Пока Лукашенко заявляет:

Я иногда с улыбкой смотрю [на массовые акции протестующих]. Страна живет обычной жизнью <…> (Источник: встреча с В.В. Путиным в Сочи 14 сентября),

 так проживает обычный мирный белорус (молодой человек попросил сохранить анонимность):

Взяли меня у первой школы в Жлобине. Окружили 6 гестаповцев, сказали «показывай телефон», а там у меня сразу Нехта, Мкб. И они сразу меня избивать. Потом они притащили меня на площадь, поставили на колени к скамейке (у Белгазпромбанка) и начали бить об нее головой, а дубинками по пяткам. 

Автозак перед приходом нашего героя уехал. Все время, пока ждали машину, мужчину жестоко избивали. После парня грубо затолкали в машину и отобрали телефон, который до сих пор не вернули. 

Потом из автозака повели в уличный туалет, засунули головой в него и говорят «извиняйся». Продолжали избивать, потом вытащили и бросили к воротам гаражей. Я лежал. Потом поставили на ноги и опять прошлись дубинками. Не знаю, сколько я там стоял, но точно очень долго, — сообщает мужчина.

После его повели составлять протокол, во время чего тоже подвергали пыткам. Боль была настолько сильной, что парня начало тошнить. Разумеется, представителей милиции волновало то, что их кабинет может быть испачкан, поэтому на время избиение прекратили, а мужчину отвели в туалет.

С составленным протоколом герой этой истории не был согласен. После этого заявления его отвели в изолятор, где ОМОНовцы приказали широко раздвинуть ноги и высоко поднять руки. И жестоко избивали. На утро “процедура” повторилась. Кстати, в камере не было ни одеяла, ни простыни.

Адвокат, которого наняла мать пострадавшего, прочла протоколы. Вот что рассказывает об этом парень:

Оказалось, меня по двум протоколам задержали в двух местах одновременно! — на площади в ДК и на Первомайской, хотя ни там, ни там меня не было. Но судье было плевать, и она дала мне 12 суток.

К счастью, досиживать срок в камере не пришлось.

На 4 сутки освободили всех. Мать сокамерника довезла нас до Жлобина. Дошел до дома, ну и мама увидела мои искалеченные ноги — в слезы.

Семья решила писать жалобу. Для этого парень сначала отправился в больницу, где сняли побои и сделали анализ на содержание в организме наркотических средств и алкоголя (результат подтвердил, что мужчина был абсолютно трезв).

Вскоре после возвращения домой, к парню пришла следователь. Во время его рассказа о том, как происходили задержание и арест, она регулярно отходила и разговаривала по телефону. Затем попросила проехать с ней и показать, где задержали мужчину. Вот что он говорит об этом:

Сел с ними в газельку и приехали туда, начал показывать. А там весь двор — менты переодетые! Мужик на дорогущей тачке смотрел и записывал. И тот самый участковый сидел на скамейке в спортивной одежде с девчонкой. Рядом патруль крутится три или четыре фашиста и смотрят на нас. Ну, я понял, что дело горелым пахнет. Мне же пришили сопротивление милиции и участие в несанкционированных митингах.

Побои зафиксированы в судмедэкспертизе. Отобранный телефон так и не отдали.

Вот такой “обычной жизнью” живет страна. Эта история —  не исключение, скорее — жуткое правило.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.