Сегодня – исторический день. Советский Союз закончился 25 лет назад, 8 декабря 1991 года, на территории Беларуси, в Беловежской пуще. Наверное, это чем-то символично, особенно если вспомнить, что в 1917 году царь Николай II отрёкся от престола тоже в Беларуси – в своей ставке в Могилёве.

Но я сейчас не об этом. За последние несколько недель мы – белорусское гражданское общество – вспоминаем уже второе событие, которое стало определяющим для новейшей истории нашей страны. 8 декабря 1991 года мы получили независимость – не декларированную (вспомните, что декларации принимались и 27 июля 1990-го, и 25 августа 1991-го, и 19 сентября 1991 года), а настоящую, когда уже никто не стремился сделать Беларусь частью какого-либо союзного образования.

507022464

Конечно, сегодня мы понимаем, что это было, скажем так, «обучение плаванию путём бросания в воду». Рядовые белорусы действительно не были готовы – прежде всего, морально – жить в самостоятельном государстве. Не случайно они 8-ю месяцами ранее, на всесоюзном референдуме, проголосовали за сохранение СССР. Ну а белорусские политики если и были морально готовы к независимости, то уж точно не знали, что с ней делать.

Однако у исторического процесса – своя логика. Так что 8 декабря 1991-го мы оказались предоставлены своей судьбе. История дала нам уникальный шанс – но, как теперь понятно, мы не смогли им воспользоваться.

Период неопределённости, хаотических движений по построению своей государственности, завершился, можно сказать, трагически – избранием Александра Лукашенко, который уже год спустя остановил всякие преобразования в молодой стране.

И тут мы подходим ко второй дате, которую мы с грустью и досадой вспоминали в конце ноября – 20-летие референдума 1996 года. Проведенный 24 ноября референдум об изменении конституционного строя стал пиком политического кризиса осени 1996-го – и окончательно остановил развитие Беларуси как современного европейского государства, сделал её одним из мировых изгоев. Да, был ещё всплеск сопротивления общества в 1999 году, были робкие попытки сопротивления произволу в 2006, 2010 и 2011 годах.

Однако гражданское общество было уже намного более слабым. Оно уже не определяло путь развития страны, оно лишь пыталось отстоять остатки своих прав – и чаще всего безуспешно.

Но не случайно в последние месяцы всё чаще звучат рассуждения о том, кто придёт на смену Александру Лукашенко, кто станет то ли «преемником», то ли просто новым президентом страны. Потому что всё – и самое плохое в том числе – обязательно заканчивается. И у меня есть ощущение скорых перемен. Четверть века независимости, два десятка лет в «замороженном» состоянии, – стране пора проснуться от сна и начать навёрстывать упущенное.

Впрочем, давайте будем честными сами с собой. Простая смена человека в президентском кресле ничего не изменит.

Поэтому чтобы, наконец, начали происходить перемены, нам надо прежде всего начать меняться самим. Белорусам имеет смысл отбросить в сторону свою вековую «памяркоўнаць» на грани безразличия и толерантность на грани рабского сознания – и научиться брать свою судьбу в свои руки. Научиться отвечать за свои действия, не перекладывать ответственность на других, не ждать, пока «начальство что-то решит» и даст указания, что делать. Только тогда Беларусь сможет идти вперёд независимо от того, кто именно будет работать на должности президента. А все мы – станем жить лучше.

Ольга Карач,
“Наш Дом”


  • В этот исторический день мы потеряли державу и превратились в сырьевой придаток запада.

  • Роман

    Все правильно, вперед СТРАНА!