В Беларуси снова звучат угрозы в адрес оппозиционеров и журналистов. Семьи некоторых из них грозят признать неблагополучными и отобрать у них детей.

Угрозы признать семьи неблагополучными и отобрать детей ранее звучали в адрес зампредседателя Консервативно-христианской партии БНФ Юрия Беленького, правозащитниц и общественных деятелей Кристины Шатиковой и Татьяны Андреевой. В декабре 2010 года после задержания и помещения в СИЗО экс-кандитата в президенты Андрея Санникова и его жены журналистки Ирины Халип социальные службы пытались забрать у родителей Халип малолетнего сына арестованных Даниила.

Сейчас соответствующие службы взялись за семьи журналистки телеканала Белсат Ларисы Щиряковой и бывшего зампреда движения «За свободу» Алеся Логвинца. Домой к родителям Щиряковой приходили сотрудники милиции, угрожая забрать ее 10-летнего сына Святослава в интернат, если Лариса не прекратит свою журналистскую деятельность. Она уже более десяти раз привлекалась к административной ответственности за сотрудничество с Белсатом и «незаконное изготовление и распространение продукции СМИ», подвергалась многочисленным штрафам, сумма которых исчисляется сотнями евро.

Алеся Логвинца задержали 23 марта, накануне Дня Воли, когда он выходил из подъезда своего дома вместе с 22-летним сыном Антоном. В милицейской машине политика избили, в результате чего он оказался в больнице. 29 марта Логвинца осудили на 10 суток административного ареста за то, что он «ругался матом в общественном месте и не реагировал на замечания сотрудников милиции».

Логвинец рассказывает, что до его ареста никто не проявлял никакого интереса к их семье. А потом к ним домой пришли двое социальных педагогов из школы, к которой приписан почти годовалый сын политика, и куда ребенок должен пойти только через несколько лет. Они прибыли, как сообщили, чтобы проверить, не является ли ситуация в семье неблагополучной, поскольку из суда пришла бумага, что Алесь был осужден.

«Одна из этих педагогов проявила излишнюю инициативу, что меня возмутило, поскольку она начала советовать моей жене, как я должен себя вести. Более того, прозвучала угроза, что если я продолжу действовать, как я действую (хотя я не знаю, в курсе ли она, чем я занимаюсь), то нашу семью поставят на учет как социально неблагополучную», — говорит политик.

Корреспондент DW побывал дома у Логвинца, проживающего в минском микрорайоне «Малиновка», и не нашел признаков социального неблагополучия. Квартира политика, расположенная на 9 этаже многоэтажного дома, небольшая, но уютная. В зале стоит просторная детская кроватка, много игрушек, с которыми любит возиться веселый карапуз — 11-месячный сын Володя.

По мнению Логвинца, действия социальных педагогов выглядят как давление на его семью: «Вот так государство показывает своим гражданам, что они все время под контролем, и если будут себя вести не так, как от них ожидают, то у них могут быть проблемы. Это очевидное нарушение прав, причем не только прав родителей, но и ребенка, поскольку задача государства защищать права детей, а не запугивать их родителей».

В своих действиях представители властей ссылаются на принятый еще в ноябре 2006 года декрет президента № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». Лидер МЦГИ «Наш дом» Ольга Карач отмечает, что власти сразу же после принятия декрета пытались использовать его в первую очередь против гражданских активисток и независимых журналисток. Для, как выразилась Карач, дисциплинирования таких женщин — чтобы запугать их и заставить отказаться от любой общественной деятельности. А поскольку это происходило в регионах, то не вызывало особого внимания СМИ.

Опасность декрета, по мнению Карач, заключается в том, что в этом документе весьма расплывчато прописаны критерии, по которым фактически можно забирать детей без решения суда, что запрещено Конституцией Беларуси: «Проблема в том, что в декрете используется выражение «и иные … «, а власть трактует отбирание ребенка из семьи как профилактическую меру».

С 2006 по 2013 год было порядка 15 случаев, когда декрет № 18 пытались использовать в политических целях, напоминает Ольга Карач. Раньше власти использовали декрет для давления на женщин, но вот уже мы имеем несколько случаев, когда давление оказывается и на мужчин, констатирует лидер «Нашего дома».

В свою очередь Алесь Логвинец уверен, что данная проблема должна шире освещаться в СМИ и обсуждаться в экспертном сообществе, а самим родителям необходимо защищать свои права: «Государство не должно нам указывать, каким образом мы можем высказывать свое отношение к нему, поскольку государство — это мы все, и власти должны уважать наши права».

Источник: DW.com

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*