Ровно месяц тому назад  газета «Жодзінскія навіны» сообщила о появлении в городе бешеного лося. К чести журналистов они сопроводили публикацию этой печальной новости комментарием  главного  ветеринарного  врача  города Александра Клещенка.

По его словам, в связи с этим инцидентом решением исполкома в городе разработан комплексный план по предотвращению распространения бешенства и введен карантин, срок которого составляет два месяца со дня последнего выявления случая заболевания. Если повезет, и этот лось будет единственным заболевшим, то карантин продлится до конца лета. При более поздних выявлениях случаев заболевания соответственно и сроки продлятся. Введение карантина подразумевает собой прежде всего поголовную обязательную вакцинацию всех домашних животных (собак, котов, коров, коней и т.д.), отказ от которой незамедлительно влечет штраф от 1 миллиона рублей! – комментировал это решение главный ветврач города.

Наш корреспондент побывал в городе Жодино и  вместе с местными активистами  кампании “Наш Дом”  убедился: о карантине никто не слышал.

О мерах по предупреждению бешенства и решении исполкома не уведомлены даже специалисты ветеринарной клиники, ветеринарной аптеки и лидеры общественного движения  «Зов о помощи», ежедневно спасающие бродячих псов и кошек…

Жодинцы, прогуливаясь  со своими питомцами,  спокойно  выезжали с кошками и собаками на электричке на дачи. Нигде в городе, ни на одном информационном щите не видно предупреждений о карантине.  Особенно возмутило, что  не только жители  не желали  вести разговор о тяжелых последствиях распространения вируса бешенства, но  такую же позицию заняли и активисты  демократических сил и что более всего печально, депутаты горсовета и, вы не поверите,  сам главный ветеринарный врач Клещенок. Тот самый, который в печатном варианте подробно и толково разъяснил суть карантина.

Так был ли бешеный лось? И было ли решение горисполкома о введении  карантина?

По большому счету не столь важно, кто врет: газета или ветеринарный специалист. Важно то, что жить в обществе, где персоной нон–грата является правда, дальше спокойно  и безопасно нельзя.