МЦГИ «Наш Дом» и Ольга Карач призывают отправить обращения по факту насильственной посадки самолета в Минске 23 мая 2021 года. У каждого из нас есть возможность внести свой вклад в оказание давления на мировую общественность!


Для составления писем с обращением вы можете воспользоваться нашими шаблонами писем для обращения в официальные инстанции различных стран мира по факту инцидента с насильственной посадкой самолета в Минске 23 мая 2021 года. Они представлены на двух языках — русском и английском.

Адреса для отправки обращения:

Спецдокладчик в ПАСЕ по Беларуси, глава литовской делегации ПАСЕ  Эмануэлис Зингерис (Emanuelis Zingeris) 

[email protected]

Президент Европейской Комиссии — Роберта Метсола (Roberta Metsola) 

[email protected]

Спецдокладчик по Беларуси в европарламенте Пятрас Ауштравичус (Petras Austrevicius)

[email protected]

Председатель Комитета парламента по иностранным делам Литвы Лайма Люция Андрикене (Laima Liucija Andrikiene) 

[email protected]

Министр иностранных дел Эстонии Эва-Мария Лийметс (Eva-Maria Liimets)

[email protected]

Председатель комиссии Сейма по иностранным делам Латвии  Рихард Колс (Richard Coles)

[email protected]

Штаб-квартира ИКАО  Монреаль, Канада ICAO Headquarters, Montreal, Canada

[email protected]

Азиатско-Тихоокеанское бюро (APAC) ICAO, Asia and Pacific Office

[email protected]

Бюро Северной Америки, Центральной Америки и басcейна Карибского моря (NACC) ICAO, North American, Central American and Caribbean Office  

[email protected]

Региональное отделение Азиатско-Тихоокеанского региона (APAC RSO) Asia & Pacific Regional Sub-Office (APAC RSO) 

[email protected]

Бюро Восточной и Южной Африки (ESAF) ICAO, Eastern and Southern African Office  

[email protected]

Европейское и Североатлантическое бюро (EUR/NAT) ICAO, European and North Atlantic Office 

[email protected]

Ближневосточное бюро (MID) ICAO, Middle East Office  

[email protected]

Южноамериканское бюро (SAM) ICAO, South American Regional Office 

 [email protected]

Бюро Западной и Центральной Африки (WACAF) ICAO, Western and Central African Office  

[email protected]

Министр иностранных дел Германии Анналена Бербок (Annalena Baerbock) 

buerger[email protected]

Министр иностранных дел Греция Никос Дендиас (Nikos Dendias)

 [email protected]

[email protected]

Министр иностранных дел Збигнев Рау (Zbigniew Rau)

[email protected]

Министр иностранных дел Дании Йеппе Кофод (Jeppe Kofod) 

[email protected]

Министр иностранных дел Израиля Яир Лапид (Yair Lapid ) 

eshatid.org.il

[email protected]

Глава МИД  Великобритании Элизабет Трасс (Elizabeth Truss)  

elizabethtruss.com

  • Письмо оптимально высылать на английском языке, а в теме письма указывать следующее:  «URGENT: our grear disappointment for the report of ICAO investigation of the incident of forced landing of the flight FR4978».

Шаблон на русском языке

Уважаемый ……………………,

в результатах расследования ИКАО по поводу инцидента с насильственной посадкой рейса FR4978 к нашему глубокому разочарованию не содержится адекватной оценки явных преступлений, совершённых удерживающим власть в РБ террористическим режимом. Просим Вас включить такую оценку в окончательный вариант на сессии.

Если сессия ICAO вопреки очевидным фактам (см. заключение проф. др. Гимулла) решит, что действия Лукашенко не были преступными, то это приведет к негативным политическим и экономическим последствиям.

Основные негативные последствия:

  1. Признание незаконности санкций, введенных ЕС в отношении Республики Беларусь, связанных с ограничениями в области авиаперевозок.
  2. Признание незаконности санкций, введенных ЕС в отношении компании «БелАвиа».
  3. Возникновение у режима права на получение от государств, принявших решение о введении указанных санкций, денежной компенсации за нанесенные убытки, недополученную прибыль, расторжение договоров лизинга, причиненный вред и судебные издержки.
  4. Признание законности действий должностных лиц по принудительной посадке самолёта.
  5. Признание указанных действий не содержащими признаков терроризма и угрозы жизни и здоровью пассажиров и экипажа самолета.
  6. Признание законности задержания и уголовного преследования Романа Протасевича.
  7. Разочарование населения Беларуси в правосудии и крушение надежд на помощь иностранных государств.
  8. Политический конфуз и провал политики ЕС.
  9. Подтверждение для Лукашенко (и других автократов), что они могут поступать по собственному желанию и усмотрению, и все равно потом получать деньги.

Исходя из анализа всей имеющейся информации по инциденту, мы считаем, что это был террористический акт.

На это указывают доказательства угрозы жизни и здоровью пассажиров и членов экипажа, а именно:

  1. Показания свидетеля, работавшего диспетчером по посадке самолёта с Романом Протасевичем. Авиадиспетчер Олег Галегов после побега из Беларуси представил подробные доказательства того, что самолет Ryanair получил заведомо ложное сообщение об угрозе взрыва в рамках операции по поимке Протасевича, организованной КГБ.
  2. Швейцарский провайдер Proton Technologies AG, предоставляющий услуги защищенной электронной почты, подтвердил, что сообщение о заминировании самолета Ryanair, на котором летел белорусский оппозиционный блогер Роман Протасевич, было отправлено через 24 минуты после разворота авиасудна в направлении Минска.

На основании вышеизложенного мы требуем:

  1. Признать, что данный инцидент был ничем иным, как угоном самолета, организованным незаконно захватившими власть структурами, т.е. международным террористическим актом, направленным против воздушного судна Евросоюза, летящего по внутреннему рейсу Евросоюза с гражданами Евросоюза на его борту, который подверг угрозе жизни и здоровью пассажиров и членов экипажа воздушного судна Евросоюза.
  2. Возбудить уголовные дела в отношении лиц, ответственный за данный террористический акт, в первую очередь, на Александра Лукашенко и прочих причастных лиц

К данному письму мы прилагаем оценку инцидента профессором док. Эльмаром М. Гимулла, юристом и экспертом в области авиационного законодательства.

С уважением,                                                

Приложение 1.

Проф. док Эльмар М. Гимулла,

юрист и эксперт в области авиационного законодательства.

Насильственная посадка рейса FR4978 правительством Беларуси

Юридические аспекты 

  1. Нарушение международного законодательства 

С 1993 года Беларусь является подписантом «Конвенции о международной гражданской авиации», подписание которой произошло в Чикаго в 1944 году (также называемой «Чикагская Конвенция»), к которой присоединились 193 государства. Также как и Россией (и странами бывшего Советского Союза), Беларусью не было подписано так называемое Соглашение о транзите, в соответствии с которым государства гарантируют безопасное пересечение их воздушного пространства на многосторонней основе.

Тем не менее, это не означает, что у Беларуси имеется неограниченное полновластие над собственным воздушным пространством, то есть, что она может поступать как заблагорассудится с самолетом, который его пересекает.

В соответствии со статьей 5 Чикагской Конвенции, страны-участницы соглашаются с тем, что все воздушные судна могут летать над принадлежащими им территориями без приземления. Конечно, они должны быть уведомлены заблаговременно для того, чтобы обеспечить безопасное координирование диспетчерской службой управления воздушным движением.

При этом, статья 5 попадает под действие специальной оговорки, что каждое государство-подписант, пересекаемое на воздушном судне, оставляет за собой право запросить приземление этого судна. Вероятнее всего, Беларусь будет обращаться к этой специальной оговорке, особенно потому, что в ней не приведено никаких условий, необходимых для того, чтобы ею воспользоваться. И конечно же, указанная оговорка не является лицензией на самоуправство, а должна осуществляться в соответствии с Конвенцией. Это означает, что принудительное приземление должно служить тому, чтобы избежать опасности, которую представляет пересечение воздушного пространства конкретным воздушным судном.  И эта опасность должна быть больше опасности, создаваемой принудительным приземлением.

Это связано с тем, что принудительное приземление всегда представляет собой определенную угрозу безопасности. Оно всегда выходит за пределы обычных, ожидаемых процедур. Предпосылкой для такого приземления обычно служит военный или политический конфликт, который может обосновать насильственную посадку, и в котором принудительное приземление является только первой фазой эскалации. В данном случае, предупреждение о бомбе на борту и эффект, оказываемый им на команду, не может быть проигнорирован. Тем не менее, это предупреждение не является заслуживающим доверия, поскольку приземление в Минске заняло намного более длительное время, чем заняло бы запланированное приземление в Вильнюсе, которое к тому моменту уже было начато. Если бы власти Беларуси желали минимизировать опасность, якобы вызываемую бомбой на борту, тогда они бы наверняка способствовали тому, чтобы самолет приземлился в столичном аэропорту собственного назначения и покинул бы как можно быстрее воздушное пространство пролетающего государства.

Можно предположить, что пассажиры были проинформированы об этом с опозданием. В любом случае, стресс, переживаемый командой, точно является угрозой для безопасности. И этот риск может быть оправдан только, если он служит для того, чтобы избежать намного более серьезной угрозы, например, военной эскалации или взрыва бомбы. Тем не менее, в данном случае это было не так. Присутствие блогера на борту не было угрозой безопасности для авиации, которую требовалось немедленно нейтрализовать, тем более с помощью таких радикальных мер, как принудительное приземление. Беларусь явно нарушила Чикагское Соглашение.

Совет Международной организации гражданской авиации (ICAO) должен расследовать этот инцидент и подать отчет в Генеральную Ассамблею (статья 54 Чикагской Конвенции). Ассамблея вероятнее всего хотя бы выдвинет претензию. Будет ли Беларусь исключена из ICAO сильно зависит от того, будет ли Лукашенко настаивать на том, что его поведение было законным. Основное послание, содержащееся в документе, должно быть об исключении в случае, если что-то подобное произойдет снова. В подобном случае Беларусь не сможет больше быть членом международного авиационного сообщества. Отношения авиационных перевозок затем подлежат двустороннему соглашению по всем аспектам.   Поскольку более нельзя быть уверенными, что Беларусь и зарегистрированные там воздушные судна будут соблюдать международные стандарты по безопасности, это приведет к уменьшению воздушного сообщения с Беларусью. Страна будет все более изолирована.

  1. Международное уголовное право 

При отсутствии оправдывающих обстоятельств, данный инцидент был ничем иным, как угоном самолета, организованным государством. Он является нарушением Гаагской Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года, которую Беларусь подписала в 1971 году. В результате, целью таких контрактных обязательств является борьба с незаконным захватом воздушных судов, и уж точно не его организация. Принудительное приземления самолета Ryanair, таким образом, не только противоречило международному праву, но также является уголовно наказуемым деянием.

Согласно Монреальской Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации 1971 года, к которой Беларусь присоединилась в 1973 году, любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно сообщает заведомо ложные сведения, создавая тем самым угрозу безопасности воздушного судна в полете, и подлежит уголовному преследованию.

За уголовное преследование несет ответственность юрисдикция страны регистрации воздушного судна (в данном случае Польша), либо страна места ведения хозяйственной деятельности авиалиний (в данном случае Ирландия). При этом, экстрадиция нарушителей более чем маловероятна, поскольку Лукашенко является главой государства, пользуется иммунитетом, вне зависимости от того, являются ли его последние выборы действительными или нет.

Шаблон на английском языке

Dear ……….,

the report of ICAO investigation of the incident of forced landing of the flight FR4978, to our great disappointment, does not contain an adequate assessment of the obvious crimes committed by the terrorist regime retaining the power in the Republic of Belarus. We are hereby requesting to include such an assessment into the final variant of the session.

If the ICAO session, against the obvious evidence (see the Assessment of Prof. Dr. Giemulla), decides that the actions of Lukashenko and his regime were not delinquent, it will lead to extremely negative political and economic consequences.

Basic negative consequences:

  1. The sanctions in relation to the Republic of Belarus involving the restrictions in the sphere of air transportation will be recognized as illegal.
  2. The sanctions in relation to “Belavia” will be recognized as illegal.
  3. The regime will get the right to claim financial compensation for the endured losses, lost profit, cancellation of lease, caused harm and legal costs from the states that made the decision to impose such sanctions.
  4. The actions of officials that demanded the forced landing of the aircraft will be recognized as legal.
  5. Also, such actions will be recognized as not containing any signs of terrorism and not imposing any threats to life and health of the passengers and the air crew.
  6. Detention and criminal prosecution of Raman Pratasevich will be recognized as legal.
  7. The people of Belarus will be disillusioned and their hope for help of foreign states will be betrayed.
  8. Such decision will lead to political embarrassment and to EU policy failure.
  9. Lukashenka (and other autocrats) will get a confirmation that they may act (violate international laws) as they wish and desire without bearing any consequences, and will even get money for that.

In reliance on all the available information on the incident, we consider it to be a terrorist act due to the following reasons.

There is evidence of threat to life and health of the passengers and the crew posed by the incident, and exactly:

  1. The testimony of the witness who was the air traffic controller managing the flight with Raman Pratasevich on board. The air traffic controller Aleh Halehau, after his escape from Belarus, presented detailed evidence that the Raynair aircraft crew received knowingly false information about the threat of explosion, which was presented to them within the framework of the operation of capture of Raman Pratasevich, organized by the KGB.
  2. The Swiss secure email service provider Proton Technologies AG confirmed that the communication about bomb threat on board of the Ryanair aircraft, carrying the opposition blogger Raman Pratasevich, was sent 24 minutes later, after the aircraft turned to fly in the direction of Minsk.

In view of the foregoing, we hereby demand:

  1. To acknowledge that the incident with the forced landing of the flight FR4978 was nothing more than an aircraft hijacking, organized by structures illegally retaining power, i.e., an international terrorist act against an aircraft belonging to the European Union, performing an EU internal flight with citizens of European Union aboard, that imposed a threat to life and health of passengers and the air crew of the EU aircraft.
  2. To launch a criminal charge against persons responsible for the terrorist act in question, first of all, against Aliaksandr Lukashenka and other persons involved.

Enclosed please find the assessment of the incident by Prof. Dr. Elmar M. Giemulla, a lawyer and expert in the air traffic law.

Yours faithfully,                                       

Exhibit 1.

Prof. Dr. Elmar M. Giemulla,

a lawyer and expert of the air traffic law.

The downing of flight FR4978 by the Belarusian government

Legal Aspects 

  1. Violation of international law 

Belarus has been a signatory to the „Convention on international Civil Aviation” signed at Chicago in 1944 (Chicago Convention) since 1993, to which 193 states have acceded. Just like Russia (and the former Soviet Union), Belarus did not sign the so-called Transit Agreement, according to which the states guarantee an unmolested passage through their respective airspace on a multilateral basis.

However, his does not mean that Belarus would have unrestricted sovereignty over its own airspace, i.e., that it could do as it pleases with aircraft crossing its airspace.

According to Article 5 of the Chicago Convention, the contracting states agree that all aircraft may fly over their respective territories without landing. Of course, they have to be notified in advance so that they can safely be coordinated by air traffic control.

However, Article 5 is subject to the proviso that each Contracting State overflown reserves the right to request a landing. Belarus will probably invoke this, especially since this provision does not specify any requirements for exercising this reservation. Of course, this reservation is not a license for arbitrariness, but has to be exercised in accordance with the Convention. This means that a forced landing must serve to avoid a danger posed by the aircraft crossing the airspace.  And that danger must be greater than the danger created by an enforced landing.

This is because a forced landing always poses a certain risk to safety. It is beyond the usual and expected procedures. The background is usually a military or political conflict, which may justify a downing and in which forcing a landing is only the first stage of escalation. In the present case, the warning of a bomb on board and its effect on the crew cannot be ignored. This warning was not very credible anyway, since the landing in Minsk took far more time than the planned landing in Vilnius, which had already been initiated, would have taken. If the Belarus authorities wanted to minimize the danger posed by the alleged bomb, then they would certainly have encouraged the aircraft to land at its own capital airport and would have been happy if the aircraft had left their own airspace as soon as possible.

It can be assumed that the passengers were only informed afterwards. In any case, the stress to the crew is certainly a safety risk. And this risk can only be justified if it serves to avoid a far greater security risk, i.e., a military escalation or a bomb explosion. However, this was just not the case here. The presence of a blogger on board was not a safety risk to aviation that had to be neutralized immediately, especially not by the drastic means of forced landing. Belarus has clearly violated the Chicago Agreement.

The Council of the International Civil Aviation Organization (ICAO) is expected to investigate the incident and report to the General Assembly (Article 54 of the Chicago Convention). The Assembly will probably issue at least a complaint. Whether Belarus will be excluded from the ICAO will largely depend on whether Lukashenko insists that his behavior was lawful. The

message contained therein that something like this could happen again can only be answered with an exclusion. Belarus would then no longer be a member of the international aviation community. Air transport relations would then have to be agreed upon bilaterally in all respects.  Since it would no longer be ensured that Belarus and the aircraft registered there would meet international safety standards, this would lead to an erosion of air traffic with Belarus. The country would become increasingly isolated.

  1. International Criminal Law 

In the absence of justification, this incident was nothing more than a state-organized aircraft hijacking. This is a violation of the 1970 Hague Convention for the Suppression of Unlawful Seizure of Aircraft, which Belarus signed in 1971. As a result, the contractual obligations aim to fight aircraft hijackings and certainly not to organize them themselves. The forced landing of the Ryanair plane was, therefore, not only contrary to international law, but also a criminal act.

The Montreal “Convention for the Suppression of Unlawful Acts against the Safety of Civil Aviation” of 1971, to which Belarus acceded in 1973, provides that anyone who deliberately and unlawfully and knowingly provides incorrect information and thereby endangers the safety of an aircraft in flight is liable to criminal prosecution.

The jurisdiction of the country of registration of the aircraft (here Poland) or the country in which the airline has its main place of business (here Ireland) is responsible for criminal prosecution. However, extradition of the perpetrators is more than unlikely, since Lukashenko as head of state enjoys immunity, whether or not his last election was valid.