По словам Дали Грибаускайте, представители белорусской оппозиции почти не говорят о независимости, а просто “стремятся получить больше денег”. Президент пояснила: “Когда беседуешь или слышишь, как разговаривают некоторые представители оппозиции, то чаще всего не слышишь, что их приоритетом и целью является независимая Беларусь”

БелТА, 13.09.2011

В связи с этим я считаю, что за имевшие место в период с 7 по 13 января 1991 года и последующие дни события в Вильнюсе и их последствия должны нести ответственность представители политических структур, а не армия, которая исполняла приказы.

Генерал-лейтенант в отставке Владимир Усхопчик.

Если бы ситуация повернулась таким образом, что над страной нависла реальная угроза, я бы не остановился перед тем, чтобы использовать Вооруженные силы.

Александр Лукашенко, на встрече со 2-ой инженерной бригадой Вооруженных сил, 21.02.2011

Оказывается, Александр Григорьевич, вкупе к его прочим талантам еще и неожиданно талантливый учитель. Уроки, преподанные им литовскому президенту, усвоены на «отлично».

Я и есть именно та самая оппозиция, с которой имела честь беседовать Даля Грибаускайте. У нас с ней была встреча – в рамках международной женской демократической сети. Встреча не афишировалась и была не «для прессы». Но говорили мы с ней совсем не о деньгах. Кстати, о независимости Беларуси мы тоже не говорили. Меня волновало другое – на мой взгляд, не менее приоритетное. То, что связывает два наших братских народа: будет ли Литва в лице Дали Грибаускайте требовать от Александра Лукашенко выдачи генерал-лейтенанта Владимира Усхопчика, пролившего кровь мирных литовских граждан, боровшихся за независимость Литвы?

Вопрос явно не понравился. Тень пробежала по лицу всенародно избранного литовского президента. Она как-то сухо подтвердила, что будет этого добиваться, но сама тема была явно неприятна.

После этого я внимательно следила за всем переговорным процессом между Лукашенко и Грибускайте. Не было похоже, чтобы вопрос о выдаче Усхопчика был центральным в отношениях между Беларусью и Литвой. И ведь странно: Усхопчик обвиняется Литвой в убийстве 13 литовских граждан и попытке государственного переворота. Но раз Даля Грибаускайте считает, что победа Александра Лукашенко выгодна Литве, Владимир Усхопчик может спать спокойно. Заслуженное возмездие ему не грозит.

Если бы я была литовским президентом, я бы с именем генерала-лейтенанта Владимира Усхопчика ложилась и вставала. Потому что никто не имеет права убивать граждан моей страны и при этом оставаться безнаказанным. Я знаю и уважаю литовцев как народ: расстрел соотечественников ими не забыт и не прощен. Очень скверно, что об этом предпочитает не вспоминать всенародно избранная президент Литвы. Причем предпочитает забыть настолько, что готова открыто и публично защищать руководителя государства, укрывающего человека, обвиняемого в убийстве тринадцати граждан ее страны.

И если в Беларуси найдется подонок, который откроет стрельбу по мирным гражданам, то кровь этих мирных белорусов будет и на руках Дали Грибаускайте. У нее был выбор: требовать выдать Владимира Усхопчика для открытого суда за убийство литовских граждан или смолчать и получить возможность делать какие-то дела вместе с Александром Лукашенко (это называется, кстати, в английском языке словом «бизнес»). Даля Грибускайте выбрала бизнес. Если по-простому: деньги и прагматизм на одной чаше весов перевесили жизни обычных людей на другой.

Желание белорусской стороны не выдавать Литве Усхопчика понятно: кто же будет тогда выполнять преступные приказы, если понадобится стрелять в народ? Каждый военный будет держать в уме судьбу генерал-лейтенанта в отставке и думать, что бывает с теми, кто выполняет незаконные приказы. А ведь о готовности расстреливать мирных граждан у нас заявляют самые высокие чины. Непонятна позиция Дали Грибаускайте: неужели жизнь людей может быть дешевле неких политических интересов?

Любопытно, кстати, было бы взглянуть на список белорусских политиков, просивших денег у Дали Грибаускайте. Кто эти люди?

Не хочется также быть злопамятной, но 29-го июля 2011 года одна из литовских политиков направила телеграмму в Москву такого незамысловатого содержания: «Двадцать лет назад Литва и Россия выбрали путь диалога, конструктивного сотрудничества и уважения к свободе и демократии. Закрепленные в договоре установки остаются актуальными и сегодня и являются обязательством развивать двусторонние отношения на основе демократических ценностей и добрососедства». Слегка нелогично, с одной стороны, заявлять о добрососедстве и взаимоуважении с Россией, а с другой, говорить о своем беспокойстве в связи с тем, что у кого-то из белорусской оппозиции «Россия, в принципе, друг».

А Александр Григорьевич, значит, такого беспокойства у нее не вызывает? И развивал он, видать, Союзное государство и Таможенный Союз, кредиты и дотации брал, все это – из чувства глубокой русофобии?

Ольга Карач, Беларусь