Следственный комитет заявляет, что есть основания для возбуждения уголовного дела не только в отношении Сулеймана Керимова, но и граждан Беларуси.

Белорусская сторона ответила на ход Москвы “Транснефтью” и “Роспотребнадзором”. В ответ на сокращение поставок нефти в нашу страну и намёк на возможные проблемы для экспорта белорусских молочных продуктов в Россию Следственный комитет заявил, что собирается возбудить уголовное дело в отношенииСулеймана Керимова.

Впрочем, самым интригующим является утверждение представителя СК об имеющихся основаниях для уголовного преследования“также иных лиц, в том числе и из числа граждан Республики Беларусь”. Кому грозит перспектива составить компанию гендиректору “Уралкалия” Владиславу Баумгертнеру, находящемуся в СИЗО КГБ, гадать не будем. Просто обратим внимание на одно обстоятельство, до сих пор находившееся на периферии скандала.

26 августа Следственным комитетом было озвучено, что “сценарий того, что произошло сейчас, был разработан фигурантами дела еще в 2011-м”.
В этой связи стоит напомнить, что с марта 2012 года по конец июля 2013-го Белорусской калийной компанией руководил ставленник Александра Лукашенко – Валерий Иванов.

Роли Баумгертнера и Иванова в БКК на следующий день после ареста первого четко расписал председатель совета директоров “Уралкалия” Александр Волошин. Он заявил, что“наблюдательный совет Белорусской калийной компании, который возглавляет Баумгертнер, является надзорным органом, собирающимся лишь несколько раз в год. Председатель наблюдательного совета не имеет абсолютно никаких служебных полномочий, которыми он мог бы злоупотребить”.

“Реальным руководителем компании является генеральный директор, который всегда номинировался белорусской стороной”, — отметил Волошин, и напомнил, что “несколько недель назад генеральный директор БКК был назначен на одну из высших должностей в Беларуси, а именно на должность заместителя главы администрации президента страны”, что “означает, что результаты деятельности этой компании и состояние дел в ней весьма высоко оцениваются высшим руководством Беларуси”.

“В данной связи, обвинения в должностных преступлениях в адрес Баумгертнера выглядят просто нелепо”, — подчеркнул Волошин.

Примечательно, что до Валерия Иванова Белорусской калийной компанией в должности генерального директора руководил Владимир Николаенко — с 2005 по 2012 год. Ни открытых “калийных войн”, ни арестов со всеми вытекающими последствиями при нем не было.

Тем не менее, накануне печатный орган президентской администрации обвинил Николаенко в сговоре с российской стороной. В частности, в “журналистском расследовании” под подзаголовком “В бой идут одни жулики”, было написано следующее:

“С приходом в “БКК” команды Керимова обстановка в совместном российско-белорусском предприятии резко накалилась. Российские менеджеры, прежде всего Баумгертнер и Петров, сумели подмять, в том числе через высокие оклады и множество бонусов, гендиректора Николаенко, воспользовавшись его безволием и пр., сумели, по сути дела, разработать свои правила игры. Балом стал руководить Петров”.

Но почему же Иванов молчал о “закулисных играх”? Тоже был “подмят” под русских “через высокие оклады и множество бонусов”? Или же “фигуранты” держали его в “заложниках” и не подпускали к отчетам и компьютерам? (Если так, почему он не докладывал об этом Лукашенко?). Или же Валерий Иванов был попросту недостаточно компетентен для кресла гендиректора Белорусской калийной компании, раз проглядел “антимировой калийный заговор”?

В любом случае, вызывает недоумение, почему, учитывая все вышеперечисленное, Баумгертнер сидит в “американке”, а Иванов — в кресле заместителя главы администрации президента.

Анна Снежкина“Салiдарнасць”