11 апреля 2011 года Беларусь пострадала от крупного теракта на станции метро «Октябрьская». 15 погибших, более 400 раненых, 18 задержанных и два расстрелянных человека – таково наследие этого происшествия. Ежегодно минчане приносят цветы к памятнику так и не вышедшим из метро, в то время как власть давно забыла об этом. Чем еще больше укрепила уверенность в том, что невинных беларусов убили спецслужбы Лукашенко.

2011-й не был простым для жителей нашей страны. В декабре 2010-го в стране состоялись президентские выборы, результат которых был сфальсифицирован. На акцию протеста 19 декабря вышли от 30 до 60 тысяч человек. Около 600 из них были задержаны, среди них кандидаты в президенты и независимые журналисты.

За политическим кризисом последовал и экономический. Уже в январе 2011 года золотовалютные резервы Беларуси упали до 5 миллиардов долларов и был увеличен сбор с покупателей валюты. В марте беларусы начали массово скупать валюту и продали банкам на 700 миллионов долларов меньше, чем купили. В апреле сформировался дефицит валюты, а люди начали выстраиваться в очереди у обменных пунктов и массово скупать сахар и растительное масло. Единственным способом отвлечь население от приближающегося кризиса и политических проблем для власти стал теракт.

Бомба мощностью 5–7 килограммов тротила была заложена под скамейкой на станции метро «Октябрьская». Она сработала в 17.55.51, когда на станцию прибыл заполненный поезд с пассажирами. Взрыв произошёл между вторым и третьим вагонами. Из-за ударной волны над эскалатором со стороны станции метро «Купаловская» начали рушиться металлоконструкции и элементы декора, из-за чего люди, которые спускались на платформу, оказались в своеобразной ловушке. На самой платформе образовалась воронка, вокруг которой было множество пострадавших и погибших.

Спустя пять минут к станции приехали пожарные расчеты, спасатели и медики. А через два часа в метро спустился и Лукашенко со своим 6-летним сыном. Здесь уже работали представители КГБ, МВД, Генпрокуратуры. Лукашенко заявил, что возьмет ситуацию под личный контроль. Следующим утром в КГБ заявили: вероятный исполнитель найден. А 13 апреля Лукашенко сказал, что виновные задержаны и дают показания.

Тем не менее, это не помешало властям задержать 19 апреля 18 активистов из разных городов Беларуси. Среди них были руководитель МЦГИ «Наш Дом» Ольга Карач, правозащитники Валерий Щукин и Павел Левинов. 14 активистов были выпущены на свободу тем же вечером, четверо – осуждены на следующий день за мелкое хулиганство.

– Мне на тот момент было 69 лет, – вспоминал позже Валерий Щукин, в квартире дочери которого прошло задержание. – Мы с коллегами обсуждали, как сделать местные бюджеты прозрачными, а работу депутатов – подотчетной беларусскому народу. В этот момент в дверь позвонили: это был милиционер, который настойчиво пытался проникнуть внутрь. Я его не пустил – знал, что милиция не имеет права входить в жилье без обыска. Однако они окружили квартиру со всех сторон. Двое моих друзей – один из них Павел Левинов – решили выйти, а вскоре Павел позвонил и сказал, что их задержали.

Валерия Щукина увезли в милицию босиком. На бетонном полу во Фрунзенском РОВД он провел без обуви больше восьми часов и после этого сильно заболел. По приказу теперешнего председателя Либерально-демократической партии, а тогда силовика Олега Гайдукевича правозащитника заковали в наручники так сильно, что следы остались на его руках до конца жизни. Его избивали, угрожали изнасиловать, кричали, что отрежут голову и будут играть ею в футбол, что подожгут бороду. Спасла лишь международная шумиха – о задержании активистов Павел Левинов успел сообщить на волю.

Павел Левинов провел за решеткой 10 суток, в знак протеста он объявлял голодовку. В интервью газете «Витебский курьер» он вспоминал: «На допросе следователь мне на пальцах разложил, что преступники признались только в совершении теракта, намекая, что я могу быть заказчиком. Чтобы оправдать арест, было сфабриковано административное дело».

Также сроки за мелкое хулиганство дали Олегу Борщевскому и Павлу Станевскому (10 и 8 суток соответственно). Причем суд над Павлом Станевским сначала не состоялся, так как не явились милиционеры, которые могли дать показания против него. В результате Павел пропал, и сутки о его местонахождении ничего не было известно. До исчезновения он сел в патрульную машину к милиционерам из Фрунзенского РОВД, чтобы забрать в отделе милиции свои вещи.

Предварительное расследование было завершено 1 августа, спустя почти 5 месяцев после теракта. Обвинения были предъявлены 25-летним жителям Витебска Дмитрию Коновалову и Владиславу Ковалеву. Их также обвинили в совершении двух терактов: в 2005 году в Витебске и в 2008 году в Минске. 15 сентября началось слушание по делу, и Владислав Ковалев заявил, что давал показания под давлением силовиков. 30 ноября, несмотря на множество нестыковок в деле, обоим обвиняемым был вынесен смертный приговор. 14 марта 2012 года стало известно, что Лукашенко поступили просьбы о помиловании двух приговоренных, но он отказал в этом. А 16 марта того же года матери Владислава Ковалева было отправлено письмо с сообщением о том, что ее сын расстрелян.

– Такой теракт не под силу совершить одиночке-дилетанту, – рассказала позже Любовь Ковалева. – Работала целая система, а из них обоих сделали мальчиков для битья. Они стали свидетелями преступления, которое совершили спецслужбы власти. При благоприятном исходе дела раньше или позже мальчики рассказали бы правду, поэтому власть не могла оставить их в живых. Сын поломал всю веру в правосудие, показал, что в стране нет независимого суда. Любого человека могут заставить подписать признание в преступлении, которого он не совершал.

В десятую годовщину трагедии МЦГИ «Наш Дом» хотел бы перечислить умерших от рук спецслужб во время теракта. Это студенты Сергей Герасимчик (17 лет) и Роман Каптюх (21 год). Это 22-летний повар Сергей Сербаев и 23-летний магистрант Юрий Климец, спешившие к своим девушкам. Это 27-летняя переводчица Ольга Соловьева, 33-летний строитель Виталий Бакан, 42-летняя директор предприятия Татьяна Захаркова и 44-летняя бухгалтер Наталья Абражей, которые возвращались с работы. Это 51-летние Галина Пикулик и Анатолий Наркевич, которые торопились на семейные праздники. Это 56-летняя администратор Анна Шагойко и 57-летний экономист Александр Парфунцев. Это скончавшиеся позже в больницах 40-летний Виталий Дайнеко и 37-летний Андрей Ильин.

Мы уверены, что Лукашенко и его приспешники ответят за свои действия перед Международным судом и заплатят серьезным наказанием за убийство 15 беларусов и расстрел двух невиновных парней. Потому что ни одно подобное преступление не должно оставаться безнаказанным.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.