Где-то на краю Славгорода, на тёмной, не освещаемой фонарями улице Рокоссовского, находится удивительное общежитие. За коммунальные услуги в нём, в том числе капитальный ремонт, его жильцы, а, скорее, «выживальщики», платят суммы, способные впечатлить даже столичных жителей. И все это за условия, в которых стало бы не по себе даже спартанцам…

Последняя «маршрутка» из Могилёва, на которой можно доехать к этой улице, в будние дни идёт в 17 часов, в выходные –  в 20 часов. А общественного транспорта в Славгороде нет. Поэтому, местное население каждый день бьёт рекорды по марафонским дистанциям, добираясь от дома до магазинов, школ, садиков, аптек, больниц, банков, государственных учреждений и других мест. Некоторые жители лихо мчатся на велосипедах, иногда с объёмными мешками, например, с качанами капусты, на багажниках. Многие держат лошадей. Славгород – это город частных домов. Лишь в центре несколько многоэтажек, исполком и торговые центры.

Поскольку на улице Рокоссовского нет фонарей, а около забора пожарной части прячутся бездомные собаки, проход к общежитию не только страшен, но и опасен. Я это говорю не понаслышке. Сама отбивалась от собаки, учуявшей, что у меня в портфеле есть продукты питания метров 200, пока не дошла до конца забора пожарной части. Дальше были люди, и собака остановилась.

При этом, когда вы идёте от главной улицы к общежитию, надо следить за транспортом. Выделенного тротуара для прохожих тут нет. А школьники бегают домой самостоятельно. К тому же, сюда перенесли учебное заведение для детей-инвалидов, которое ранее находилось в центре Славгорода… Но это уже иная история, которую «Наш Дом» вам расскажет позже.

Данное общежитие напомнило мне трущобы, которые описывал Достоевский в своих произведениях. Мрак, грязь, которая въелась во всё кругом. Дыры в полу, через которые в жилые комнаты вбегают крысы. Почти в каждой комнате тут живут малолетние дети.

Запах сырости на первом этаже напоминает запущенные подвалы котельных. Грибок на стенах, на потолках как первого, так и третьего этажей.

Есть ванная комната. Одна на всё общежитие. Однако вода там всегда холодная.

Фонарик необходим и при входе в помещение. Поскольку, первый этаж практически не освещается. На третий день второго моего приезда в Славгород, лампочку всё же заменили, а во время четвёртого посещения коридор был в своём обычном чёрно-мрачном состоянии. И мы с восторгом рассматривали коридор первого этажа, который находился во мраке и в дневное время.

Стоит также заметить, что во время моего второго приезда, в общежитии покрасили потолки, замазав свежеотштукатуренные щели. Также, покрасили дырявые полы и грязные стены. То есть – сделали картинку. Правда, на третьем этаже остались незакрашенные тропинки для прохода, которые не покрыты краской и до сих пор. То есть, я приехала –  ремонт начался, да ещё, с таким энтузиазмом! Я уехала  –  ремонт закончился.

Однако сырость осталась. Мокрые обои в комнатах отваливаются. Грибок расползается.

Холодно. Холодно во всех комнатах общежития. Данный квартал отапливается котельной, возле которой валяются горы щепок. Да-да, не дров, а отходов деревообработки. Проживающие тут люди говорят, что всё ещё зависит от того, какая бригада работает. Немного теплее бывает с интервалом «день через два».

А вот, платёжки за пользование общежитием и коммунальные услуги с оплатой электричества и воды меня просто поразили!

Это платёжка за пользование жилым помещением без душа и ванной, с закутком в 1 метр квадратный, где расположена электрическая плита и кухонная утварь, туалетом, общей площадью в 36,19 метров квадратных. Тут проживает Светлана Бойко со своими двумя сыновьями 10 и 14 лет.

Особо удивляют начисления за воду (холодную), канализацию и электричество.

Для сравнения, рассмотрим ещё одну платёжку из того же общежития:

В одной из комнат проживает Анжелика Калатозишвили, инвалид-колясочник 1 группы и её супруг Кахабер. Также имеется только туалет, но нет ни ванной, ни душа, вода холодная. Площадь помещения больше, чем у Светланы, и составляет 36,59 метров квадратных.

Теперь, берём платёжку за трёхкомнатную квартиру в центре Минска, в которой прописаны пять человек:

И сравниваем:

То есть, мама-одиночка, Светлана Бойко, проживая с  несовершеннолетними сыновьями, платит больше за общежитие в Славгороде, чем семья из четырёх взрослых и одного подростка за полноценную трёхкомнатную квартиру во всеми удобствами, отдельным тамбуром и лифтом в доме в столице!

А теперь поговорим об отчислениях на капитальный ремонт, которого в этом общежитии по улице Рокоссовского в городе Славгороде не было. А самому зданию около 35 лет. Иногда что-то подмазывали, подкрашивали, и всё. Трубы, естественно все прогнили. В некоторых комнатах поменяли рамы, но не заделали швы. Жильцы сами замазывали их, как могли. Стёкла в эти рамы вставили старые, которые достали из каких-то старых рам. Поэтому, в одной секции расположено не одно полотно стекла, а две части, наложенные одна на одну. Естественно, образуется зазор между рамой и стёклами. Устранение сквозных отверстий ЖКХ оставил на самих жильцов.

Художественные работы по замазыванию дефектов начались и прекратились. Так и остались незакрашеные полосы на полу. А дыры в этих же полах никто не заделал. И ходят жильцы, десятками лет отчисляющие на капитальный ремонт немалые средства, по прогнившим доскам. Детей страшно выпускать в коридор, по которому шныряют крысы, облюбовав себе ходы в дырах.

Я всё никак не пойму, исходя из каких нормативов начисляются заоблачные суммы за электроэнергию? Если у семьи Калатозишвили есть холодильник, стиральная машина и иные электроприборы бытового назначения, то у Светланы Бойко только утюг, электроплитка и электрочайник. А ей насчитывают 371 киловатт в месяц!  Семье Калатозишвили насчитывают 247,3 киловатта. Как это возможно? Если в доме нет газоснабжения, то действуют и иные тарифы на дома с электроплитами. И просто невозможно накрутить столько электроэнергии семье в два-три человека за месяц в маленьких жилых помещениях общежития!

Проживающие в общежитии просили установить им индивидуальные счётчики. Однако, сотрудники ЖКХ отказали им в этом, сославшись на какие-то загадочные причины.

Несмотря на то, что в комнатах очень холодно, за отопление ЖКХ насчитывает также заоблачные суммы. Как и за канализацию.

Особенно сыро на третьем и первом этажах. В комнатах стены и потолок покрыты грибком, обои отваливаются, полы гниют. И дети, и взрослые болеют. Но об этом вы узнаете из следующих историй.

Многочисленные вопросы активисты «Нашего Дома» помогут задать  в письменном обращении жильцов общежития к председателю районного исполнительного комитета Константину Жигуцкому и его заместителю по управлению ЖКХ Александру Осмоловскому.

Наталья Горячко,
правозащитник.
Фото автора