Беларусь продолжает оставаться единственной страной Европы, где еще действует смертная казнь. Об отмене высшей меры наказания речи не идет — 4 мая Совет Республики одобрил законопроект, который позволяет приговаривать к смертной казни за покушение на акт терроризма. Закон окончательно вступит в силу после того, как его подпишет Лукашенко. И сомнений в том, что этого не будет, очень мало.

История смертной казни в Беларуси

После развала СССР Беларусь не стала отходить от практики наказания смертью, хотя вопрос об смертной казни поднимался на референдуме 1996 года. Согласно официальным данным, более 80% беларусов проголосовали за сохранение этой меры наказания. Только в 1998 году были казнены 47 человек, затем количество приговоров стало постепенно снижаться. В 2021 году один из приговоров был отменен. Братья Илья и Станислав Костевы, убившие свою бывшую учительницу Наталью Кострица в 2019 году, целый год ждали исполнения наказания, написали помилование на имя Лукашенко, и диктатор решил дать им шанс на жизнь. Сейчас братья отбывают наказание в следственной тюрьме №8.

В 2021 году в Беларуси был вынесен один смертный приговор — в отношении Виктора Скрундика, который совершил серию убийств пенсионеров в Слуцком районе. Приговор ему сначала отменили, но затем вынесли снова. Об исполнении приговора родным не сообщили. В 2022 году также уже исполнили один смертный приговор — в отношении Виктора Павлова, убившего двух сестер-пенсионерок. В 2020 году Виктор Павлов подал жалобу в Комитет ООН по правам человека и заявил о пытках в местах лишения свободы, о несправедливом судебном разбирательстве и отказе в доступе к юридической помощи. Комитет зарегистрировал жалобу и направил в Беларусь просьбу приостановить исполнение смертного приговора. Об исполнении приговора близким Виктора Павлова сообщил Витебский областной суд.

До этого в Беларуси к расстрелу приговаривали в основном тех, кого обвинили в совершении убийств с особой жестокостью. Например, в 2016 году Геннадия Яковицкого обвинили в убийстве 35-летней сожительницы. Александр Осипович в 2018 году признался в жестоком убийстве двух девушек — одной жертве он нанес 77 ударов молотком и руками, у второй насчитали 16 ран. А Кирилл Казачек в 2016 году убил двоих своих детей — 9-летнюю дочь и 17-летнего сына, о чем он сам сообщил в милицию.

Один из самых известных случаев — политически мотивированный расстрел Владислава Ковалева и Дмитрия Коновалова, которых обвинили в совершении теракта в минском метро 11 апреля 2011 года. Однако почти ни у кого не было сомнений, что Владислав и Дмитрий не виноваты в этом – преступление совершили спецслужбы Лукашенко, который таким образом хотел отвлечь беларусов от инфляции в стране, дефицита валюты и экономического кризиса после выборов 2010 года.

Кому грозит смертная казнь по новому закону

Сейчас в Беларуси официально 1186 политических заключенных. «Террористические» статьи — одни из наиболее популярных среди них. Так, по статье 289 УК (акт терроризма) были задержаны 26 человек. По статье 290 УК (угроза совершением акта терроризма) задержан один человек. По статье 290-4 УК (создание организации для осуществления террористической деятельности либо участие в ней) также задержан один человек. Все эти люди (исключая женщин, которых по закону нельзя расстреливать) могут быть приговорены к смертной казни. 

Расстрел угрожает Николаю Автуховичу, которого называют личным врагом Лукашенко. Предпринимателя и активиста из Волковыска задержали в декабре 2020 года. Еще летом 2020 года он выступал за силовое противостояние режиму Лукашенко. Автуховича обвинили в поджоге машины милиционера и его дома в Волковыске, а также в том, что он ввозил оружие из Украины для дестабилизации ситуации в Беларуси. Пропагандистские госканалы показали сюжет о Николае Автуховиче, где заявили, что он подготовил четыре схрона с оружием и взрывчаткой, один из которых находился возле водохранилища Вяча в Логойском районе. 

Вместе с Николаем Автуховичем задержали его друзей, знакомых и земляков. Это Павел Сова, Артур Попок, Сергей Резанович, Павел Резанович, Любовь Резанович, Ирина Мельхер, Антон Мельхер, Галина Дербыш, Виктор Снегур, Ирина Горячкина и Владимир Гундарь. С еще одной фигурантки «дела Автуховича», Ольги Майоровой, обвинения в терроризме сняли. В марте 2022 года «дело Автуховича» направили в суд. 

Группа Игоря Олиневича, которую также обвинили по террористическим статьям, уже получила огромные сроки. Игорь Олиневич был задержан в ночь с 28 на 29 октября 2020 года при переходе беларуско-украинской границы. Его, а также Дмитрия Дубовского, Дмитрия Резановича и Сергея Романова обвинили в поджоге служебных автомобилей, здания ГАИ и Государственного комитета экспертиз в Гомельской области. Сроки им были вынесены в декабре 2021 года. Игорь Олиневич получил 20 лет лишения свободы, к такому же сроку приговорили Сергея Романова, Дмитрию Резановичу дали 19 лет колонии, а Дмитрия Дубовского осудили на 18 лет. Всех их часто помещают в штрафные изоляторы в местах заключения. И хотя приговоры им уже озвучены, их вполне могут пересмотреть и приговорить мужчин к расстрелу.

19 апреля 2021 года за терроризм задержали бывшего следователя СК Евгения Юшкевича. В постановлении на обыск была указана статья 289 УК (акт терроризма). 4 мая 2021 года по указу Лукашенко Юшкевич был лишен звания старшего лейтенанта юстиции запаса. Также Евгению предъявлены обвинения по статьям 293 УК (участие в массовых беспорядках) и 342 УК (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них). Евгений отрицает все обвинения, но по-прежнему находится под стражей. Суда над ним не было.

26 июля 2021 года к 10 годам колонии приговорили Егора Михайлова, жителя минского микрорайона Степянка. Его обвинили в поджоге танка Т72 в военном эшелоне на железнодорожной станции в Степянке с помощью «коктейля Молотова». Егору присудили 10 лет колонии в условиях усиленного режима. В марте 2022 года Егор попал в список лиц, «имеющих отношение к террористической деятельности», а значит, приговор вполне могут пересмотреть.

13 августа 2021 года был задержан Сергей Лисовский. Его обвинили в терроризме по статье 289 УК за ненасильственную деятельность. Он якобы встречался с сотрудниками МВД и убеждал их отказываться исполнять преступные приказы, способствовал релокации тех из них, кто увольнялся со службы и опасался преследования. Сейчас Сергей находится в СИЗО КГБ.

29 сентября 2021 года был задержан Алексей Иванисов, бывший военный и связист. Сначала ему предъявили обвинения только по статьям 339 УК (хулиганство) и 342 УК (групповые действия, грубо нарушающие общественный порядок). Но в марте 2022 года среди предъявленных ему обвинений появились статьи 290-4 УК (создание организации для осуществления террористической деятельности или участие в ней) и 359 часть 1 УК (акт терроризма в отношении государственного или общественного деятеля).

4 октября 2021 года был задержан Денис Сальманович. Его обвинили в сотрудничестве с командой «Киберпартизан» и, помимо терроризма, предъявили обвинения в угрозе совершением акта терроризма и разжигании вражды. В заключении Денис Сальманович подвергается пыткам. Его заставили дать признательные показания на камеру, у него забрали обувь и теплую одежду, и так практически босиком он стоял на бетонном полу, на нем же и спал. Суд над Денисом еще не состоялся, а значит, он тоже может быть приговорен к смертной казни.

К терроризму в Беларуси приравнивается и рельсовая война, которая началась вместе с войной в Украине, как протест против нападения на Украину с территории Беларуси. За это задержали отца несовершеннолетних детей Сергея Глебко, жителей Светлогорска Дениса Дикуна, Олега Молчанова, Дмитрия Равича, жителей Бобруйска Владимира Аврамцева, Евгения Минкевича, Дмитрия Климова, сотрудника Витебского отделения БелЖД Сергея Коновалова. Кроме этого, за антивоенные действия были задержаны мозыряне Сергей Плешкун и Юрий Сельвич. О них вышел сюжет на государственном канале, где говорилось, что  мужчины планировали уничтожать военную технику Российской Федерации при ее перемещении по территории Мозырского района. Для этого они подготовили бутылки с зажигательной смесью. 

Обвинения в терроризме грозят и любому члену команды «Нашего Дома», ведь Ольга Карач занесена в «список лиц, причастных к террористической деятельности». Кроме этого, 5 мая МВД признало международный центр гражданских инициатив «Наш Дом» и ее страницы в соцсетях «экстремистским формированием».

Смертная казнь в Беларуси — это еще один способ давления на политзаключенных в Беларуси и на всех протестующих в целом. Актом терроризма могут посчитать любое действие против Лукашенко, однако это не значит, что нужно остановить борьбу. Главный террорист в нашей стране — это нелегитимный диктатор, и он должен получить свой срок.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.