О всесилии и вездесущности спецслужб Беларуси имеется тьма сообщений СМИ, слухов, подозрений… На деле есть еще больше фактов, свидетельствующих о том, что «контора глубокого бурения (КГБ) давно «не ловит мышей». Ну, если не считать охоту ее сотрудников на часть оппозиции. Под частью оппозиции я понимаю ту ее составляющую, которая интересует спецслужбы и ту часть, которая ведет себя как пуганая ворона.

99 % моих друзей, знакомых, информаторов, собеседников когда в телефонном разговоре заходит речь о положении в стране немедленно переходит на шепот или употребляет фразу:

– Это не телефонный разговор…

Из этого факта и без комментариев понятно, что многие убеждены в том, что спецслужбами все схвачено, все телефонные переговоры прослушиваются, а почта просматривается…

На самом деле, в жизни все с точностью до наоборот. Отечественное КГБ не успевает, равно не хочет, или не может делать даже то, что она обязана выполнять в свете тех уроков, которые должны бы сделать из теракта в метро.

Если верно, что теракт был задуман и осуществлен выходцами из Витебска, то этот регион должен находиться под пристальным вниманием КГБ, МВД, личной охраны Президента и еще бог знает кого. Ведь не секрет, что спецслужбы после взрыва в Минске под протокол опрашивали (поголовно) всех преподавателей химии… Брали отпечатки пальцев у каждого, кто хоть однажды во время службы в армии имел дело с детонатором или тротилом…

На этом фоне как то не типично выглядит ситуация с преданием гласности стенограммы одного из последних расширенных совещаний, которое проводил в Городке председатель облисполкома Александр Косинец. При обсуждении перспектив подготовки к «Дожинкам – 2014» руководитель района Василий Муренков безответственно разгласил с трибуны этого мероприятия сведения о перепрофилировании одного из предприятия района на производство промышленной взрывчатки особого типа. В нормальной стране, где чиновники понимают свою ответственность за положение дел и всерьез обеспокоены профилактикой терроризма, генерал территориальной обороны Александр Косинец обязан был тут же прервать докладчика и подчеркнуть:

– Этот инвестиционный проект на Витебщине мы реализовывать не будем! Наши кадры пока психологически не готовы к размещению подобного производства. Если оно когда – нибудь и где – нибудь и будет реализовано, то об этом должен знать ограниченный круг лиц. Объявление о наборе персонала на такое предприятие мы в газете давать не будем. Слишком свежи в нашей памяти уроки теракта в метро…

Если генерал – губернатор этого не понимает, то ему должен был подсказать более опытный в подобных делах заместитель, курирующий вопросы промышленности, или тот зам, кто курирует силовой блок, либо тот, который сидит на идеологии…

Не могли об этом «ЧП» областного масштаба промолчать и внештатные сотрудники КГБ, если они, конечно, «заточены» под интересы обеспечения безопасности страны и населения, а не под собирание сплетен о контактах чиновников с оппозицией. Каждый из тех, кто дал подписку о сотрудничестве с КГБ, обязан письменно сообщить о проколе руководителей, которым государство доверило управлять целыми регионами.

В стране, где спецслужбы ответственно относятся к интересам государства, после проведения совещания были бы проведены мероприятия, в результате которых у его участников были бы изъяты из блокнотов записи, каждый свидетель этого события написал бы объяснение. А многим внушили бы и необходимость начисто забыть обо всем, что было сказано в части размещения производства взрывчатки.

Так должно быть! Эти меры вписаны кровью двух сотен погибших и раненых в результате теракта в минском метро.

А что в нашей стране? А у нас – тишина и олимпийское спокойствие. И даже более того – в районной газете «Гарадоцкi вестник» тиражом в 3000 экземпляров опубликовано дословно выступление болтливого начальника. Автор этого материала журналист Андрей ЗАХАРОВ, он же главный редактор, он же член исполкома, а по сведениям из достоверных источников и внештатный сотрудник КГБ, прошедший спецучебу под крышей курсов усовершенствования, процитировал своего шефа с точностью да грамматической ошибки.

Цитирую: «На базе РКП «Центр утилизации авиационных средств поражения» будет организовано производство шашек детонатора и утилизации авиационных ракет».

Шашки детонатора, это на самом деле «шашка – детонатор». Пишется это слово через черточку. Шашка – детонатор изобретена и запатентована в США лет 60 тому назад. Она представляет собой промышленную взрывчатку. Ее особенность можно выразить двумя словами – находка для террориста. Я не буду вслед за «чэсным» журналистом безответственно рекламировать ее ТТХ.

Для той части читателей, кто думает, что я сгущаю краски и нагнетаю обстановку, сообщаю:

– Мною уже приняты меры для свертывания инвестиционного проекта, в рамках которого на Витебщине должно быть организовано производства «шашек – детонаторов». И сделаю я это руками Витебского областного КГБ и военной контрразведки. Руководители этих компетентных органов однажды (и не единожды) не придали должного значения взрывам в Витебске. Полагаю, никто из них не захочет второй раз наступить на грабли халатности и проигнорировать мое обращение в эти органы.

Психологам давно известно, что привычка безропотно подчиняться власти опирается на веру во всемогущество режима, а отнюдь не возникает благодаря использованию насилия…

Так что граждане, давайте чаще смеяться над беспомощностью спецслужб и чиновников нынешнего политического режима. Будет больше пользы для торжества демоткратии.

Что касается необходимости производства промышленной взрывчатки, то ее можно и нужно организовать в регионе, который возглавляют более грамотные и более ответственные руководители. А у председателя Городокского райисполкома неплохо получается с валовым сбором и урожайностью зерна. Вот пусть и занимается тем, на что он способен… Как любил советовать по такому поводу ротный старшина:

– Учить матчасть надо!

Николай ПЕТРУШЕНКО

polkovnik.zapasa@gmail.com