Только через 37 лет после того , как прозвучали первые обещания снести минский Сельхозпосёлок , сюда пришли застройщики. Часть района уже расселили по городу , а остальные местные жители готовятся к защите своих участков.

 

                                                                                 selhozposelok

 

“Свабода” посетила район перед очередной встречей жителей с властями.

 

Право собственности ? Нет, не слышали
 
Сельхозпосёлак – это несколько десятков гектаров частного сектора в границах улиц Беды, Некрасова, Халтурина и Олешева. Часть поселке вдоль улиц Беды, Некрасова и Богдановича уже застроили многоэтажками. Однако за линией высоток – самая настоящая деревня: узкие улицы часто без тротуаров, старые деревянные дома чередуются с коттеджами, дворы засаженные яблонями и вишнями.
 
Долгое время жителей Сельхозпоселка никто не беспокоил. Но с 2000-х годов под два длинные 14-этажные дома забрали левую сторону улицы Тургенева. Как говорят жители частных домов, оказавшихся в тени высоток, теперь они имеют достаточно опыта, чтобы противостоять застройщикам.

chasty-sekt
 
«Пусть попробуют меня снести, – говорит Владимир, которого журналисты встретила около его дома. – Пять лет судебных заседаний я им гарантирую ».

 

chastnsekt2
 
Владимир объясняет, что он согласится на условия застройщика, если те будут соответствовать закону. Но не считает законным сам факт застройки своего района.
 
«Говорят, что это такой генплан, государственные нужды, – говорит Владимир. – Но какие могут быть государственные нужды, если это не государственная земля ?! Пусть на государственной делают что хотят. Но право собственности у нас никак не ценится ».
 
Будущий застройщик – компания «Горизонпроекстрой». На своем сайте они уже анонсировали застройку Сельхозпоселка. Новый район хотят назвать «Комаровское круг» (кстати, район с тем же названием уже существует в Минске). Компания даже обещала начать застройку во втором квартале 2015 г., чего так и не произошло.
 
Гараж – 800 долларов, парковочное место – 20 тысяч долларов
 
Во время разговора к Владимиру присоединяется сосед по улице Иван. Тот живет в доме, который после войны построил еще его дед. В этом доме родился он сам. Менять участок на квартиру Иван не собирается.
 
«Здесь был лес и болото. И мои деды после работы приходили сюда на строение. Бабушка не могла месить руками, так как была уставшая, – месила раствор ногами ».

 

                                                                                                   kolonka
 
По словам Ивана, вопрос компенсации – самый острый. Его, мол, пугали, что вернут деньги, которые он уплатил за приватизацию еще в 1990-х.
 
«Я свой дом приватизировал, когда и« Макдональдс »построили на площади Бангалор. Пусть они попробуют на условиях такой же выселить «Макдональдс».
 
Как считают местные, цены компенсации – несоизмеримы с настоящими. Метр жилья, по их словам, оценивают в 500 долларов, за гараж – 800 долларов, за деревья – 600 тысяч.

 

                                                                                                      selgasposelok
 
«Наш сады можно сравнить с любым парком, а их оценивают в копейки, – говорит Иван. – Вот парк Горького – это город, а тут – уже не город ».
 
Владимир говорит, что согласится переехать, когда ему власти дадут такой же участок с таким же домом.
 
«Я хоть в пинские болота поеду, если там будет вода, газ, телефон и дорога нормальная, – говорит он. – Если бы я, вот как здесь, мог лечь на гамак и смотреть телевизор. А то мне говорят – вот деньги, стройся в другом месте ».

 

                                                                                                   selhpzos-novostr
 
Иван делает быстрый расчет. Свои шесть соток он разбрасывает на количество квартир, которые могут быть построены на этом месте.
 
«Вот у меня 600 квадратных метров земли. Который сейчас Метраж квартир? Ну пусть 100 метров. Пусть с учетом коммуникаций на этот месте будет четыре или даже три квартиры. Но это будет 14 этажей, а может и 24. Сколько же они заработают только с моего участка? »
 
Ехать под МКАД – это не разговор
 
Район выглядит как деревня не потому, что здесь живут бедные люди, а потому, что с 1978 года, когда Сельхозпоселок начали «выселять», здесь запрещено строиться. Разрешение – только на «доведение до типовых потребительских качеств», что значит – сделать туалет и топочную.
 
«А какой смысл вкладывать в жилье, если неизвестно, что будет завтра?» – Говорит 33-летний Юрий, которого Свобода встретила возле его гаража.

 

                                                                                           rabochij
 
Как и большинство жителей Сельхозпоселка, Юрий здесь родился. Несколько его друзей подверглись прежние износы, когда строились многоэтажки на улице Беды. Но с тех пор с ними он очень редко видится: друзья получили квартиры в Серебрянке.
 
«Я бы хотел и дальше здесь жить. Квартира около МКАД – это не разговор. Не сравнить это с жизнью здесь “.
 
За того, что дом стоит в ожидании сноса, Юрий так и не смог оформить документы на гараж. Сейчас гараж считается самовольной постройкой, и за это хозяин периодически платит штрафы.
 
«А по-другому здесь невозможно», – говорит он.
 
В 18 часов здесь настоящий проспект
 
Самое удивительное, что в застройке района не заинтересованы и жители домов, которые успели построить на Тургенева. Через плотную застройку те многоэтажки нет ни зеленой зоны во дворе, ни детских площадок.

 

                                                                                         kolaska
 
«Играть с коляской вообще негде, – говорит молодая мама Ольга, которая идет через частный сектор в квартиру на Тургенева. – Ходим в парк Дружбы народов на Бангалор или в сквер на Беды ».
 
Об транспортных проблемах уже сегодня говорят жители и многоэтажек и частных домов.
 
«Это будет самый настоящий коллапс! – Говорит Владимир. – Уже сегодня сюда трудно заехать и невозможно найти место для парковки ».
 
Транзитный движение и парковки – самые частые темы споров между жителями частного сектора и новостроек. Заездов здесь два: или с Богдановича напрямую к Тургеневу, или по Корш-Саблина, где стоят только частные дома.

 

                                                                                                  avnj-chastn sek
 
«Здесь у нас в 18 часов – настоящий проспект. Носятся так, что ребенок не выпустят на улицу », – говорит Юрий.
 
Под новыми домами предусмотрен подземный паркинг. Но машиноместо там стоит до 20 тысяч долларов, поэтому владельцы авто паркуются в частном секторе. Защищая выезды из своих дворов, хозяева домов натянули провода по линии улицы.
 
Чтобы было с чем идти в милицию в спорных случаях, некоторые даже ставят камеры наблюдения.
 
К нам приходили с монтировками
 
16 января 2015 года некоторые жители Сельхозпоселка получили решение о будущем изъятия земельных участков. Большинство тут не настроены так просто выезжать из родных домов.
 
«За снос выступают только те, кто не хочет ничего делать, – говорит Владимир. – А мы хотим, но нам не дают ».

 

                                                                     
После переселения с улицы Тургенева на честные условия игры с властями местные жители не надеются. Но уже имеют опыт, а потому собираются отстаивать свое жилье.
 
«Здесь уже были военные действия. И еще будут », – говорит Владимир.
 
Он рассказывает, как к жителям Сельхозпоселка приходили водителя с монтировками. Дело в том, что при строительстве техника должна была заезжать только с улицы Богдановича. Но многие ехал через частный сектор. Чтобы помешать крупной технике, жители парковали авто возле своих домов в шахматном порядке.
 
Все, кого расспросила Свобода, говорят, что хотели бы остаться здесь жить, но чтобы им разрешили строительство и ремонт.
 
«На нас сейчас говорят – колхозники, – говорит Иван. – Но сами власти не давали нам всю жизнь застраиваться, а теперь говорят – ветхое жилье в городе ».

 

“Радые Свабода”