Правозащитник “Нашего Дома” Валерий Щукин получил 10 базовых. За патриотизм. Что это было? Попробуем разобраться…

О том, что белорусские суды попирают процессуальные нормы написаны сотни статей в СМИ.

О выполнении Конституционных норм даже заикаться не приходится: основной государственный закон судьи не знают (коли не выполняют).

Видимо заглядывали в этот документ лишь в учебном заведении. Да и только для того, чтобы получить диплом юриста.

Особенно рьяно ненавидят Конституцию судьи столичного Фрунзенского районного суда.

* * *

19 мая 2017 года в этом здании на улице Дунина-Марцинкевича судили меня, правозащитника общественной организации “Наш дом”.

Процесс вела судья-беспредельщица Мария Ерохина.

В процессуальном кодексе написано прямо и понятно. Понятно всем, кроме Ерохиной.


Статья 2.8 ч.1

Физическое лицо, в отношении которого ведется административный процесс, имеет право на защиту. Это право оно может осуществлять как лично, так и с помощью защитника.

Статья 2.8 ч.2

Судья обязана разъяснить физическому лицу предоставленные ему права и принять меры, чтобы оно имело фактическую возможность использовать все установленные ПИКоАП средства и способы для своей защиты.

Статья 2.8 ч.3

Нарушение права на защиту является основанием для отмены постановления о наложении административного взыскания.

Статья 4.1 ч.9

Физическое лицо, в отношении которого ведется административный процесс, имеет право:

Знакомиться с материалами дела делать выписки из них, снимать копии с этих материалов.


Но Ерохина чихала с высокой колокольни на эту и другие статьи процессуального закона. Сия дама лишила меня юридической помощи: категорически запретила отснять материалы дела. Естественно, идти к защитнику без копий материалов дела, лишено смысла.

* * *

Председатель Фрунзенского суда, к которому дважды (12 мая и 18 мая с.г.) я письменно обращался с заявлением о вопиющем нарушении Ерохиной моего права на получение юридической помощи, не отреагировал.

Ответа от председателя суда я не получил. Ни устного, ни письменного.

Равно как и от начальника Центрального РУВД Минска, который демонстративно, уже более двух недель, не отвечает на мое письменное обращение.

Не открою “Америку” если скажу, что белорусский суд де-факто подчинен милиции и прочим силовым структурам. В деле по обвинению Валерия Щукина по статье 23.34 КоАП, заведенного Центральным РУВД, отсутствуют доказательства совершения правонарушения.


Статья 23.34 ч.1 КоАП.

Статья звучит так:

Нарушение установленного порядка проведения собрания, митинга, уличного шествия, демонстрации, пикетирования, а равно публичные призывы к организации или проведению собрания, митинга, уличного шествия, демонстрации, пикетирования с нарушением установленного порядка их организации или проведения…


Валерий Щукин не призывал к проведению митинга и уличного шествия. В деле нет аудио-видео подтверждения предъявленного обвинения.

Три сотрудника милиции, один из которых (начальник отдела) и документировал событие, заявили в суде, что ни Щукин, ни кто-либо из других присутствующих на площади, общественный порядок не нарушали.

Более того, объявления некого милицейского майора, что собираться на Октябрьской площади властями запрещено – не соответствуют действительности. Такого запрета Мингорисполкома нет. Да и быть не может, поскольку никто из граждан в исполком за разрешением на митинг не обращался!

Тогда кому запретили?

На мое ходатайство запросить в Мингориспокоме копию запрета собираться на Октябрьской площади судья, поправ статью 6.11 ПИКоАП, не отреагировала. Мой защитник (как и я) обратиться с данным запросом не может, поскольку из-за противоправных деяний Ерохиной у нас на руках нет копии протокола.

* * *

Так называемые милицейские свидетели инкриминировали мне лишь выкрикивание здравицы в честь Беларуси: “Жыве Беларусь”.

Во-первых, я не кричал.

Во-вторых, аудиозаписи выкрикивания – нет.

В-третьих, на мой вопрос всем троим свидетелям, в чем крамола проявления патриотического чувства к Родине, все трое пожимали плечами.

Тем не менее, вменяли мне этот патриотический лозунг, как главное нарушение статьи 23.34.

ХОТЯ О ЛОЗУНГАХ В ДАННОЙ СТАТЬЕ ВООБЩЕ НЕТ УПОМИНАНИЙ.

Но в Беларуси и суд, и милиция законы не читают. Тем более, нормативными актами не руководствуются.

Из всех “доказательств” моего правонарушения, указанных в статье 6.3 ПИКоАП имеется только одно — протокол.

Показания “милицейских свидетелей” трудно назвать доказательствами, поскольку они не смогли ответить даже на элементарный вопрос: откуда знают дату моего рождения?

Отвечали по подсказке “судьи” Ерохиной.

* * *

В соответствии со статьей 11.11 процессуального кодекса судья обязана немедленно объявить принятое постановление. Однако Ерохина и эту статью проигнорировала. Постановление не огласила. Сквозь зубы промычала: штраф десять базовых (230 рублей) и бегом из зала.

Разъяснить порядок обжалования посчитала ниже своего достоинства.

Валерий ЩУКИН,
“Наш Дом”