На недавней встрече лидеров постсоветских государств в Казахстане Александр Лукашенко призвал коллег приступить наконец к «решению серьезных проблем». Однако все призывы реанимировать СНГ представляют собой не более чем ритуальные заклинания.

А вот действительно актуальный вопрос размещения российской авиабазы в Беларуси президенты двух стран в казахском Бурабае обсуждать не стали, отложили до двусторонней встречи в Москве.

 

Ритуальные заклинания

Саммиты двух организаций, сформированных на постсоветском пространстве, — СНГ и Евразийского экономического союза (ЕАЭС) прошли 16 октября в поселке Бурабай Акмолинской области Казахстана.

На заседании Совета глав государств СНГ белорусский руководитель заявил: Содружество станет авторитетным и востребованным, когда будет решать главные, животрепещущие вопросы. В качестве примера были приведены конфликты в Нагорном Карабахе, Приднестровье и Украине.

Трудно сказать, что заставило белорусского лидера вновь обратиться к вопросу об эффективности организации, которая уже буквально через пару лет после создания превратилась в своеобразный президентский клуб и параллельно в синекуру для высокопоставленных чиновников.

Возможно, к этой мысли Лукашенко подтолкнула заметно возросшая в последнее время активность Москвы на международной арене. Дескать, если та готова решать проблемы далекой Сирии, то тем более следует уделить внимание близким замороженным конфликтам. К тому же здесь и остальные могли бы подсобить, хотя бы морально…

Однако достижение успехов на этом направлении, как, впрочем, и на Ближнем Востоке, крайне маловероятно. А поскольку Кремль уже зарекомендовал себя в Украине как слон в посудной лавке, то его попытки разрулить другие конфликты на постсоветском пространстве могут лишь усугубить негативную реакцию Запада со всеми вытекающими последствиями в виде санкций.

Соответственно, состояние российской экономики, и без того далекое от идеального, лишь ухудшится. А это непременно повлечет за собой дальнейшее охлаждение партнеров по СНГ, так как опыт его существования показывает, что степень влияния России прямо пропорциональна предоставляемым ею субсидиям.

 

Новые барьеры внутри ЕАЭС

 

То, что формируемые под эгидой России постсоветские образования не обладают высокой жизнеспособностью, подтверждает пример ЕАЭС, в котором менее чем за год существования проявилось немало противоречий.

Утверждалось, что при его создании были учтены как прежние ошибки, так и мировая практика. Тем не менее, война санкций между Москвой и Западом показала, что в рамках ЕАЭС национальные интересы по-прежнему откровенно доминируют над союзными.

Так, Казахстан категорически отказался поддержать Россию в плане бойкота норвежской рыбы. Но наиболее наглядным примером противоречий в этом контексте стали многочисленные скандалы между Минском и Москвой.

Причем даже благожелательно настроенные наблюдатели вынуждены признать, что помимо внешних негативных факторов (мировой экономический кризис, падение цен на основные экспортные товары РФ и Казахстана, санкции против России) к кризису ЕАЭС ведут и внутренние проблемы (девальвация национальных валют, отсутствие координации денежной политики между участниками, непроработанность многих документов и программ внутри самого ЕАЭС).

В результате, согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики Казахстана, за половину текущего года объем взаимной торговли этой страны с другими государствами ЕАЭС сократился на 21% по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года, а за 8 месяцев с Беларусью — на 30%.

В растерянности два новых члена ЕАЭС — Армения и Кыргызстан, так как обещанные им выгоды пока не просматриваются. Напротив, киргизская сторона жалуется, например, что некоторые финансовые группы в Казахстане стараются не допустить киргизские товары на местный рынок. Причем сотрудники казахской таможни якобы создают многокилометровые очереди на границе и через посредников зарабатывают на взимании платы за проезд без очереди.

Более того, проблемы в рамках ЕАЭС не только не устраняются, но и нарастают. Вот и на саммите в Бурабае главы стран-участниц дали согласие на вхождение Казахстана в ВТО на особых условиях. Ставки импортных пошлин по 1,3 тысячи позиций у Астаны будут ниже, чем в союзе в целом.

Это потребует введения дополнительных мер контроля за формально свободным движением товаров внутри союза. Логично предположить, что ситуация с разбежкой в пошлинах усугубится в случае вступления в ВТО нашей страны.

То есть будущее ЕАЭС остается весьма туманным. Похоже, белорусы это почувствовали, поскольку за последний год их поддержка евразийской интеграции, по данным Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, сократилась с 68% до 60%.

 

Авиабаза — еще один камень преткновения

 

Противоречивость же двусторонних отношений Минска и Москвы наглядно иллюстрируется игрой вокруг планов размещения в Беларуси российской авиабазы.

На двусторонней встрече Владимира Путина и Александра Лукашенко 16 октября в Казахстане вопрос об авиабазе не затрагивался, сообщил журналистам пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Видимо, проблема настолько сложна, что для ее разрешения требуется дополнительная встреча. Путин пригласил Лукашенко приехать для обсуждения всего комплекса актуальных двусторонних вопросов в Москву.

Если учесть, что российский президент уже больше месяца назад отдал своему правительству распоряжение подписать соглашение об авиабазе, такая неопределенность говорит о наличии между партнерами серьезных разногласий.

Впрочем, это касается не только авиабазы. Так что прозвучавшие в Казахстане слова Лукашенко о Союзном государстве как наиболее продвинутой форме интеграции тоже выглядят достаточно искусственной риторикой.

Источник информации: naviny.by

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*