Данный доклад МЦГИ «Наш Дом» ставит целью рассмотреть влияние экономических санкций Европы и США на экономику Беларуси и, в частности, на экономическое положение женщин в Беларуси.

Санкции: от заморозки — к снятию

Запад постепенно снимает санкции с Беларуси. 12 июля 2017 года это сделала Канада. Впрочем, сами санкции были заморожены уже больше года назад, так что их нынешнее снятие — это, скорее, официальное признание того, что Александра Лукашенко больше не считают «последним диктатором Европы». Но примечательно, что на белорусскую экономику западные санкции никогда особо и не влияли (и мы объясним в тексте, почему не влияли). На неё влияют другие барьеры — не политические.

Канада: позже Европы, раньше США

Практически совпали два события. Сперва 11 июля на совещании в Минске, посвященном приоритетам внешней политики Беларуси на современном этапе, Александр Лукашенко вновь заговорил о том, что Беларуси принципиально важно в равной степени развивать сотрудничество с Востоком и Западом, не делая выбора между ними.

«Сегодня ради укрепления авторитета страны нам необходимо расширять круг деловых партнеров и надежных союзников. Не ссориться, не конфликтовать, а дружить со всеми. Принципиально важно в равной степени развивать сотрудничество с Востоком и Западом, не делая выбора между ними. Налаживать контакты нужно везде, чтобы нас знали, понимали и в итоге принимали. Только тогда с уверенностью можно рассчитывать на установление взаимовыгодных отношений», — цитирует главу государства его пресс-служба[1].

В частности, руководитель Беларуси рассчитывает на продвижение своей инициативы под условным названием «Хельсинки-2» (на недавней сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Минске Лукашенко выступил с инициативой о новом Хельсинкском процессе). Если этот амбициозный план удастся реализовать, то Лукашенко сможет заявить о себе как о главном европейским миротворце.

Но ещё более важен момент, связанный с экономикой. На совещании 11 июля Лукашенко потребовал использовать момент улучшения мировой конъюнктуры для продвижения белорусских товаров. «Обращаюсь ко всем участникам совещания: не только к МИД и послам, но и к правительству, к основным экспортёрам. Нельзя упустить момент улучшения положения в мировой экономике и конъюнктуры для продвижения наших товаров. При этом надо исключить ситуацию, когда мы бросаемся туда, где нас не ждут, оставляя наиболее выгодные наработанные рынки ближайших стран», — сказал он. В числе внешнеэкономических приоритетов остаётся и нормализация отношений с Евросоюзом[2].

Понятно, что подобная нормализация отношений Беларуси с Западом просто невозможна в условиях, когда в отношении страны действуют политические и экономические санкции. Но тут правильнее сказать — «действовали». Почему-то сегодня многие политики и журналисты в разных странах мира считают, что санкции против официального Минска продолжают действовать. Но это не совсем так.

Вот и второе ключевое событие: с 12 июля перестали действовать экономические санкции Канады в отношении Беларуси Соответствующее решение канадского правительства было опубликовано 26 июня. В нем сказано, что Беларусь исключается из списка стран (помимо Беларуси в нем также находилась Северная Корея), для экспорта в которые необходимо получать разрешение Министерства иностранных дел и торговли Канады[3].

«Канада снимает экономические санкции с Беларуси, так как США и Евросоюз сделали то же самое, — прокомментировал решение правительства канадский МИД. — Этот пересмотренный подход отражает признание Канадой того, что правительство Беларуси добилось прогресса в ключевых областях, включая освобождение политических заключенных и проведение мирных президентских выборов в октябре 2015 года».

В заявлении также отмечается, что Канада признаёт конструктивную роль Беларуси в содействии переговорам по урегулированию ситуации на востоке Украины. О начале процедуры снятия санкций с Беларуси, введённых 14 декабря 2006 года в связи с нарушениями прав человека в стране, Канада объявила 7 мая 2016-го[4].

Ранее аналогичные шаги предприняли США и ЕС. Соединённые Штаты приняли решение о частичном смягчении санкций в отношении Беларуси в октябре 2015 года, в феврале 2016-го санкции частично отменил Евросоюз. Однако позиции разных стран и союзов по «белорусскому вопросу» существенно отличаются. Мы попробуем во всём этом разобраться.

Лукашенко: диктатор или не диктатор?

Экономические и политические (персональные) санкции в отношении Беларуси были введены в декабре 2006 года. В том году в Беларуси состоялись президентские выборы, на которых в очередной раз победил бессменный Александр Лукашенко. После чего уличные протесты несогласных с результатами выборов были жёстоко подавлены, а многие оппоненты Лукашенко оказались за решёткой либо отправились в вынужденную эмиграцию.

ОБСЕ не признала те выборы демократическими, что стало формальным поводом для введения санкций со стороны США и Евросоюза, а также их союзников, включая Канаду. Персональные санкции были введены в отношении Александра Лукашенко, его сыновей Виктора и Дмитрия, главу и секретаря ЦИК Лидии Ермошиной и Николая Лозовика, министра информации Лилии Ананич, председателя КГБ Валерия Вакульчика, главы ФПБ Михаила Орды, бывшего председателя Белтелерадиокомпании Александра Зимовского и других.

В список белорусских предприятий, в отношении которых были введены санкции ЕС, вошли «Белтехэкспорт», «Белтех Холдинг», «Спецприборсервис», футбольный клуб «Динамо», компании «Трайпл» и «Раковский бровар», «Простор-Трейд», «АкваТрайпл», «КварцМелПром», «Березовский комбинат силикатных изделий». Отдельным санкционным списком проходили четыре компании белорусского бизнесмена Юрия Чижа: «Трайпл Метал Трейд», «Трайпл Техно», «Трайпл Агро» и горнолыжный комплекс «Логойск».

Полный список персон и компаний, в отношении которых вводились (а затем снимались) санкции, можно увидеть здесь[5]:

Официально причины введения санкций были: нарушение Венской конвенции, нарушение в Беларуси государственными органами прав человека, авторитарность режима Александра Лукашенко. В 2004 году США выдвинули условия: освобождение всех, помещенных в тюрьму из-за политических и религиозных убеждений; снятие обвинений с независимых журналистов. «Акт о демократии и правах человека» был принят в 2011 году, а в 2012 году был запрещен въезд в США президенту Лукашенко, двум его сыновьям и 157 чиновникам. В 2013 году санкции были продлены.

В октябре 2014 года в пресс-релизе Совета ЕС было указано: «В соответствии с ежегодным рассмотрением Совет (ЕС) сегодня продлил ограничительные меры со стороны ЕС против Беларуси до 31 октября 2015 года. Такое решение принято в связи с тем, что не все политические заключенные были освобождены и реабилитированы, а ситуация с соблюдением прав человека, законности и демократических принципов в Беларуси не улучшилась значительным образом[6]».

Позднее действие санкций ежегодно продлевалось как европейцами, так и американцами (о санкциях США мы поговорим отдельно). В какой-то момент казалось, что отмены санкций вообще не будет — после президентских выборов 2010 года, которые сопровождались массовыми беспорядками в центре Минска и необычайно жестоким их подавлением. В 2012 году набор санкций был даже расширен — в частности, был ограничен въезд белорусских чиновников (более 170 человек, включая лично президента) на территорию Евросоюза, а условием снятия санкций стало освобождение всех политзаключённых. Также сохранялось действие санкций в отношении всех перечисленных выше предприятий.

Но в 2015 году — впервые с 1994 года — очередные перевыборы Александра Лукашенко не сопровождались насилием, арестами и судебными преследованиями оппозиции. Более того, в августе того же года из тюрем были освобождены все политзаключённые, а в страну смогли вернуться некоторые политэмигранты. После этого «коллективный Запад» начал менять свою политику — большая часть санкций была заморожена. Заморозке, в частности, подверглись санкции в отношении всех чиновников, кроме четырёх человек, которых в Европе обвиняют в причастности к исчезновениям политиков и журналистов в 1999-2000 годах. То есть под действием санкций остались Виктор Шейман, Юрий Сиваков, Владимир Наумов и Дмитрий Павличенко.

Полная история санкций в отношении Беларуси

Отношения Беларуси и ЕС осложнились в 1996 году из-за проведения референдума по изменению конституции страны, когда был увеличен срок полномочий президента и начат новый отсчет этого срока. Тогда Запад счел, что результаты референдума были сфальсифицированы, и президент получил неограниченные полномочия.

После президентских выборов в 2006 году ЕС ввел в отношении Беларуси экономические санкции, а также визовые ограничения для белорусских чиновников, в том числе, для Лукашенко, обвинив президента страны в проведении несвободных выборов. «Чёрный список» включал 41 человека. В 2008 году визовые санкции в отношении Лукашенко и некоторых чиновников были сняты.

Главы МИД 27 стран ЕС в ноябре 2009 года решили продлить до октября 2010 года действие санкций в отношении отдельных государственных чиновников Беларуси, но продлили на один год режим неприменения визовых ограничений в отношении отдельных белорусских высших должностных лиц.

В октябре 2010 года Совет ЕС продлил до 31 октября 2011 года запрет на въезд в страны ЕС для группы действующих и бывших высших должностных лиц Беларуси во главе с президентом Александром Лукашенко, всего 41 человек. При этом режим неприменения визовых ограничений был сохранен в отношении 36 из них, включая Лукашенко, а запрет на въезд действовал только для пятерых. Под действие моратория не попали два бывших министра внутренних дел Юрий Сиваков и Владимир Наумов, экс-генеральный прокурор Виктор Шейман, глава ЦИК Лидия Ермошина и бывший командир минского спецназа Юрий Подобед.
Таким образом, действие санкций, введенных в 2006 году, было приостановлено.

Поводом к введению Евросоюзом новых санкций в отношении граждан Беларуси и белорусских компаний и организаций стали события, произошедшие 19 декабря 2010 года в Минске, где оппозиция организовала несанкционированную акцию после завершения голосования на президентских выборах. Власти задержали сотни участников акции, включая оппозиционных кандидатов в президенты. Евросоюз решительно осудил белорусские власти и заявил о намерении применить санкции против Минска в качестве ответной меры.

31 января 2011 года главы МИД 27 стран Евросоюза на встрече в Брюсселе согласовали решении о введении санкций в отношении 158 представителей властей Беларуси, в том числе президента страны Александра Лукашенко. В число белорусских чиновников, на которых распространилось действие вводимых объединенной Европой санкций, попадали и старшие сыновья президента Беларуси — Виктор и Дмитрий Лукашенко.
В рамках санкций им был запрещен въезд в страны ЕС, а также были заморожены их финансовые авуары при наличии таковых.

23 мая 2011 года главы МИД стран ЕС расширили «черный список» белорусских официальных лиц еще на 13 человек в отношении которых предусматриваются «ограничительные меры», в том числе замораживание счетов и запрет на въезд в Евросоюз. В числе новых фигурантов — лица, «участвовавшие в репрессиях в отношении белорусской оппозиции», а также судьи и прокуроры, участвовавшие в судебных разбирательствах против оппозиционеров.

20 июня 2011 года главы МИД 27 стран Евросоюза приняли решение расширить санкции против Беларуси, введя эмбарго на поставки в страну «оружия и материалов, которые могут использоваться для внутренних репрессий». Министры также расширили и список белорусских лиц, которым был запрещен въезд в ЕС и чьи активы в Европе были заморожены. Имена белорусских лиц и компаний, подпадающих под санкции, в сообщении для СМИ не приводились.

10 октября 2011 года Евросоюз принял решение ввести санкции в отношении еще 16 представителей властей Беларуси. О том, кто из белорусских официальных лиц был подвергнут санкциям, не сообщалось.

Совет Евросоюза по иностранным делам в декабре 2011 года одобрил расширение санкций против Беларуси, согласно которым был запрещен въезд в ЕС более двум сотням белорусских чиновников.

В феврале 2012 года Совет ЕС принял постановление, открывающее путь для применения дополнительных санкций в отношении физических и юридических лиц в Беларуси, которые, по мнению ЕС, причастны к нарушениям основных прав человека в стране. Совет (ЕС по общим делам) добавил 21 человека, ответственных за подавление гражданского общества и демократической оппозиции в Беларуси, в список тех, кому воспрещается въезд (в ЕС) и чьи активы замораживаются.

Расширение санкций вызвало обострение белорусско-европейских отношений, Минск рекомендовал послам Польши и ЕС покинуть страну для консультаций. Евросоюз отозвал всех послов стран ЕС, аккредитованных в Беларуси, а в конце марта еще раз расширил список белорусских чиновников и компаний, подпадающих под санкции. Тогда в «чёрный список» были включены еще 12 граждан Беларуси и 29 компаний, которые, по мнению ЕС, причастны к нарушениям прав человека в стране. «Чёрный список» граждан Беларуси, на которых распространялись санкции Евросоюза, на тот момент стал насчитывать 243 фамилии.

23 апреля 2012 года главы МИД стран Евросоюза внесли изменения в режим санкций против Беларуси. В частности, Совет ЕС по иностранным делам одобрил правовые акты о стандартном исключении из режима санкций Евросоюза, предусматривающего замораживание активов белорусских юридических лиц, средств дипломатических миссий и представительств при международных организациях.

8 июня 2012 года стало известно, что семь стран, не входящих в Евросоюз, присоединились к ограничительным мерам, введенным ранее ЕС в отношении властей Беларуси. К санкциям в отношении властей Беларуси, принятым Советом ЕС 23 марта 2012 года, присоединились Хорватия, Македония, Черногория, Исландия, Сербия, Албания и Лихтенштейн.

В августе 2012-го напряженность в отношениях ЕС и Беларуси достигла нового уровня после высылки из Минска посла Швеции, который, по словам главы МИД Швеции Карла Бильдта, «слишком активно выступал в защиту прав человека». ЕС подверг также критике парламентские выборы в Беларуси в сентябре 2012 года, которые, по мнению Брюсселя, не соответствовали международным демократическим стандартам.

15 октября 2012 года Евросоюз принял решение продлить до 31 октября 2013 года санкции в отношении властей Беларуси в связи, как говорится в документе, с отсутствием общего улучшения ситуации с правами человека, законностью и соблюдением демократических принципов в республике.

29 октября 2013 года Евросоюз продлил до 31 октября 2014 года действие «ограничительных мер» против Беларуси. Совет ЕС также оставил в списке физических и юридических лиц, которым запрещен въезд в ЕС и чьи активы на территории сообщества заморожены, 232 физических лица и 25 компаний и предприятий.

30 октября 2014 года Совет Евросоюза продлил до 31 октября 2015 года действие «ограничительных мер» в отношении Беларуси. В свою очередь, Совет ЕС не нашёл оснований для того, чтобы оставить в списке 24 физических лица, которым ранее был запрещен въезд в ЕС и чьи активы на территории Евросоюза были заморожены. Кроме этого, ограничения были сняты с семи предприятий Беларуси.

В октябре 2015 года, после освобождения Минском всех политзаключенных и мирного проведения президентских выборов в стране, ЕС решил значительно ослабить санкционный режим, продлив санкции на четыре месяца и одновременно приостановив их действие против всех фигурантов списка, кроме четырёх человек, которых он считает лично ответственными за исчезновение людей. Санкции временно прекратили действовать и в отношении президента Беларуси.

Меры продолжили действовать против четырех фигурантов санкционного списка: Владимира Наумова (бывший министр внутренних дел), Дмитрия Павличенко (командир бригады спецназа внутренних войск МВД), Виктора Шеймана (экс-генеральный прокурор) и Юрия Сивакова (бывший министр внутренних дел). Евросоюз также оставил в силе оружейное эмбарго в отношении Беларуси.

Со стороны США в 2006 году были введены санкции, которые предусматривали блокирование собственности и активов десяти руководителей правительства Беларуси, включая президента страны Александра Лукашенко. С тех пор указ ежегодно обновляется. Так, в 2007 году были введены санкции в отношении концерна «Белнефтехим», в 2010 году — в отношении двух банков иранского происхождения, работающих в Беларуси.

В октябре 2015 года США частично сняли санкции в отношении девяти белорусских компаний, введённых в 2006 году за «подрыв демократического процесса». В частности, были разрешены запрещённые ранее транзакции с белорусским государственным концерном «Белнефтехим» и его американским подразделением, производителем шин ОАО «Белшина», производителем аммиака и удобрений ОАО «Гродно Азот», ОАО «Гродно Химволокно», ОАО «Лакокраска», ОАО «Нафтан», ОАО «Полоцк-Стекловолокно» и «Белорусским нефтяным торговым домом[7]».

Неэффективность европейских санкций

На практике введение санкций ЕС практически никак не повлияло на бизнес попавших под эти санкции компаний. Причин тут несколько. Две главные – их бизнес связан с государством, которое, в свою очередь, помогает компаниям работать на рынке; также бизнес попавших под санкции компаний по большей части связан с Россией и другими странами за пределами санкционного поля.

В 2012 году за месяц, прошедший с момента введения Евросоюзом санкций против компаний белорусского олигарха Юрия Чижа, они только улучшили свои позиции в рейтинге крупнейших налогоплательщиков белорусской столицы. По итогам января-апреля 2012 года компания «Трайпл» — третья в топ-10 крупнейших налогоплательщиков Минска (после «Белтрансгаза» и «Лукойл-Белоруссия»).

Юрий Чиж за месяц после введения санкций успел заявить о двух крупных проектах, не имеющих отношения к Евросоюзу. Один из них — это создание совместного предприятия по сборке БелАЗов в Кемеровской области, второй — строительство сборочного предприятия тракторов Минского тракторного завода в Пакистане. Кроме того, у бизнесмена огромный пакет заказов на строительство объектов внутри страны, а также «нефтяная отдушина» в виде украинского рынка нефтепродуктов.

Не стоит забывать, что санкции Евросоюза коснулись не всех нефтяных бизнесов, которые связывают с Юрием Чижом. Например, в числе крупнейших налогоплательщиков Минска за январь-апрель на четвертой позиции значится ОДО «Белнефтегаз», которое оказалось вне «черного списка» европейских чиновников[8].

Позиция Европейского Союза

«Это санкции не против страны, а против чиновников и фирм, но воспринимаются они в целом как санкции против страны. Это запрет въезда на территорию ЕС чиновников и бизнесменов, заморозка активов этих чиновников в ЕС, если они будут найдены. Но никакой информации о том, что кто-то из чиновников держал в ЕС свои деньги, нет, — объяснял ситуацию старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов. — Кроме того, страны ЕС обязались не поставлять и не продавать оружие и некоторые спецсредства, которые, по мнению ЕС, могли посодействовать белорусской милиции в разгонах оппозиции. И были санкции против ряда предприятий. По большому счёту это всё. Но от санкций есть ещё косвенный эффект. Например, многие европейские и американские инвесторы боятся приходить в Беларусь и вкладывать свои деньги, зная, что страна находится под санкциями. То есть эти санкции можно назвать символическими, они достаточно мягкие. Они не приводят к экономическому ущербу в целом для страны. Это не такие санкции, которые были наложены против Ирана или России. Никто не вводил запрет на покупку белорусских товаров, никто не ограничивал получение займов, как, например, в случае России. Торговля, которая шла между Беларусью и ЕС, продолжается. Но санкции влияли на репутацию страны[9]».

То есть с самого начала европейцы делали упор на политические санкции. То есть белорусских чиновников не пускали в Европу, резко ограничив тем самым круг их общения с европейскими коллегами. Также Беларусь до сих пор не представлена ни в одной политической структуре Европы, кроме ОБСЕ. Начиная с 2006 года европейские страны последовательно отклоняли все заявки официального Минска на членство в различных политических структурах Европы.
То, что Канада отменила введённые 11 лет назад санкции — это своего рода знак: Запад больше не рассматривает Беларусь как «последнюю диктатуру Европы». Другой подобный знак — недавняя сессия ПА ОБСЕ, впервые прошедшая в Минске 5-9 июля.

Но началось всё намного раньше. Ещё 25 февраля 2016 года Совет Европейского союза официально закрепил решение о том, что не будут продлены санкции в отношении 170 граждан и трех юридических лиц Беларуси, истекавшие 29 февраля. Соответствующее политическое решение было принято незадолго до этого — 15 февраля[10].

Санкции были отменены в том числе в отношении Александра Лукашенко и двух его сыновей Виктора и Дмитрия, главы ЦИК Лидии Ермошиной, министра информации Лилии Ананич, главы КГБ Валерия Вакульчика и его предшественника Степана Сухоренко. Также из «чёрного списка» были исключены 10 компаний: «Белтехэкспорт», «Белтех Холдинг», «Спецприборсервис», «Трайпл», «Раковский бровар», футбольный клуб «Динамо», «Простор-Трейд», «АкваТрайпл», «КварцМелПром», Берёзовский комбинат силикатных изделий.

Впрочем, тогда же Евросоюз официально продлил на год действие оружейного эмбарго против Беларуси и санкции в отношении четырёх человек, которых подозревают в причастности к исчезновению противников Лукашенко — политиков и журналиста. Это Владимир Наумов (бывший министр внутренних дел), Виктор Шейман (бывший глава Администрации президента), Юрий Сиваков (в период исчезновения политиков занимал должность главы МВД) и Дмитрий Павличенко (командир бригады спецназа внутренних войск МВД)[11].
17 февраля также и Норвегия, которая вслед за ЕС ввела ограничительные меры против Беларуси, сообщила об их частичном снятии.

«Норвегия снимет те ограничительные меры в отношении Беларуси, решение по которым принято ЕС», — сказала представитель по связям с общественностью МИД Норвегии Астрид Сель[12].

Позиция США

Американские санкции против Беларуси впервые были введены в октябре 2004 года, когда был принят документ «Акт о демократии в Беларуси». Он содержал анализ белорусской политической реальности и законодательства. В одиннадцати пунктах описывались признаки авторитарности режима Александра Лукашенко: от исчезновений критиков политической системы и жестокого подавления мирных демонстраций до присвоения власти и формирования подконтрольного парламента.

Помимо санкций в Акте описывались виды помощи, правом оказывать которую Конгресс наделял президента США. «Пряник» для Беларуси заключался в поддержке оппозиционного сегмента гражданского общества через увеличение ассигнований на теле- и радиовещание на Беларусь. Кроме того предполагалась поддержка независимых от государства СМИ (в т.ч. печатающихся за границей), международные обмены для представителей оппозиции, поддержка оппозиционных партий. Документ детально перечислял высших государственных чиновников Беларуси, однако санкции в их адрес не вводились. «Кнутом» был запрет правительственным и всем связанным с ними организациям США на предоставление Беларуси ссуд и инвестиций. Тот же запрет необходимо было реализовывать американским представителям во всех финансовых организациях, куда США входили в качестве члена (т.е. и Всемирный Банк, и МВФ).

При этом санкции не касались продукции гуманитарного назначения, сельскохозяйственных продуктов или медикаментов. Они налагались до тех пор, пока правительство Беларуси не исполнило бы условия США: освобождение помещённых в тюрьму из-за политических или религиозных убеждений; снятие политически мотивированных обвинений против всех оппозиционных деятелей и независимых журналистов; расследование их исчезновений; прекращение всех форм преследования и репрессий против независимых СМИ, политических организаций и профсоюзов, религиозных организаций; проведение свободных и честных президентских и парламентских выборов – в соответствии с принципами ОБСЕ.

В 2006 году Конгресс США принял «Уточняющий акт о демократии в Беларуси», продлив санкции предыдущего акта ещё на два года и увеличив финансирование оппозиции и независимых масс-медиа. Санкции по-прежнему не касались персонально чиновников.
В 2011 году был принят новый «Акт о демократии и правах человека в Беларуси». Из 22 «обвинительных пунктов» 10 касались подавления акции 19 декабря 2010 года, когда были задержаны 700 человек, включая многих кандидатов в президенты. Документ расширил круг упоминаемых чиновников, прибавив к ним сотрудников правоохранительных органов. Кроме того, США призвали Международную федерацию хоккея приостановить подготовку к ЧМ-2014 в Минске и ввели санкции в отношении отдельных белорусских предприятий, запретив деловые контакты с ними и заморозив их активы.

Наконец, в начале 2012 года на территорию США был запрещён въезд президенту Лукашенко (США не признают его легитимным руководителем государства), двум его старшим сыновьям и упоминавшимся выше чиновникам – всего 157 человек. В 2013 году санкции были продлены ещё на год[13].

В октябре 2015 года Министерство финансов США частично приостановило санкции против ряда компаний из Беларуси. Это «Белнефтехим» и её филиал в США (Belneftekhim USA), «Белшина», «Гродно Азот», «Гродно Химволокно», «Лакокраска», ОАО «Нафтан», «Полоцк Стекловолокно». Далее это решение продлевалось на шесть месяцев в апреле и октябре 2016 года, а затем в апреле 2017-го.

С другой стороны, уже 13 июня нынешнего года президент США Дональд Трамп продлил санкции в отношении некоторых представителей белорусской власти.

«Я направил в Федеральный реестр для публикации уведомление о том, что режим чрезвычайного положения в связи с действиями и политикой определённых членов правительства Беларуси и других лиц, подрывающих демократические процессы и структуры в этой стране, продолжится после 16 июня 2017 года, — сказано в письме Трампа, адресованном руководителям конгресса США. — В стране имеют место нарушения прав человека, связанные с политическими репрессиями, коррупция. Это представляет угрозу для национальной безопасности и внешней политики Соединенных Штатов».

Полный список «запрещённых» белорусских чиновников Белый дом не раскрывает, но известно, что в списке кроме самого Александра Лукашенко находятся его старший сын Виктор Лукашенко, бывший замглавы Администрации президента Наталья Петкевич, глава Центризбиркома Лидия Ермошина и управделами президента Виктор Шейман.
В тот же день (13 июля 2017) временный поверенный в делах Беларуси в США Павел Шидловский сказал журналистам, что Беларусь работает над полным снятием американских санкций.

«Отношения между Беларусью и США развиваются. Этот процесс носит достаточно устойчивый характер. Нормализация происходит в течение последних нескольких лет. Идёт движение навстречу, но есть ещё определённые стереотипы, еще не полностью сняты американские санкции. Они приостановлены в отношении предприятий „Белнефтехима“. Мы работаем над тем, чтобы эти санкции были сняты полностью», — отметил Павел Шидловский.

По его словам, улучшение атмосферы двусторонних отношений Беларуси и США позволяет развивать сотрудничество по целому ряду направлений, в том числе торгово-экономическому и инвестиционному.

«Мы налаживаем диалог с новой администрацией президента США. Состоялся визит заместителя министра иностранных дел Беларуси, политические консультации с Госдепартаментом. Позитивные контакты с Госдепартаментом, другими структурами США продолжаются. США поддерживают суверенитет и независимость Беларуси, и составной частью этой поддержки является поддержка экономической независимости. Соответственно, экономические контакты между двумя странами развиваются», — добавил Павел Шидловский.

В начале июля член сената конгресса США и делегат сессии ПА ОБСЕ Роджер Уикер рассказал, что нужно сделать Беларуси для отмены американских санкций. В числе первых мер, которые могут привести к улучшению двусторонних отношений между Беларусью и США, он назвал регистрацию неправительственных организаций и политических партий. По словам политика, об этом он говорил и лично Александру Лукашенко во время их встречи в Минске[14].

Влияние санкций на экономику Беларуси

В самой Беларуси снятие западных санкций не становится предметом общественного обсуждения. В повседневной жизни действие этих санкций никто особо и не ощущал — белорусская экономика «завязана» на Россию и Китай, а они никаких санкций не вводили. С другой стороны, основные товары, которые Беларусь поставляет на рынок Европейского Союза, — это продукты нефтепереработки, древесина, калийные и азотные удобрения, металлопрокат. А на эти группы товаров санкции европейцами никогда и не вводились. Соответственно, по ним нет и не может быть какой-либо статистики.

Американские экономические санкции были сравнительно болезненными для Беларуси. По оценкам экспертов, ежегодные потери белорусских экспортеров от американских санкций превышали 200 млн долларов. Больше всех страдали поставщики калийных удобрений: их экспорт составлял 100 млн долларов в год. Экспорт нефтепродуктов в США, суммарный объём которых в 2006 и 2007 годах был 240 млн долларов, в период действия санкций снизился до минимальных уровней. ОАО «Белшина» теряла от снижения поставок 20-25 млн долларов ежегодно. Значительные суммы денег недополучал и «Гродно Азот», среднегодовая выручка которого на американском рынке с 2008 года оценивалась в 50 млн долларов. Тем не менее, в масштабах всей белорусской экономики для рядовых обывателей действие именно американских санкций не ощущалось практически никак. Причина этого в том, что все перечисленные предприятия прямо или косвенно контролируются государством. И именно государство в условиях падения из-за санкций объёмов торговли этих предприятий с США обеспечило компенсацию в виде как внутренних государственных заказов, так и в виде облегчённого выхода на рынки постсоветских стран[15].

Однако, как считают эксперты, приостановка либо отмена санкций не вызывает быстрого роста белорусского экспорта в США и страны ЕС. С другой стороны, сам факт снятия санкций позитивно влияет на инвестиционный и бизнес-климат в Беларуси. Официальный Минск уже в прошлом году получил доступ к финансовым инструментам Европейского инвестиционного банка (и недавно разместил там свои евробонды), а также к программам ЕБРР. Также в Минске рассчитывают на содействие ЕС по вопросу вступления Беларуси в ВТО и упрощение визового режима (переговоры об этом находятся уже на завершающей стадии). Наконец, обсуждается получение Минском макрофинансовой помощи ЕС в виде грантов для поддержки социально-экономического развития.

Ну а в среднесрочной перспективе для Беларуси открывается возможность разработки и подписания с ЕС Договора об ассоциации и Договора о стратегическом партнёрстве.
И ещё один момент. По экономике Беларуси достаточно сильно бьют экономические санкции, которые мировое сообщество ввело в отношении России из-за её агрессии против Украины. Но воздействие это косвенное, оно проявляется тремя путями:

1. Из-за санкций резко упала покупательная способность российских граждан и предприятий. Соответственно, снизился спрос на белорусские товары, для которых российский рынок — главный.

2. В условиях санкционного давления правительство России начало реализовывать программы импортозамещения. То есть россияне начинают сами производить в том числе товары и продукты, которые прежде закупали у Беларуси.

3. Из-за санкций обрушился курс российского рубля, что повлекло резкое падение доходов белорусских предприятий, работающих на российский рынок. Следствием стала девальвация белорусской валюты — более значимая, чем падение российского рубля.

Когда официальные представители Министерства финансов Беларуси проводили встречи с инвесторами в Европе и США в ходе размещения еврооблигаций, они представили презентацию для инвесторов, в которой указаны в том числе и факторы риска, связанные с инвестированием в белорусскую экономику. В соответствующем разделе перечислено 15 рисков, включая уязвимость государства перед коррупцией, перед внешними шоками, неустойчивость белорусской валюты, сложные отношения с Евросоюзом и США, влияние конфликта в Украине и т.д.

Несколько рисков, о которых белорусский Минфин решил предупредить потенциальных инвесторов, прямо или косвенно связаны с Россией — крупнейшим торговым партнёром и крупнейшим кредитором Беларуси. Помимо стандартного предостережения о том, что «ухудшение отношений с Россией может негативно повлиять на поставки топлива и энергоресурсов в Беларусь и российские инвестиции в Беларуси», Минфин указал на «непрямой отрицательный эффект» для белорусской экономики от западных санкций против российских и украинских фигур и компаний. «Санкции, введенные против определённых российских лиц и компаний Соединенными Штатами, Евросоюзом и другими странами, могут не позволить Беларуси торговать с некоторыми российскими контрагентами, что может оказать существенное негативное влияние на торговлю и экономику Беларуси», — говорится в презентации[16].

Не санкции, но вместо санкций

Реальная проблема воздействия Запада на белорусскую экономику — это не политически мотивированные санкции, а различные меры, посредством которых Европейский Союз закрывает свой рынок для производителей из-за пределов ЕС. То есть Евросоюз просто защищает собственных производителей — например, вводя антидемпинговые санкции против конкретных продуктовых позиций конкретных производителей, или принимая заведомо завышенные стандарты качества для импортируемой продукции. Возможны и другие причины для закрытия рынка для тех или иных производителей — например, использование ими рабского труда или вовлечённость в коррупционные схемы.

Здесь важно отметить, что подобные действия не имеют абсолютно никакой политической подоплёки и применяются отнюдь не только к предприятиям Беларуси. Тем не менее, официальный Минск предпочитает их трактовать именно как политические.

«В мировой экономике всё больше укрепляется принцип национального протекционизма (…). Это усложняет продвижение нашей продукции. К примеру, Европа хоть и пошла с нами на некоторое сближение, по-прежнему не даёт хода ряду белорусских изделий, — сказал Лукашенко 21 апреля 2017, выступая с ежегодным посланием белорусскому народу и Национальному собранию. — Нас не пускают на рынок Евросоюза… А мы почему не отвечаем? Почему не защищаемся? Почему аналогично им абсолютно симметрично и адекватно не показали ценность Беларуси? Если не сможем найти дополнительные возможности для увеличения поставок белорусской продукции за рубеж, то трудно будет поднять нашу экономику на новый уровень[17]».

Здесь можно с высокой долей вероятности предположить, что трактовка чисто экономических действий как политических — попытка белорусского руководства оправдать свои провалы в промышленной политике.

Есть ещё один момент, который важно отметить в данном контексте. В природе не существует никаких оценок ущерба, который несёт Беларусь в целом из-за трудностей выхода её предприятий на западные рынки, либо от вводимых периодически антидемпинговых пошлин. Во-первых, речь тут идёт в основном об упущенной выгоде — а у Министерства экономики просто нет соответствующих методик, позволяющих её оценить в масштабах страны.
Во-вторых, здесь срабатывает такой эффект: зачастую руководители предприятий (обычно — государственной собственности) даже не предпринимают усилий по выходу на рынки ЕС, объясняя это тем, что «всё равно не пустят». И стараются работать на уже освоенных рынках России, постсоветских государств и/или стран «третьего мира». Оценить ущерб от такой «мотивированной безынициативности» — невозможно в принципе.

Официальный Минск в ближайшие пять лет ставит перед собой задачу полностью нормализовать отношения с Евросоюзом и заключить с ним базовое соглашение о партнёрстве и сотрудничестве. Очевидно, что это соглашение будет учитывать участие Беларуси в различных интеграционных проектах как на постсоветском пространстве (СНГ, ЕАЭС, Союзное государство), так и других инициативах, например, в Экономическом поясе Шёлкового пути.
Подписание такого базового соглашения с ЕС, а также вступление Беларуси во Всемирную торговую организацию (ВТО), несомненно, способны значительно облегчить выход белорусской продукции на рынки Евросоюза, а также США и Канады[18].

Пример трудностей по работе с Евросоюзом

19 июня 2017 года Европейская комиссия (ЕК) ввела сроком на 5 лет 10.6% окончательную антидемпинговую пошлину на импорт горячекатаной арматуры периодического профиля из Республики Беларусь — то есть Белорусского Металлургического Завода (БМЗ), являющегося единственным экспортёром арматуры в стране.

Решение было принято по результатам антидемпингового расследования, которое показало, что металлопродукция из Беларуси продавалась в ЕС «на 58% ниже нормальной рыночной стоимости», говорится в сообщении ЕК. В Евросоюзе рассчитывают, что ввозные пошлины защитят европейских производителей от недобросовестной белорусской конкуренции в ближайшие пять лет.

Антидемпинговое расследование в отношении импорта белорусской арматуры началось в марте 2016 года, а в декабре 2016 года Еврокомиссия ввела временную пошлину размером 12,5%. Далее расследование продолжалось еще в течение шести месяцев. После этого было принято решение о постоянно действующей антидемпинговой пошлине.

Единственным производителем строительной арматуры в стране является Белорусский металлургический завод. На БМЗ отвергают обвинения в демпинге.

«БМЗ работает в рыночных условиях и исключительно по правилам рынка. Предприятие не может себе позволить реализацию металлопродукции по ценам, не соответствующим затратам на её производство», — заявлял в интервью газете «СБ. Беларусь Сегодня» гендиректор БМЗ Анатолий Савенок.

По его мнению, ЕС, начиная антидемпинговое расследование, скорее всего, сосредоточился исключительно на ситуации, сложившейся в 2015 году, когда БМЗ временно увеличил свой экспорт в Польшу и страны Балтии.

«Способствовало этому в том числе и закрытие двух заводов (в Латвии и Словакии), — объяснял Савенок. — Образовавшуюся нишу оперативно и заполнил БМЗ, перенаправив часть объёмов с менее выгодного на тот момент рынка России».

При этом в 2016 году импорт из Беларуси в Польшу и страны Балтии вновь снизился, практически достигнув прежнего уровня. «Руководствуясь всё той же целью получения максимального объема прибыли, БМЗ снова вернулся к поставкам арматуры в Российскую Федерацию, где укрепился курс рубля и образовался спрос в связи с увеличением продаж в дальнее зарубежье российскими производителями», — отмечали на жлобинском заводе.
Антидемпинговое расследование началось после жалобы Европейской ассоциации производителей стали (Eurofer) от имени компаний, на долю которых приходится 25% рынка арматуры в ЕС. В числе таковых — Celsa Huta Ostrowiec, Feralpi Sideruglica и Riva Acier. В Eurofer заявили, что объём и цены импорта оказали отрицательное влияние на объёмы продаж и уровень цен на рынке Евросоюза, что приводит к существенным неблагоприятным последствиям для финансового положения промышленных предприятий ЕС[19].

На попавшем под «удар» Еврокомиссии белорусском предприятии ОАО «БМЗ — управляющая компания холдинга «БМК» отметили, что на протяжении более 25 лет БМЗ поставлял на европейский рынок арматуру, которая использовалась при строительстве и реконструкциях объектов во многих городах Европы.

«Мы хотели бы подчеркнуть, что маркетинговая политика, проводимая БМЗ, была абсолютно справедливой и правильной, она показала Европейской комиссии рыночный подход компании, — прокомментировал ситуацию партнер Van Bael & Bellis Ричард Лафф, представлявший в ходе антидемпингового расследования интересы БМЗ. — Действительно, даже после принятия различных сомнительных „корректировок“ комиссия смогла установить „подрыв“ цен европейских производителей на уровне всего лишь 2,8%. Это означает, что в среднем импорт из Беларуси продавался в ЕС фактически по тем же ценам, что и европейскими производителями».

Он подчеркнул, что единственная причина, по которой была введена пошлина в размере 10,6%, заключается в том, что вместо сопоставления цен по странам и в течение того же периода комиссия проводила средние расчёты в соответствии со своей собственной практикой без учёта различий в странах сбыта продукции, временных периодах и т.д.

«Это привело к тому, что маржа составила 10,6%, которая, на наш взгляд, является искусственной. Тем не менее многие специалисты отмечают общий результат расследования против импорта белорусской арматуры: за последние 20 лет ЕС никогда не вводил столь низких антидемпинговых пошлин на стальную продукцию. Низкий уровень пошлины (10,6%), установленный, несмотря на требование Eurofer о 25%, да ещё и в то время, когда сталелитейная промышленность в ЕС ведёт себя достаточно агрессивно с целью получить высокие защитные пошлины любой ценой, является подтверждением отличной работы команды БМЗ по защите своих интересов», — считает Лафф.

В БМЗ подчеркнули, что введение антидемпинговой пошлины, временно закрывшее белорусской арматуре рынок ЕС, не стало для Белорусского металлургического завода потрясением, наносящим серьёзный урон его экономике.

«Во-первых, доля арматуры, отгружаемой в страны ЕС, на протяжении 2012-2015 годов в среднем составляла 12,3% от общего объёма экспорта БМЗ. Во-вторых, ещё на стадии оглашения предварительных результатов предприятием была разработана стратегия, исходя из которой проводится перераспределение высвобождающихся объёмов продукции на другие направления», — подытожили в компании.

По данным собеседников агентства S&P Global Platts, пошлина сделала рынок ЕС непривлекательным для БМЗ, по крайней мере пока стоимость евро по отношению к доллару остается на текущем низком уровне $1,1. Если только евро повысится до своей прежней стоимости в $1,3, эта пошлина может уменьшиться до почти ничтожного значения, а рынок станет снова интересным.

БМЗ уже снизил свои продажи арматуры в ЕС. Например, в январе-мае 2016-го он продал 60 тыс. тонн в Германию, 10 тыс. т — в Польшу и 15 тыс. т — в Нидерланды. За те же пять месяцев 2017-го эти страны не получили никаких поставок арматуры из Беларуси.

Но это не означает, что заводские мощности по арматуре остаются недозагруженными, и это не значит, что БМЗ теряет валовый выпуск, т. к. завод нарастил продажи продукции с большей добавленной стоимостью, в основном стальной прокат для машиностроения. При этом БМЗ сохраняет объёмы продаж арматуры. Стратегически он нацелен на рост продаж в России — там в конце 2016-го экономика вернулась к росту и её потребность в стали начала повышаться. Также растут продажи в странах Европы, не входящих в состав ЕС, таких как Норвегия, Исландия, Сербия и Черногория. Кроме того, как стало известно S&P Global Platts, БМЗ работает над восстановлением поставок в страны Северной Африки и Ближнего Востока, где завод до «арабской весны» продавал много арматуры[20].

  1. http://belapan.by/archive/2017/07/11/eu_911506/
  2. http://president.gov.by/ru/news_ru/view/soveschanie-po-prioritetam-vneshnej-politiki-belarusi-na-sovremennom-etape-16653/
  3. https://sputnik.by/economy/20170627/1029497034/kanada-snimet-s-belarusi-sankcii-12-iyulya.html
  4. http://belapan.by/archive/2017/07/12/911576/
  5. http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=uriserv:OJ.L_.2015.284.01.0062.01.ENG
  6. https://ria.ru/world/20141030/1030965961.html
  7. https://ria.ru/spravka/20160215/1374712143.html
  8. http://wwww.kurs.by/news/biznes/belorusskim-oligarkham-sanktsii-evrosoyuza-ne-pomekha
  9. https://www.kp.by/daily/26445/3316244/
  10. https://sputnik.by/politics/20160225/1020411676.html
  11. https://news.tut.by/politics/484831.html
  12. https://sputnik.by/politics/20160217/1020214384.html
  13. http://www.foreignpolicy.ru/analyses/sanktsii-v-belorussii-priveli-k-tomu-chego-pytalsya-izbezhat-zapad/
  14. https://news.tut.by/economics/551171.html
  15. http://www.zautra.by/art.php?&sn_nid=19824
  16. http://www.rbc.ru/finances/15/06/2017/59429d019a79476202fd9b73
  17. https://www.interfax.by/news/belarus/1223320
  18. https://sputnik.by/columnists/20170111/1026902356/o-chem-budet-novoe-soglashenie-o-partnerstve-mezhdu-es-i-belarusyu.html
  19. https://news.tut.by/economics/547925.html
  20. https://belsteel.com/press/novosti.php?id=1046

Аналитический центр «A&A»,
«Наш Дом

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.