Лукашенко очень боится президентских выборов в России, – считает руководитель Гражданской Кампании “Наш Дом” Ольга Карач. Такое мнение она выразила в ходе передачи “Пражский акцент” на “Радыё свабода“.

Март 2012 года играет для него (Лукашенко – ред.) знаковую роль. Из того, что он говорил и делал последние несколько месяцев следует, что он ждет новой экономической «войны» с Россией уже этой весной. И в этой ситуации ему вновь потребуется играть в диалог с Европой, – предполагает Ольга Карач.

Судьба политических заключенных в таких условиях незавидна: их будут содержать в тюрьмах до той поры, когда начнется очередная «война» с Россией и когда освобождение политзаключенных будет воспринято Европой как сигнал, что Беларусь готова к серьезным переговорам.

– Думаю, что Лукашенко освободит политзаключенных тогда, когда он получит за это максимальные бонусы. А теперь что он за это получит? Ничего, – уверена лидер “Нашего Дома”.

Кроме того, Ольга Карач назвала возможные причины, по которым Лукашенко добивается от политзаключенных прошений о помиловании:

– Во-первых, к большому сожалению, в нашем обществе, по крайней мере в большей его части, существует культ силы и публично униженный человек в нем не может быть лидером. А прошение о помиловании, даже насильственно выбитое, общество воспринимает как унижение. Именно поэтому Лукашенко в публичном пространстве все время унижает и своих оппонентов и, кстати, своих сотрудников из президентской «вертикали».

​​​Во-вторых, понятно, что для либерально настроенной части общества все эти прошения или присваивание политзаключенным различных тюремных статусов (вроде «опущенных») не имеет значения, оно вызывает только хорошие чувства к этим людям, которым пришлось через это пройти.   Но для силовых структур если политик подает прошение, когда начинаются эти провокации по поводу тюремных статусов – силовые структуры с этим человеком в будущем никогда договариваться не будут. А именно возможность сговора между силовыми структурами и оппозицией больше всего беспокоит Лукашенко.

И третья причина – символическая. Внешне это выглядит так, будто бы “отец” поставил в угол непослушного сына, тот плачет, просит, чтобы “отец” его простил. Это постановка себя в позицию более взрослого, более важного человека.