В Беларуси уже несколько лет существует утвержденный властями список из 252 профессий, запрещенных для женщин. Общественная организация “Наш дом” начала кампанию “252+1”, цель которой – отмена вышеназванных ограничений. Лидер “Нашего дома” Ольга Карач в интервью DWобъяснила, как организация добивается свободы в выборе профессии для представительниц прекрасного пола.

DW : Насколько актуальна в Беларуси проблема свободного выбора профессии для женщин?

Ольга Карач : Вмешательство государства в личную жизнь белорусов, в том числе и при выборе рода деятельности, я считаю серьезной проблемой. Напомню, что еще в 2004 году во время парламентских выборов Александр Лукашенко заявил про введение 30-процентной квоты для женщин-депутатов.

В то же время Совет министров утвердил список профессий, запрещенных для женщин, сославшись на заботу об их репродуктивном здоровье. Возможно, сами по себе ограничения на выбор профессии по состоянию здоровья логичны, но причем тут пол человека?

Само по себе существование такого списка абсурдно, потому что никто кроме самой женщины не вправе определять свою судьбу. Сохранение его означает, что власть пользуется представлениями прошлых веков о состоянии техники и промышленного производства. Наконец, в этом списке есть немало высокооплачиваемых профессий. То есть, государство лишает женщин еще и возможности хорошо зарабатывать.

– Назовите самые абсурдные, на ваш взгляд, примеры запрещенных для белорусских женщин профессий. И есть ли такие списки в странах ЕС?

– Белорусская женщина не может быть машинистом поезда и помощником машиниста поезда, заниматься ремонтом самолета и быть пилотом. Последнее само по себе очень странно, потому что всем известны имена женщин-космонавтов. Еще один пример дискриминации – белорусским дамам нельзя работать водителем автобуса на международных рейсах.

А недавно в Беларуси было принято решение о том, что только женщины могут быть водителями школьных автобусов в сельской местности. В этой профессии сложностей и ответственности никак не меньше, но зарплата водителя школьного автобуса намного ниже, чем у водителей на международных рейсах. Кроме того, в данном случае можно говорить и о нарушении прав белорусских мужчин, которым почему-то запретили водить школьные автобусы в сельской местности.

Еще один пример – белоруски не могут быть “дальнобойщицами”, а в скандинавских странах женщина за рулем такого грузовика – распространенное явление. В Европе запретительные списки на профессии в принципе исключены, иначе были бы неизбежны судебные иски со стороны правозащитных организаций, поскольку деление по признаку пола при выборе профессий – это дискриминация.

– 252 – это число запрещенных профессий, а почему +1 ?

– В запретном списке действительно 252 профессии, а +1, потому что Александр Лукашенко заявил, что белоруска не может занимать и пост главы государства. Мы знаем, что высказывания президента становятся руководством к действию для чиновников и протестуем против этого.

– Что “Наш дом” планирует делать в рамках протестной кампании?

– К 1 июля запускаем в социальных сетях серию видеороликов, посвященных ограничению прав женщин и запрету на профессии. Готовим также онлайн-петицию с требованием к правительству Беларуси отменить “черный список”, если мы строим демократическое правовое государство без дискриминации по признаку пола.

Для меня эта кампания важна также философским концептом, поскольку затрагивает немало других проблем, связанных с вмешательством государства в жизнь человека. Есть в Беларуси сложности и в вопросе выбора религии, если она не относится к христианской, и права на заключение брака, как это было, например, когда силовые структуры всячески мешали женитьбе отбывающего срок политзаключенного Дмитрия Дашкевича на Насте Положанко.

Нам надо установить границы, за которые государство переходить не может – не может читать письма, прослушивать телефоны без санкции прокуратуры, контролировать действия граждан, если они не нарушают законодательство. Нам надо отвоевать у государства территорию личной свободы.

Deutsche Welle

фото: Alex Krum