1. Почему мониторинг БИССа нашел на сайте Гражданской Кампании «Наш Дом» только 6 статей про «Наш Дом», хотя в реальности их там 105 статей (таб.3 «Освещение в СМИ и собственные коммуникации индивидуальных политиков, стр.10)?
  2. Почему мониторинг БИССа нашел на сайте Гражданской Кампании «Наш Дом» 8 статей про Ольгу Карач, хотя в реальности их там 25 статей?
  3. Почему в медиабарометре БИССа говорится, что Ольга Карач в 26% случаев упоминается без привязки к Гражданской Кампании «Наш Дом», хотя наш мониторинг медиа показывает, что статей с упоминанием “Ольга Карач, руководитель ГК «Наш Дом» было только 6%, т.е. На 20 процентных пунктов меньше.
  4. Почему не анализируется «фейсбук» Гражданской Кампании «Наш Дом» на тот период, хотя упомянуты «фейсбуки» других организаций?
  5. Почему не анализируется «фейсбук» Ольги Карач с ее 5000 друзей на тот момент, хотя анализируются «фейсбуки» других деятелей с гораздо более скромными цифрами?
  6. Почему не упоминято такое важное средство медиа коммуникации Гражданской Кампании «Наш Дом», как Интернет-ТВ «Наш Дом» с его десятками тысяч посещений за данный период?
  7. Почему анализируется только «фейсбук», а не взяты другие социальные сети, не менее популярные на территории Беларуси («твиттер», «одноклассники», «в контакте» и т.д.)?
  8. Почему в таблице 8 «Распределение параметров качественного индекса» отсутствует Ольга Карач, хотя анализируются другие политики?

Наши рекомендации на будущее БИССу с целью улучшить медиабарометр:

  1. Определиться с более четкими критериями, кто – политик/общественный деятель (если уже говорят про более широкое определение), кто – не политик, и как производить отбор персон и организаций для анализа. В джанный момент создается впечатление, что отбор производился исходя из личных симпатий аналитиков БИССа. К примеру, очевидно, что жена политика – не политик. Равно как и жена хирурга – не хирург. Возможно, жен политзаключенных с натяжкой можно причислить к внутренним каналам коммуникации политиков. Или в будущем называть жен политиков публичными персонами, но тогда убрать из медиабарометра слово «политическая» (коммуникация), а вместо нее взять слово «публичная». Аналогично нельзя причислить к политикам журналистов и редакторов медиа. Либо, снова, убрать из определения слово «политический», и  говорить про «публичных персон».
  2. Отсутствует анализ присутствия белорусских организаций и их лидеров в российских СМИ, хотя очевидно, что такой анализ должен быть, поскольку Беларусь находится в российской медиа-сфере, и Россия играет важную роль для Беларуси в целом. На наш взгляд, его нужно добавить.
  3. Нужно более четко определиться с критериями, какие медиа включаются в медиабарометр и в каком качестве. Например, почему «Хартия-97» – это независимое сми, когда это сайт организации «Европейская Беларусь» и имеет своего лидера Андрея Санникова? Или почему не включены tut.by как самое массовое независимое онлайн-сми, и «Белапан», единственное независимое информационное агенство?
  4. Если какая-то организация делает инновационные шаги в своей медиа-коммуникации с целевыми группами, то это тоже отмечать и анализировать, вне зависимости от того, что у других организаций таких инноваций нет (потому что это минус для тех, у кого такие шаги, а не причина игнорировать медиа-инновации).
  5. На наш взгляд, должна быть некая нижняя планка упоминаний в медиа, когда персона или организация не попадает в медиабарометр.
  6. Определиться с рубрикацией и сделать ее более четкой. Например, не очень ясно, чем рубрика «комментарий лидера по событию» отличается от «экспертного мнения лидера»? Или куда отнести поиск организацией консультанта или поздравления с днем рождения?

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*