Власти Московского района столицы продолжают изводить педагога-воспитателя Наталью Янушкевич. В апреле 2015 года разогнали Дом семейного типа (ДСТ), который она возглавляла пять лет.

yanushkevich

Фото Янушкевич

Наталья Юрьевна — педагог-дефектолог. Прошла стажировку в Англии и США. С 16-лет работала с детьми. В своем ДСТ воспитывала несовершеннолетних с особенностями развития, для которых в Беларуси лишь один путь: Дом инвалидов, где они обречены на полуовощное прозябание.

В цивилизованных странах таких детей усыновляют. Для нашего “социального” государства то — неполноценные индивидуумы. Чиновники Московской районной администрации с идиотским упрямством не дают Профессионалу Янушкевич заботиться, лечить, воспитывать детей-страдальцев.

Причина для нынешней Беларуси общеизвестна: человека, посмевшего возразить власть имущим (а, тем более, еще потребовать), лишают работы. Механизм отработан до бюрократического совершенства: незаключение (без объяснения причин) контракта после окончания “узаконенного” кратковременного срока.

Бессрочные контракты ушли в небытие вместе с СССР.

* * *

Рассказывает Наталья Юрьевна:

В марте 2016 года была встреча моих нынешних и бывших детей (как это дико звучит!). Ко мне на каникулы приезжал бывший воспитанник Дима, который с инвалидностью, с ДЦП. Он очень хотел увидеться со своей сестрой, содержащейся сейчас в заменившей меня семье.

Так как дети продолжают общаться между собой в соц.сетях, он рискнул попросить об этом через ребят их новых родителей.

И вдруг его и мою дочь Лилю та новая семья пригласила в гости, чему мы удивились: просил то он только разрешения на встречу с сестрой.

Дети поехали, захватили с собой шоколадки с надеждой, что теперь им не придется скрывать свои отношения от новых опекунов.

Но не тут-то было. В дом их грубо не пустил новый отец. Разрешили вместе погулять только двоим старшим мальчикам Андрею и Тимофею, а девочек и младшего брата заперли в комнате. Те смотрели в окно и махали моим, пока новые приемные “родители” от окна не отогнали.

Плевать, что Дима-инвалид, который ходит с трудом, проделал немалый путь для встречи с сестрой в первую очередь. Его прогнали ходить по улице с мальчишками, которым как бы, между прочим, дали задание передать моей семье определенную информацию.

А именно:

о том, что Моего Гошу (для ныне трехлетнего Егора Дулуба Наталья Юрьевна была опекуном-В.Щ.) уже усыновили и “увезли очень далеко, что бы тетя Наташа не могла его забрать”,

о том, что детям слишком хорошо живется с новыми родителями и поэтому их совсем не волнует ни прошлое, ни будущее, в том числе и профессиональное образование (Тимофей в этом году, а Андрей в следующем заканчивают базовую школу), а их здоровье (оба инвалиды, но не получают в настоящее время рекомендованного лечения, так как “это тетя Наташа все им придумала”).

Но главное Андрею было донести, что зря я беспокоюсь, что сейчас дети стали хуже себя вести, обзавелись вредными привычками и поставлены на учет в милиции.

Он признался, что и раньше покуривал, еще при мне, однако делал это настолько тайно, что даже и я не видела. И знакомые ни разу не сообщали мне об этом. Лишь однажды Андрей признался сам, что попробовал курить, это вызвало у него кашель. И он спрашивал мое мнение, мы тогда и побеседовали – зачем ему это нужно?

А сейчас за 2-х часовую прогулку 16-летний мальчишка хвастая, показал около 10 мест “боевой славы”, где он пил, курил разные вещества либо дрался с кем-то. Успел “стрясти” у прохожих и выкурить четыре сигареты. Не стесняясь девочки, выражался нецензурно.

И по секрету сказал, что их папа раньше тоже был грешником, пил, даже в тюрьме посидел “по-глупости”, а потом покаялся и стал резко праведником.

Подобную информацию я уже слышала от общих знакомых, но никогда не вникаю в сплетни глубоко).

Андрей считает, что он тоже может пока покуролесить, а потом просто покаяться – и Бог ему все простит оптом. Но на прощание мальчики все-же спросили, как там я себя чувствую. И продолжаю ли я быть злой: заставлять учиться, мыться, убирать за собой?

Мои дети утвердительно ответили.

Дима поправил: – потому что ее волнует наше благополучие. И добавил: она добрая.

Называется, встретились. Дима так и не пообщался с сестрой!

Кстати, уже не единственный родитель-воспитатель детского дома семейного типа в стране имеет в анамнезе судимость. Об одном таком, оказавшемся в итоге педофилом, сообщала Надежда Дударенко из Светлогорска, у которой за это осенью 2015 года отобрали усыновленных мальчиков.

Надо остановить эту “шайку” (чиновников — ВЩ), топчущую семьи.

Судя по всему, законы в администрации района не читают, а если читают, то не выполняют. Для кого изложено требование, что опекун ребенка по просьбе родственников организует их общение с подопечным?

Диму даже близко не подпустили к сестре.

Варвары (невежественные, грубые, жесткие) занимаются детьми в администрации Московского района Минска.

Валерий ЩУКИН,
«Наш Дом».