5 октября в суде Бобруйска состоялись судебные прения по делу Анастасии Навоевой. Напомним: мать двоих детей обвиняют в нанесении побоев участковому Виктору Толстику, сообщившему ей об изъятии 7-летнего сына и 4-летней дочери. Защита попросила женщину оправдать, гособвинитель – приговорить к двум годам ограничения свободы без направления в учреждение открытого типа.

Ноги кверху как готовность к прыжку

В уголовное дело Анастасии Навоевой попали и фотографии инцидента 18 апреля, сделанные невольным свидетелем потасовки, корреспондентом газеты «Вечерний Бобруйск» Владимиром Репиком. Как следовало из прозвучавших в суде данных, изучив их, следователь расценил поднятые ноги лежащей на земле женщины как желание подпрыгнуть, чтобы нанести удар.

mvd-udar_14

Но во время прений говорили не только о снимках. Припомнив обстоятельства инцидента у бобруйской больницы, где лечилась дочь Навоевой Ульяна, гособвинитель сделал вывод: женщина виновна. И характеристики, мол, у нее отрицательные, и раскаяния нет, и судмедэкспертиза констатировала у потерпевшего Толстика легкие телесные повреждения, хотя и не повлекшие кратковременного расстройства здоровья.
Еще одно доказательство вины – видеозапись в РУВД, на которой отчетливо видно, как Навоева наносит удар начальнику инспекции по делам несовершеннолетних. Исходя из совокупности доказательств, обвинитель констатировал неповиновение женщины представителю МВД. При этом отсутствие в деле заключения медиков о состоянии опьянения у Навоевой, которое предположили сотрудники больницы, еще не факт отсутствия алкоголя в крови.
Сообщив суду, что в деяниях женщины усматривается состав преступления по ст. 364 УК («Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел»), гособвинитель предложил наказать ее двумя годами ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа, а, с учетом амнистии, снизить срок на год.
Потерпевший Толстик от выступлений отказался.

 

navoeva0sud-1


Самозащита в РУВД

Получив слово, адвокаты Навоевой объяснили, почему женщина подлежит полному оправданию. И дело даже не в том, что участковый Толстик изрядно повалял ее по асфальту. Перед началом административного процесса правоохранитель был обязан ознакомить подозреваемую с ее с правами и обязанностями, чего произведено не было. Выходит, начав задерживать женщину, участковый действовал незаконно. Сопротивляясь незаконному задержанию, обвиняемая пытаясь отстоять свои права, – пояснили адвокаты, – более, того, вправе была прибегнуть и к защите прав своих и детей. По их мнению, Навоева вполне оправданно прибегла к самозащите, поскольку в ходе инцидента участковый причинил ей боль. А, отталкивая начальника ИДН в РУВД, женщина не намеревалась совершать умышленные противоправные действия, следовательно, не нарушала закона.
Говоря о возможном алкогольном опьянении Навоевой, адвокаты и вовсе были категоричны: отсутствие в деле освидетельствования – грубейшее нарушение, без документа все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемой.
Любопытная деталь: выступая перед судом, адвокат Мария Орсик отметила: что нежелание заведующей детским отделение выдать Навоевой ее дочь можно трактовать как насильственное удержание ребенка, на что мать возмущенно отреагировала.

Без детей

Заботу о детях можно было бы назвать лейтмотивом, если бы не одна деталь в зале заседаний. Заслушав стороны по делу, суд определил дату очередного заседания – 14 октября. Ожидая амнистии и выхода на свободу, Навоева расплакалась, понимая, что в СИЗО ей придется отсидеть еще полторы недели. «Пусть меня хотя бы к детям отвезут, в приют!», – вытирая следы, ходатайствовала Навоева перед судом.
Суд отказал. По закону.

Олеся Садовская

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*