В своем письме известный правозащитник Павел Левинов напоминает о событиях апреля 2011-го года, когда были задержаны 18 активистов “Нашего Дома”. Подчиненные Игоря Шуневича проявили невероятные “сверхспособности” – они “видели” нецензурную брань, а также прошлое, которого не было…

Господин Министр!

Готов подписаться под каждым словом открытого письма на Ваше имя философа и методолога Владимира Мацкевича.

Поведаю свою историю. Историю пятилетней давности.

По надуманным основаниям 19 апреля 2011 года в городе Минске я был задержан по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления и доставлен в РУВД Фрунзенского района г. Минска. Старший оперуполномоченный ОУР РУВД Фрунзенского района г. Минска капитан милиции А. Жигалов заподозрил меня «в том, что 11.04.2011 г., около 18.00 на станции метро Октябрьская в г. Минске совершил действия, предусмотренные частью 3 статьи 289 УК РБ».

Согласно протокола задержания задержание произведено в 11 часов 30 минут, а сам протокол подписан мной 19 апреля 2011 года в 15 часов 57 минут. Одновременно с протоколом задержания подписан протокол разъяснения подозреваемому прав и обязанностей. Все это время я находился в наручниках на четвертом этаже РУВД Фрунзенского района г. Минска в кабинете оперуполномоченного ОУР РУВД Фрунзенского района г. Минска капитана милиции А. Жигалова, где в отношении меня проводилась проверка.

И это правда!

А дальше гнусная ложь!!!

Старший инспектор ООПП РУВД Фрунзенского района г. Минска майор милиции С. Воложинец сфабриковал протокол административного задержания физического лица, в котором указал, что задержал меня в здании РУВД Фрунзенского района г. Минска в 15 часов 30 минут 19 апреля 2011 года.

Старший инспектор ООПП РУВД Фрунзенского района г. Минска майор милиции С. Воложинец сфабриковал в отношении меня не только протокол административного задержания физического лица, но и протокол опроса лица, в отношении которого ведется административный процесс.

В протоколе мной было указано: «Показания давать отказался. Написанное, вымысел писавшего».

Лжесвидетелями моего «явного неуважения к обществу» выступили сотрудники РУВД Фрунзенского района г.Минска М. Шаковец и А. Ковалевский.

В своих объяснениях, данных своему коллеге старшему инспектору ООПП РУВД Фрунзенского района г. Минска майору милиции С. Воложинцу, они как под копирку 19 апреля 2011 года показали, что около 12.00 часов видели, как в РУВД доставили группу людей, а в 15.30 услышали, как один из граждан, (как позже было установлено Левинов П.И.) “стал выражаться нецензурной бранью, на замечания прекратить противоправные действия не отреагировал”.

Так на свет появился протокол об административном правонарушении от 19 апреля 2011 года, где мне ставилось в вину, что 19 апреля 2011 года в 15 часов 30 минут, находясь на первом этаже здания РУВД Фрунзенского района г. Минска, «проявляя явное неуважение к обществу выражался грубой нецензурной бранью в отношении граждан, сотрудников милиции, на неоднократные замечания сотрудников милиции не реагировал, вёл себя агрессивно и вызывающе, продолжая свои вышеуказанные противоправные действия, своими умышленными действиями проявил явное неуважение к обществу, нарушил деятельность организаций выражающиеся в явном неуважении к обществу».

Вот только данные граждан, в отношении которых якобы «лилась» грубая нецензурная брань, в протоколе об административном правонарушении отсутствовали. Не были указаны организации, деятельность которых была нарушена в связи с моим противоправным поведением.

На следующий день А. Ковалевский в суде (согласно протоколу судебного заседания) показал, что «19.04.2011 года я прибыв в РУВД Фрунзенского района г.Минска около 13.20 часов…».

Вот так! Прибыв около 13.20 часов видел, как около 12.00 доставили группу людей! Прямо Вольф Мессинг, а не Алексей Ковалевский.

М. Шаковец был еще более оригинален:

Находясь в кабинете № 17 на первом этаже здания Фрунзенского РУВД г. Минска около 15.30 услышал шум в коридоре, а выйдя из кабинета увидел, что Левинов выражался нецензурной бранью.

Именно увидел нецензурную брань, а не услышал! Так записано в протоколе судебного заседания. А вот во что был одет Левинов не смог увидеть. В протоколе судебного заседания отражено: «Во что был одет Левинов, я не знаю».

А не знает М. Шаковец во что я был облачен, так как со мной 19 апреля 2011 года он не встречался!

Эти же стражи правопорядка М. Шаковец и А. Ковалевский в объяснениях по делу об административном правонарушении в отношении гражданина П. Станевского показали, что “19 апреля 2011 года в период времени с 12 часов 20 минут до 12 часов 55 минут находились в пешем патруле и слышали, как данный гражданин крыл нецензурной бранью налево и направо у дома 38 по ул.Сердича г. Минска”.

Патрулировали 19 апреля 2011 года Фрунзенский район г. Минска старшие инспекторы ООПП старший лейтенант милиции А. Ковалевский и майор милиции М. Шаковец под руководством заместителя начальника ООПП РУВД Фрунзенского района г. Минска майора милиции Головина А. А., который в рапорте от 19 апреля 2011 года (вх. № 4950) на имя начальника Фрунзенского РУВД г. Минска подполковника милиции О. Гайдукевича доложил, что гражданин П. Станевский 19 апреля 2011 года в период времени с 12 часов 20 минут до 12 часов 55 минут находясь в общественном месте около дома 62 по ул. Д.Сердича, проявляя явное неуважение к обществу громко кричал грубой нецензурной бранью…».

Так у какого дома по ул.Сердича в г.Минске выражался нецензурной бранью П. Станевский? У дома 38 или дома 62? И выражался ли вообще?

Оказались офицеры милиции М. Шаковец и А. Ковалевский также «свидетелями» громкой нецензурной брани средь бела дня 19 апреля 2011 года из уст граждан О. Карач и О. Борщевского.

Суд не усомнился в правдивости лживых показаний «свидетелей»-милиционеров и подверг меня и моих друзей П. Станевского, О. Борщевского и О. Карач взысканиям в виде штрафа и административных арестов.

Господин Министр, ответьте честно, если бы Вас оговорили сотрудники милиции, а суд на основании их лжи заключил под стражу или наделил штрафом, какое бы у Вас было отношение к милиции и правосудию?

Павел ЛЕВИНОВ
19 апреля 2016 года