит на долго…

— Безусловно, я была довольно нервная, потому что нужно было проехать 5 границ. А у меня только ВНЖ. И это не очень хорошо для путешествия, потому с собой всё-таки нужен какой-то паспорт.

Если бы ситуация была действительно нормальная, то в такой ситуации идёшь в посольство и получаешь белый паспорт. Ну, конечно, белый паспорт я никаким образом не могла получить в Беларуском посольстве. Это было исключено.

А вот путешествие назад заняло довольно много времени, то есть приключения не закончились. Почти трое суток с кучей пересадок. Причём один из поездов сломался. А со мной ехало довольно много украинцев, которые пытались попасть в Варшаву и которые также оказались в этом сломанном поезде… Нас высаживали на каких-то полустанках на пару часов, практически в поле зимой. То есть приключений, в принципе, хватило.

— У многих не принадлежащих или не близких к «Офису Тихановской» политиков появился круг СМИ, которые стараются уколоть или даже притопить возможных соратников. Это уже болезненная тема или подобные прилёты пока в зоне погрешности?

— Конечно, я злюсь на наши беларуские СМИ. Конечно, я понимаю там люди подписали NDA, и они зависимы от офиса Тихановской…. Но «Наш Дом» проводит довольно много мероприятий и эти люди ни слова не говорили ни про одно доброе дело «Нашего дома». Но при этом пишут мне в довольно хамской манере и требуют от меня чуть ли не отчитаться. Это очень странно. Я не считаю, что медиа должны вести себя таким образом. Если вы хотите получить информацию, хотите честного рассказа — без проблем. Но вы должны вести себя адекватно. Ведь параллельно было много интересных переписок с рядом журналистов, которые писали про то, что я получила международную правозащитную премию, потому что я живу в Литве…

Меня это просто оскорбило. Другие и этого не написали, но при этом почему-то считают, что вправе от меня чего-то требовать. Это всегда двусторонняя дорога и не получится так, что с меня требуете отчёт, но при этом делаете какие-то такие грязные вещи.

— Вам свойственно отбрасывать эмоции и проведя анализ действовать, какие выводы из этой истории, что на самом деле главное?

— На самом деле история наделала очень много шума и сейчас несколько правозащитных организаций очень серьезно занимаются этим кейсом. Потому что самое главное в этой ситуации не то, что у меня забрали паспорт, а то, что это может быть новой репрессивной практикой в отношении беларуских правозащитников и журналистов и всего беларуского протестного движения.

Хочу напомнить, что на самом деле, даже находясь за рубежом, мы не чувствуем себя в безопасности. Так, например, 28 сентября 2022 года в Вильнюсе был задержан литовский юрист Мантас Даниелис, который весной 2022 года пришёл к нам помогать с юридическими вопросами и, как потом оказалось, он был рекрутирован КГБ шпионить за нами. Сейчас он находится в тюрьме. Но это тоже показатель, что мы себя не чувствуем в безопасности в Европе.

Постоянно звучат публичные угрозы убийства, в том числе в мой адрес. Со стороны Карпенкова, а также других силовых структур. И в принципе, мы на себе чувствуем это давление постоянно, даже находясь на территории Евросоюза. Поэтому могу сказать, что по паспорту будет очень серьёзное расследование. Что происходит?  И почему механизм Интерпола используется таким образом?

Безусловно, сейчас рождественские праздники, после ждём более серьёзных новостей о том, что же это произошло. И как в этой или подобных ситуациях использования столь креативного давления, нам противостоять ему.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.