Под очередную амнистию, так кстати совпавшую с президентскими выборами, на свободу выйдут 25 подростков. Об этом с оптимизмом сообщил пресс-центр МВД на сайте ведомства.
Как стало известно из распространенной информации, по Закону «Об амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», на 2 октября 2015 года от части срока освободили 7077 осужденных, находящихся в заключении. Начальниками исправительных учреждений закрытого типа вынесены постановления об освобождении от дальнейшего отбывания наказания 1652 осужденных, из которых 25 – несовершеннолетние. Принято решение о сокращении срока наказания на один год в отношении 1826 человек. По причине исков и злостных нарушений порядка отбывания наказания в применении амнистии отказано 3599 заключенным.
Что за дети (иными словами назвать несовершеннолетних не поворачивается язык) в скором времени окажутся среди нас? Этот и некоторые другие вопросы «Наш дом» задал директору Правозащитной организации «Регион 119», защищающей права граждан, отбывающих наказание в учреждениях уголовно-исполнительной системы, Алене Красовской-Касперович (на фото).

alenaK&K

Как пояснила собеседница, 25 амнистированных несовершеннолетних – это мальчики, отбывающие наказание в воспитательной колонии для несовершеннолетних № 2 г. Бобруйска, и девочки из гомельской ИК № 4 г., содержащиеся в отдельном отряде, изолированного от взрослых осужденных. Воспитательную колонию № 1 Витебска ликвидировали в 2013 году в связи с отсутствием достаточного количества несовершеннолетних осужденных, сегодня на ее территории – ЛТП.
По данным «Регион 119», бобруйская колония существует со 2 мая 1939 года и рассчитана на 520 подростков. «В январе 2015 года в колонии содержалось 175 человек, колония была заполнена на 33,7%», – уточняет Алена. – А данные на сентябрь уже другие – 360 заключенных или почти 70% заполненности. Рост обусловлен ужесточением борьбы с распространением наркотиков».

Что за дети отбывают сроки, за какие преступления?

«За тяжкие и особо тяжкие преступления (убийство, изнасилование, нанесение тяжких телесных повреждений) в колонию попадают с 14 лет, – отвечает Алена, за менее тяжкие – с 16 лет». По данным нашей собеседницы, основная масса заключенных сидит за кражи и грабежи, а около 135 человек – за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

Но как быть, когда совершеннолетие наступает вскоре после направления в колонию, а срок еще отбывать и отбывать?

«В воспитательной колонии содержатся по достижении 21 года, – говорит Алена, – но срок пребывания там определяется судом при вынесении приговора. Если постановлено, что весь срок наказания должен быть отбыт в воспитательной колонии, то и при достижении подростком 21 года, он остается отбывать дальнейшее наказание в данном учреждении».
Самый «возрастной» заключенный, отбывший весь срок наказания в воспитательной колонии, освободился в возрасте 23,5 лет. Однако основная масса сидельцев – это подростки, которым по 17-19 лет.

Что приводит детей в колонию для несовершеннолетних – отсутствие родительского контроля, а то и самих родителей, необходимость проживать в приюте или под контролем приемных мам, к которым порой немало претензий?

«Нельзя не отметить, что многие подростки воспитывались в неполных, неблагополучных семьях или там, где родители злоупотребляли алкоголем, – соглашается Алена. – Подростки из детских домов в ВК № 2 не редкость, но их количество редко достигает 10 человек».
Условия у несовершеннолетних преступников мало чем отличаются от тех, в которых находятся взрослые, однако амнистия к несовершеннолетним в нашей стране применяется всегда.
«Применение амнистии к 25 подросткам, о котором идёт речь в публикации на сайте МВД РБ, – говорит Алена, – означает, что все они полностью освобождены от дальнейшего отбывания наказания. Амнистия предусматривает и сокращение срока наказания на 1 год, под которое осужденные подростки попадают так же, как и взрослые».
После выхода из мест лишения свободы, подростки становятся на учет в инспекции по делам несовершеннолетних до достижения ими 18-ти лет, а также в уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства.
«Случаи, когда человек, впервые оказавший за решёткой несовершеннолетним, затем совершает преступление уже взрослым, безусловно, есть, однако статистика по таким преступлениям существенно отличается, – говорит Алена, – 22% против 47%».
Привьет ли зона прививку подростку-нарушителю против преступлений или, напротив, покажет, что ничего страшного по ту сторону решетки нет? Это покажет только время.