В четверг в Минске прошла персональная пресс-конференция главы Миссии МВФ в Беларуси Питера Долмана. Он рассказал журналистам, что последние несколько недель МВФ проводил консультации с правительством Республики Беларусь, шли дискуссии с правительственными чиновниками, с представителями частного бизнеса и гражданского общества Беларуси. Их тема – пути развития белорусской экономики, риски для неё и возможные способы реформирования.

Попытаемся, анализируя сказанное на пресс-конференции, подвести итоги работы в Беларуси с 26 октября по 10 ноября плановой миссии МВФ в рамках ежегодных консультаций.

Успехи и риски

Во-первых, эксперты МВФ отметили некоторые (пока скромные) экономические успехи белорусских властей.

«Мы предполагаем, что экономический рост достигнет в 2017 году в Беларуси 1,7% и останется в среднесрочной перспективе около 2%. Но если правительство не предпримет дополнительных усилий, то Беларусь останется уязвимой для всех шоков. Восстановление роста в значительной степени объясняется улучшением внешних условий, но также усилиями правительства по стабилизации, предпринятыми в течение последних двух с половиной лет», — рассказал Долман.

Питер Долман

Рост от 1,7% до 2% – много это или мало? С одной стороны, на фоне длящегося с конца 2014-го кризиса, – это хорошо. С другой стороны, все страны нашего региона – Центральной и Восточной Европы – и даже воюющая Украина – показывают намного более значительный экономический рост. Да что там Европа… Мы с детства привыкли шутить по поводу нищеты стран Африки. А теперь оказалось, что в 2017 году в странах Африки к югу от Сахары впервые за пять лет ожидается восстановление темпов роста экономики до среднего уровня 2,6% (годом ранее этот показатель составлял 1,4%). К таким выводам пришли эксперты МВФ в своём региональном исследовании. Любопытно, что в будущем году экономисты МВФ прогнозируют увеличение темпов роста ВВП африканских стран до 3,4%. В лидерах — Эфиопия (8,5% ВВП), Сенегал (6,5%), Гвинея (6,7%) и Гана (5,9%).

Получается, что даже воспетые в анекдотах про людоедов лидеры стран Африки оказываются более эффективными руководителями своих государств, чем «всенародно избранный» Александр Лукашенко.

Идём дальше. Глава Миссии МВФ признал, что после кризиса 2014-2015 годов белорусские экономические власти ужесточили бюджетно-налоговую и денежно-кредитную политику. Была проведена оценка качества активов банков, реализованы фискальные структурные меры и пенсионная реформа. Хотя степень долларизации высока, вследствие предпринятых Нацбанком мер она начала снижаться, и при этом растут депозиты, отмечают в Фонде.

Питер Долман отметил, в частности, рекордно низкую (по белорусским меркам, правда) инфляцию, но упомянул и значительные риски, которые связаны с последствиями трёх макроэкономических кризисов после 2008 года и сохранением нереформированного госсектора. Кроме того, в стране негативная демографическая ситуация, добавил он. Это старение населения, уменьшение числа трудоспособного населения и эмиграция наиболее трудоспособных людей.

Как рассказал журналистам Питер Долман, последние несколько недель МВФ проводил консультации с правительством РБ. Обсуждались пути развития белорусской экономики, риски для неё и возможные способы реформирования. А по сути — согласится ли Беларусь, которая традиционно нуждается в средствах, в обмен на очередной кредит реформировать свою экономику по рыночным рецептам. Ранее МВФ требовал от правительства и НБРБ ужесточения денежно-кредитной политики и либерализации цен. Белорусские власти согласились, и результат за два года очевиден: обменный курс белорусского рубля стабилизировался, уровень инфляции упал, потребление и инвестиции выросли.

Что делать с неэффективным госсектором?

Теперь МВФ требует от официального Минска более серьёзных мер по реформированию экономики, но на них руководство Беларуси пойти пока не готово.

Фонд настоятельно рекомендует белорусскому правительству три приоритетных направления работы.

«Во-первых, Беларуси необходимо продолжать экономическую политику, ориентированную на макроэкономическую стабильность и стабильность финансового сектора. Во-вторых, правительству следует проводить углубленные реформы в секторе государственных предприятий более быстрыми темпами, а также создать условия для частного сектора, чтобы он мог играть более значительную роль, выступая движущей силой экономического роста. В-третьих, крайне важно, чтобы правительство обеспечило более значительную поддержку тем, кого больше всего затронет переходный период от экономики, в которой доминирующее положение занимают государственные предприятия, к более рыночно ориентированной экономике. Такие меры должны включать временные пособия по безработице и переподготовку кадров и другие программы активных мер на рынке труда», — пояснил Питер Долман.

Также он упомянул требование Фонда как можно быстрее скорректировать тарифы на жилищно-коммунальные услуги для населения, снижать затраты, достичь уровня полного возмещения затрат в течение двух лет. Это позволит устранить практику перекрёстного субсидирования, которая обременяет предприятия и допускает неэффективное использование средств. Существующее субсидирование цен для населения следует заменить расширенной и более адресной системой поддержки для компенсации последствий наименее обеспеченным людям.

Итак, макроэкономической и финансовой стабильности мы худо-бедно достигли, хотя это и потребовало от Беларуси немалых усилий. С социальной защищённостью проблема действительно есть, так как пособие по безработице составляет максимум $10, да и получить его очень сложно, и надо отрабатывать на бесплатных общественных работах, и выплачивают не больше года. Вот это действительно нужно вводить в цивилизованные рамки.

Но главное требование МВФ — быстро реформировать государственные предприятия, составляющие, по некоторым оценкам, до 80% экономики Беларуси. Нынешние власти считают, что оно не просто трудновыполнимо, но и чревато масштабными социальными потрясениями. При этом никто не спорит с тем, что находящийся в собственности государства реальный сектор экономики — неэффективен, страдает от низкой производительности труда, чрезмерно высокой по мировым меркам энерго- и материалоёмкости, да и вообще устарел и требует коренной модернизации.

Однако оппоненты МВФ объясняют: белорусские промышленные гиганты нельзя просто остановить, поскольку на них висит огромная ”социалка” — детские сады, поликлиники, пенсионные выплаты, да и в большинстве белорусских регионов просто нет других работодателей, кроме госпредприятий, где крупных, а где и мелких. Частный бизнес в сколько-нибудь значимых масштабах в белорусской провинции пока отсутствует, иначе не приходилось бы принимать специальные президентские указы по его развитию, давать сверхльготные условия…

В свою очередь, МВФ предлагает реформу госпредприятий если не через приватизацию, то через реструктуризацию, то есть дробление большого завода на несколько небольших самостоятельных производств. Кто-то из них в итоге окажется прибыльным, а кто-то обанкротится. Но если в стране одновременно действительно будет развиваться частный бизнес, то он неизбежно поглотит высвободившиеся рабочие руки. Именно таким путём реформирования экономики ещё четверть века назад прошли многие постсоциалистические страны Восточной и Центральной Европы – и прошли вполне успешно.

Это и Польша, и Чехия, и Словакия, и Венгрия, и Эстония. Что характерно, большинство их промышленных гигантов никуда в итоге не делось – сегодня процветают и «Шкода», и «Татра», и Гданьские судоверфи. А кто обанкротился (типа ВЭФ или «Икаруса» – тот дал пищу для множества мелких частных бизнесов). Как результат, во всех перечисленных странах уровень жизни людей сегодня – намного выше, чем в Беларуси.

А у нас всё пока свелось к тому, что переговоры МВФ с белорусскими властями остановлены. Отвечая на вопрос о возможности возобновления переговоров по программе кредитования, Долман отметил: «Дверь для Беларуси всегда открыта. Любой запрос — финансовая поддержка, техническая помощь, дискуссия по любому вопросу экономической политики». Он подчеркнул, что в целом позиции фонда и правительства Беларуси совпадают, но власти хотят двигаться намного более медленно.

Реформы и долги

В последние недели и МВФ, и представители других западных структур активно настаивают на проведении быстрых и решительных экономических реформ, причём именно в сегменте государственных предприятий. Наиболее ярко это проявилось на недавнем «Кастрычніцкім эканамічным форуме». Его посетило целое «созвездие» важных лиц, в том числе глава представительства Европейского Союза в Беларуси Андреа Викторин, региональный директор Всемирного банка по Беларуси, Молдове и Украине Сату Кахконен и Атанасиос Арванитис, заместитель директора Европейского департамента МВФ. А также Шамик Дхар, главный экономист и директор по экономике МИД Великобритании, Артур Радзивилл, директор по страновой экономике и политике ЕБРР, Бас Баккер, старший региональный постоянный представитель МВФ по региону Центральной и Восточной Европы, Питер Долман, глава миссии МВФ в РБ и многие другие известные эксперты.

Андреа Викторин в своём выступлении (оно было ключевым) упомянула структурные слабости белорусской экономики, поставив на первое место как раз доминирование неэффективных госпредприятий, которые самим своим существованием не дают развиваться малому и среднему бизнесу. При этом представитель ЕС похвалила принятые этой осенью белорусским руководством меры по развитию малого бизнеса. Однако, по её мнению, эти меры ещё должны будут доказать свою эффективность и вообще применимость в белорусских условиях.

Вообще же на экономическом форуме иностранцы, казалось, только и говорили, что о белорусских промышленных гигантах. Их роль для белорусской экономики сравнивали с ролью нефти для России — гарантированные нефтяные и газовые доходы заставляют Россию оставаться на “нефтяной игле” вместо того, чтобы развивать другие отрасли экономии.

Напомним, что ещё в марте по приглашению Александра Лукашенко Минск посетили не только Питер Долман, но и замглавы Европейского управления МВФ Танас Арванитис и старший региональный представитель МВФ по региону СНГ Бас Баккер. Тогда глава Беларуси сказал, что пригласил представителей МВФ, чтобы обсудить «буквально 1-2 вопроса, которые для меня и страны очень важны». По словам представителя МВФ, одним из обсуждаемых моментов была экономическая и социальная ситуация, также обсуждалась система социальной защиты.

Уже в начале года практически была готова к подписанию программа Беларуси с МВФ, поддерживаемая кредитом на сумму не менее $3 млрд на десять лет под 2,28% годовых. Но кредиторы требовали либерализации экономики и ликвидации перекрёстного субсидирования. Как в феврале отмечал первый вице-премьер Василий Матюшевский, оставалось принять политическое решение.

Но вместо этого программа сотрудничества с МВФ была «поставлена на паузу»: Минск разместил евробонды на $1,4 млрд и договорился о новых кредитах с руководством России, а также получил новые транши кредита от ЕФСР. В итоге острая потребность в дополнительном финансировании отпала. Зато выросли долги.

Внешний государственный долг РБ по состоянию на 1 октября 2017 года составил $16,3 млрд, увеличившись с начала года на $2,7 млрд, или на 20%. В январе-сентябре государство привлекло внешние займы на $3,41 млрд. Основной объём — $1,4 млрд — это средства от размещения еврооблигаций. Крупными кредиторами выступили также Евразийский фонд стабилизации и развития (ЕФСР, транш на $600 млн), правительство и банки России ($1,09 млрд), банки Китая ($194,5 млн), Международный банк реконструкции и развития ($122,6 млн), ЕБРР ($3,9 млн).

Внутренний государственный долг по состоянию на 1 октября 2017 года составил 9,4 млрд рублей ($4,7 млрд). За январь-сентябрь 2017 года размещено внутренних валютных государственных облигаций для юридических и физических лиц на сумму $416,2 млн.

Уже известно, что и в будущем году для расчётов по внешнему долгу нам потребуются новые заимствования. Внешние обязательства в 2018 году составят $2,5 млрд, около $1,7 млрд планируется рефинансировать за счёт новых займов. В частности, речь идёт о новом размещении евробондов.

На пресс-конференции журналисты поинтересовались у Питера Долмана: как эксперты МВФ оценивают тот факт, что уже в нынешнем году внешний долг Беларуси вырос почти на 20%, и при этом правительство страны берёт новые кредиты, чтобы погашать старые долги.

«Внешний долг, который сегодня уже превышает 75% ВВП, — один из значительных факторов уязвимости для белорусской экономики», — ответил глава миссии МВФ.

Одновременно фактором риска, по словам Питера Долмана, является уровень золотовалютных резервов (ЗВР). Они в нынешнем году значительно выросли, но их уровень всё ещё находится на уровне ниже безопасного. Другой характерный для нашей страны фактор риска — высокий уровень долларизации экономики. Но важнее всего, считают в МВФ, всё же реформировать от госпредприятия, ради поддержки которых белорусское руководство вынуждено залазить в долги, наращивать задолженность внешнюю и внутреннюю.

Экспертная группа «Нашего Дома»

 


  • Зато,мы по количеству ментов впереди планеты всей!

  • Андрей Люгер

    МВФ – молодцы !!!.. Давать деньги тому кто и так является Грабителем и Хроническим Попрошайкой – это было бы не правильно !!!