Олег Груздилович презентовал ГК “Наш Дом” книгу “Кто взорвал минское метро”

 

“Советская Белоруссия” 4 июня (№100) выступила с резким заявлением в адрес спикера Европарламента Мартина Шульца за “довольно мерзское заявление по Беларуси. …Шульц грязно обозвал руководителя страны и …что Лукашенко дал приказ расстрелять двух невинных молодых людей в Минске (ввиду имелись осужденные в 2011 году Верховным Судом за смертоносный взрыв метро). …Это политическое убийство”. Далее СБ задает вопросы: “Он (Шульц) что, самолично был в метро, принимал участие в следствии, знакомился с материалами суда, читал признания террористов, разговаривал с родственниками невинно убиенных? Нет, конечно! Но Шульцу до судорог хочется публично выносить лживые суждения…”

 

Материал в официозе подписал минчанин Николай Фалей. Не знаю, насколько он юридически подкован, но данный гражданин Беларуси не ведает, что попасть в метро после взрыва, принимать участие в следствии, знакомиться с материалами дела, читать признания террористов Мартину Шульцу не позволят. Так же как и мне, белорусскому журналисту-правозащитнику. Правда, я мог говорить (и разговаривал) с родственниками обвиняемых, пострадавших, погибших. Побывал в зале суда. Отсутствие полной и достоверной информации не позволяет мне сделать вывод о виновности или невиновности осужденных. Однако имеющиеся сведения и личные впечатления дают основание заявить: виновность Коновалова и Ковалева не доказана. А посему – приговор незаконный.

 

Случайно или нет, но реплика Фалея появилась в официозе на следующий день после презентации Олегом Груздиловичем своей книги “Кто взорвал минское метро”.

 

Автор книги присутствовал на всех заседаниях суда, брал интервью у пострадавших, экспертов, родителей обвиняемых, погибших и делает вывод: Коновалов виновен, Ковалев нет. Ковалева лишили жизни фактически за недонесение. Но даже в сталинские времена за недонесение не расстреливали, а отправляли в лагеря.

 

О недоказанности вины в 555 томах уголовного дела и в ходе судебного следствия говорили выступающие на презентации журналисты, пишущие на правовые темы. Вызывает сомнение даже ведомственная принадлежность задерживающих. Не установлен мотив террористического акта. Если у обвиняемого нет мотива, то это сумасшедший. А эту категорию преступников не расстреливают. У присутствующих в зале суда создалось впечатление, что обвиняемые давали признательные показания под пытками.

 

В подвале Коновалова стены были оклеены карикатурами на Лукашенко, Ковалев на выборах голосовал за Милинкевича. Однако эти очень важные моменты для установления мотива остались “за кадром”.

 

Представители СМИ обратили внимание участников презентации, что в Беларуси началась и расширяется тенденция закрытых судебных процессов над чиновниками (хапугами, коррупционерами…). А ведь эти должностные преступления можно приостановить только гласностью.

 

Данная книга сороковая в библиотеке Радио “Свабода”. К сожалению без фотографий погибших в апреле 2011 года. Автор обращался в Мингорисполком с просьбой предоставить фотографии, которые были размещены на месте трагедии (станция метро Октябрьская). Журналиста погоняли по всем этажам этого органа столичной власти, от одного чиновника к другому, но фотографии так и не дали.

Валерий Щукин