С подачи Либерально-демократической партии вдруг оживился вопрос о сроке очередных президентских выборов в Беларуси. ЛДП предлагает назначить их на март-апрель следующего года из соображений максимальной явки. Проще говоря — приблизить на полгода с гаком (крайний срок проведения по закону — 20 ноября 2015 года).
В оппозиции, которая числит эту партию грубо закамуфлированным спарринг-партнером властей, заподозрили, что и в этом случае ЛДП поет с их голоса.

При этом в Центризбиркоме, как заявил его секретарь Николай Лозовик, комментируя инициативу либеральных демократов, пока не видят оснований сдвигать выборы на грядущую весну.

Это тот случай, когда господина Лозовика трудно подозревать в некой хитрости. Скорее всего, и Александр Лукашенко пока не делает ставки на сценарий «сдвига по фазе» очередной электоральной кампании. ЛДП же, как считает ряд комментаторов, просто пиарится, напоминает о себе.

«Сдвиги по фазе» уже были

Между тем были прецеденты, когда действующий руководитель Беларуси — казалось бы, вопреки своему легендарному властолюбию — добровольно сокращал очередной срок собственных полномочий, назначая президентские выборы раньше урочного времени.

Так, в 2006 году они прошли в марте, хотя по графику ожидались летом. И единому кандидату от оппозиции Александру Милинкевичу явно не хватило времени на раскрутку.

Далее, под впечатлением разгона Площади 19 декабря 2010 года почти все забыли, что и последние выборы главы государства были сдвинутыми на полтора месяца, дедлайн для них приходился на 6 февраля 2011 года.

В этом случае власти, похоже, гнали лошадей, боясь мерзких сюрпризов от Москвы (помните разгул информационной войны, разоблачительный телесериал «Крестный батька»?), а также финансово-экономического обвала от дикой популистской накачки зарплат.

Обвал и случился в 2011 году, когда рубль обесценился почти втрое, а гиперинфляция составила 109%. Но перед этим наивный электорат уже успел сходить к избирательным урнам, вдохновленный 500-долларовой средней зарплатой (которая скукожится потом почти наполовину).

Пошла шальная карта

В свое время Лукашенко пообещал порадовать свой добрый народ в 2015 году уже тысячедолларовой зарплатой. Но сейчас президент старательно обходит этот скользкий вопрос молчанием. Ресурсов на такую накачку доходов по нынешним временам очевидно не наскребется.

Впрочем, как отмечает политолог Сергей Николюк, «огромным подарком» для главы государства стали украинские события, в свете которых «тема тысячедолларовой зарплаты практически снята».

Речь идет о том, что белорусский обыватель, неприятно впечатленный украинским кризисом и особенно кровопролитием, стал больше ценить отечественную стабильность, казалось бы, уже донельзя замусоленную пропагандой. И проникся благодарностью к властям уже за то, что здесь не гремят пушки.

Во всяком случае, рейтинг доверия Александру Лукашенко в период с декабря прошлого года по июнь нынешнего вырос, по данным НИСЭПИ, с 38% до 50%.

Лозунг борьбы с коррупцией, столь же затасканный, как и лозунг стабильности, ныне тоже переживает в Беларуси ренессанс под влиянием украинского шока. Лукашенко подчеркивает, что режим Виктора Януковича пал во многом из-за разгула этой социальной язвы (что является истинной правдой), и выгодно позиционируется на этом фоне.

Наконец, белорусский официальный лидер получил возможность выступить в роли миротворца в том же украинском вопросе. Апофеозом стал Минский саммит 26 августа с приездом российского президента Владимира Путина, его украинского коллеги Петра Порошенко и главы европейской дипломатии Кэтрин Эштон.

Такой международный контекст повышает шансы Лукашенко без особых уступок улучшить отношения с Западом и вновь-таки облагораживает (конечно, с большой долей условности) имидж некогда «последнего диктатора Европы».

В принципе, чем раньше, тем лучше

Итак, в пиаровском плане белорусский руководитель сегодня на коне. Возможно, это даже пик предвыборной конъюнктуры. Рейтинг не будет бесконечно подпитываться страхом обывателя перед потрясениями а-ля Украина; ослабленная санкциями Россия может урезать субсидии (а без них экономика тут же начнет, говоря словами самого Лукашенко, кувыркаться); ну а рассобачиться с Западом белорусскому режиму и вовсе как раз плюнуть.

С этой точки зрения чем раньше бессменный президент проведет очередные выборы, тем для него лучше, отметил Сергей Николюк в комментарии для Naviny.by.

Впрочем, по его мнению, срок выборов для действующего главы государства на сегодня не имеет принципиального значения, поскольку запас прочности у него очень велик. В частности, потому, что «еще никогда в нынешнем веке белорусское общество не находилось в столь антидемократичном состоянии».

Действительно, в массах явно усилился спрос на сильную руку, а идея Площади, на которую здешняя оппозиция ранее делала ставку, дискредитирована тем же украинским раздраем, который, по убеждению многих белорусов, стал следствием Майдана.

План Б на случай форс-мажора

Евгений Прейгерман, директор по исследованиям минского «Либерального клуба», рассуждая в комментарии для Naviny.by о возможных сроках президентских выборов, отметил, что «застать оппозицию врасплох» их переносом на более раннее время — это для властей дополнительный фактор успеха.

Белорусский правящий класс на выборах, отметим, всегда старается создать двойной-тройной запас прочности, не брезгует мелочами, ослабляющими противника.

Впрочем, Прейгерман, как и другие белорусские аналитики, считает, что при любом графике у политических оппонентов режима практически нет шансов в грядущей кампании, в лучшем случае оппозиция может сработать лишь на перспективу.

С этой точки зрения весомой выглядит аргументация эксперта минского аналитического центра «Стратегия» Валерия Карбалевича, ранее заявившего в комментарии для Naviny.by, что с переносом выбором власти «нет смысла суетиться и демонстрировать всем, что она суетится».

Да, сегодня Лукашенко чувствует себя хозяином положения и, похоже, надеется на инерцию благоприятных для него внешних и внутренних факторов.

В частности, украинский кризис, приносящий белорусскому руководителю геополитические и пиаровские дивиденды, быстро не рассосется, а Россия в ближайший год вряд ли настолько истощится, чтобы не подбросить военному союзнику (и к тому же партнеру по создаваемому Евразийскому союзу) подкормки под выборы.

Но не исключено, что сценарий приближения президентской кампании белорусская верхушка все же держит в голове на случай форс-мажора, резкого ухудшения конъюнктуры. В том что касается сохранения власти, Лукашенко фантастически гибок.

Источник информации: “Белорусские новости”