Беларусь стояла на краю пропасти, а я ей помог сделать шаг вперед.
Александр Лукашенко (из его выступления)

Александр Лукашенко всегда свято верил в свою богоизбранность. Мальчику, родившемуся без отца в очень маленькой белорусской патриархальной деревне, хотелось представлять себя эдаким Иисусом, который спасает «богоизбранную» Беларусь от Мирового Зла. Еще в 1996 году на православную Пасху, когда люди в церкви кричали традиционное приветствие: «Иисус воскрес!» (на которое нужно отвечать «Воистину воскрес!»), Лукашенко в ответ кланялся, прижав руку к сердцу, и вполне искренне благодарил: «Спасибо, спасибо!»…

С годами эта убежденность в своем божественном происхождении только росла. После сильнейшей засухи в 2000 году, когда начались дожди, Александр Лукашенко огорошил белорусов заявлением: «Белорусы, вы просили от меня дождь – я Вам дал дождь». Лукашенко активно поддакивали чиновники: председатель облисполкома Константин Сумар, к примеру, в 2004 году на совещании о ходе сельскохозяйственных работ пояснил субординацию: «Александр Лукашенко, Вы немного выше Бога».

Неудивительно, что «богоизбранный» Александр Лукашенко воспринял коронавирус несерьезно, пояснив перепуганному населению: «Господь должен хранить Беларусь от коронавируса! Мы уже много населения потеряли, во Второй мировой погиб каждый третий белорус, страна была стерта с лица земли, много людей калеками вернулись с войны».

Поэтому на борьбу с коронавирусом власть мобилизовала, в первую очередь, православных священников. Уже с 1 марта 2020 года православные священники возили по учреждениям и предприятиям Новополоцка мощи священномученика Константина Жданова, которые люди массово целовали, чем вызвали вспышку коронавируса в Новополоцке.

А 22 марта 2020 года православные священники применили более серьезные технологии – они окропили Минск святой водой с вертолета. Эту «операцию» возглавил лично Митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх Беларуси.

Видимо, и это не помогло, и тогда 2 апреля представители Белорусской православной церкви облетели границы Беларуси по периметру с копиями святынь – крестом Евфросинии Полоцкой и иконой Матери Божьей Жировичской, а также крестом-мощевиком и молитвой о прекращении распространения коронавирусной инфекции. Полет занял более 4 часов. Внутрь периметра не попали три крупнейших города Витебской области, но там, наверное, расчет на святые мощи. И еще внутрь периметра не попала строящаяся Белорусская АЭС, ибо даже представителям Бога нельзя приближаться к белорусским стратегическим объектам.

Однако с облетом Беларуси получился конфуз: священники арендовали для полета самолет с названием «Пилат». Как уже пошутили в соцсетях, «глава православной церкви Беларуси совершил «воздушный крестный ход» на самолете, названном в честь человека, пославшего на крест Христа!».

На этом церковь не остановилась: с 4 апреля и до завершения эпидемии православная церковь будет четыре раза в сутки совершать 12 ударов в большой колокол, после которых на протяжении 10 минут осуществлять трезвон во все колокола. Во время звона священники будут возносить молитву о прекращении коронавирусной инфекции.

Однако,  как говорят в Беларуси, «на Бога надейся, а сам не плошай». Поэтому власть применяет наряду с божественными и обычные, человеческие методы – запугивание людей, которые могут рассказать правду. Врачей заставляют подписывать бумагу «о неразглашении тайны», причем КГБ и иные силовые ведомства угрожают возбуждением уголовных дел, если информация о коронавирусных больных выйдет наружу. Пошла волна серьезных репрессий против блогеров и журналистов, в особенности ютуб-блогеров. Белорусское Министерство здравоохранения публикует статистику, вызывающую у людей истерический смех, потому что понятно, что эти цифры ничего общего с реальностью не имеют.

Первым полыхнул Витебск. Группа приближенных к витебскому олигарху Николаю Мартынову, посещавших Милан и окрестности в дни моды, привезла из Италии коронавирус в город аккурат к 1 марта. Они, пока чувствовали себя хорошо, активно встречались с высшим руководством области и другими руководительницами предприятий, с родными, дарили итальянские подарки, ходили в театр, а когда очевидно заболели – то по их высокому статусу обслуживать их бросились сами руководители медицинских учреждений. Суперраспространители вызвали супервспышку, в том числе среди медиков, хотя официально все они, конечно, болеют пневмонией. Сам Николай Мартынов с 9 марта находится в реанимации под ИВЛ в тяжелом состоянии.

В городе, похоже, происходит нерасчетная ситуация – под коронавирус, или как утверждают власти, — «под пневмонию», отдают все новые и новые больницы и части больниц. Пять мед. учреждений перепрофилированы для приема зараженных. Аппараты для поддержания жизни можно пересчитать по пальцам, их и другие средства пытаются доставить даже волонтёры. Больными забито все – даже «психушки» и туберкулезный диспансер. По сути, в городе обычной больницей осталась только областная, где пока еще лечат больных другими болезнями, но, видимо, и ей недолго осталось. Часть «подозреваемых» отправили даже за город, в Крупенино, где расположена фешенебельная дача президента, на которой тот и его гости типа Владимира Путина иногда живут во время фестиваля «Славянский базар» в Витебске летом.

Витебская областная клиническая больница объявила публичный тендер на покупку герметичных мешков для трупов, а волонтеры по всей Беларуси массово шьют маски и собирают средства для врачей. Масок и средств индивидуальной защиты не хватает.

Вслед за Витебском начинает полыхать вся Беларусь. Информация о заболевших идет потоком, люди верят слухам, но не верят официозу. В ряде маленьких городков уже не хватает мест для коронавирусных больных, их везут в крупные города.

Люди, запуганные милицией, КГБ и другими ведомствами, две недели молчали. Но в итоге заболевших пневмонией стало так много, что скрывать стало невозможно.  Если мужа первой из известных, умершей от «пневмонии» 58 летней Татьяны Хузеевой спецслужбам удалось запугать и объявить эту смерть «фейком», то теперь умерших становится все больше и больше, а голоса возмущенных родственников звучат все громче. Стали умирать медики и даже представители силового блока. Репрессивная машина начинает давать сбои. Врач витебской больницы скорой помощи Наталья Ларионова, которая первой из врачей озвучила под своим именем происходящее в больницах Витебска, была вызвана в прокуратуру. Обычно такого рода вызовы заканчиваются прокурорским предупреждением и угрозами дальнейших репрессий, но в отношении врача прокуратура отказалась выносить какие-либо прокурорские предупреждения и даже угроз будущих репрессий не прозвучало, что очень необычно для Беларуси.

Александр Лукашенко комментирует каждую официальную смерть от коронавируса в Беларуси, оскорбляя и унижая умерших людей. Он не выразил ни одного слова соболезнования умершим от коронавируса и их семьям, а наоборот, обвиняет их, что они своими смертями портят ему статистику: «А как можно жить? 135 кг веса! (у очередного человека, скончавшегося от коронавируса) Сердце почти не работает, это болит, то болит, целый букет болезней». Лукашенко обозвал умершего в Витебске уважаемого актера Виктора Дашкевича «бедолагой», который зачем-то «ходит по улице, а тем более работает». Но 75-летний актер вынужден был работать, потому что Витебский театр не был закрыт властями на карантин. К слову, театр не закрыт и до сих пор.

Особенно возмутило людей то, что у Александра Лукашенко не нашлось добрых и сочувственных слов умершим от коронавируса людям, зато нашлись добрые, ласковые и восхищенные слова в адрес молоденьких коз, только родившихся на личной ферме президента. Козлят Александр Лукашенко объявил «лучшим лекарством от коронавируса» вслед за водкой, сауной и трактором. Впоследствии к «лекарствам» он прибавил «подышать дымом и гарью костра».

В Беларуси начался массовый флешмоб под хэштегом «последнее слово президента». Люди сами себе пишут негативные некрологи, предполагая, как бы о них оскорбительно выразился Лукашенко, если бы они умерли от коронавируса.

Но словосочетание «последнее слово президента» имеет и другое значение. Последнее слово перед прощанием, перед уходом.

Кажется, Беларусь наконец-то начинает прощаться со своим первым президентом.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.