Новый проект Гражданской Кампании «Наш Дом» имеет целью создание площадки для обсуждения самых насущных проблем и злободневных тем. «Дом-шоу» – откровенный разговор со специалистами в области экономики и политики, права и культуры. О белорусском прошлом и будущем, о нашей действительности, об успехах, о перспективах и трудностях говорят руководитель «Нашего Дома» Ольга Карач и приглашенные эксперты.

Первый выпуск передачи посвящен суду над витебскими террористами и взрывам в Республике Беларусь. В студии «Нашего Дома» Олег Алкаев, бывший начальник СИЗО № 1 (Минск), автор книги «Расстрельная команда», полковник. Более 30 лет проработал в пенитенциарной системе СССР, Казахстана, с начала 1990-х годов — Беларуси.

С декабря 1996 по май 2001 года Алкаев был начальником Следственного изолятора № 1 Комитета исполнения наказаний МВД Республики Беларусь в Минске. В этом качестве он руководил командой, исполняющей смертные приговоры.

 

***

Ольга Карач: Беларусь всегда гордилась своей тихой, мирной жизнью и отсутствием терактов. Но 14 сентября 2005 года очень сильно изменило представление белорусов о самих себе и о том в какой стране мы живем. В городе Витебске в людном месте разорвалась бомба. Аналогичная бомба разорвалась 22 сентября 2005 года и после этого прозвучало еще несколько взрывов.Последний из них – теракт, который прозвучал 11 апреля 2011 года, унес жизни 16 человек, и около 200 человек пострадало. На данный момент идет суд над двумя террористами или так называемыми террористами.  Это парни из Витебска – слесарь и токарь. Вот-вот должен быть озвучен приговор. этим двум людям. Власть последний теракт раскрыла неожиданно быстро: он был раскрыт в течение 24 часов. Как собственно и обещал народу Александр Лукашенко. И я хочу представить нашего собеседника. Это Олег Алкаев, бывший начальник СИЗО №1 г. Минска. Вопрос к вам, Олег: как вы считаете, насколько эти люди виновны и не получится ли ситуации, которая произошла с делом Михасевича. Когда в том же самом печальном городе Витебске, когда были осуждены невинные люди, и даже один мужчина был приговорен к смертной казни. Вот как вы оцениваете, люди на скамье подсудимых, они на своем месте? Или они совершенно не виноваты?

Олег Алкаев: Я уже по этому поводу неоднократно говорил и интервью давал. Все-таки я доверяю проведенному следствию. И, скажем так, оснований сомневаться, что они причастны (Коновалов – это прямой исполнитель этого теракта) у меня нет. Дело в том, что статья очень серьезная, чтобы так вот просто взять на себя чужую вину (как принято говорить у жуликов – нагрузить). И даже для несведущего человека: пусть это будет дилетант, пусть это будет полный дурак – смертная казнь это очень серьезно. А там другого исхода я не вижу. Абсолютно. И по приговору обязательно назначат им смертную казнь. Поэтому взять и оговорить самого себя ради какой-то сомнительной славы – это должен быть сумасшедший человек, но экспертиза показала, что они вменяемы. Вот очень хороший комментарий сделал Бородач Владимир. Там все детально расписано: и поминутно, и, я бы сказал, профессионально очень грамотно. Но как специалист военный, как криминалист, конечно, упускает некоторые важные вещи, о которых я уже говорил. Но раз есть признательные показания, сделанные в первую фазу раскрытия этого преступления. Хотя и говорят со слов Вышинского: “Признание – царица доказательств” – но они подкреплены и другими деталями. Видеокамера, в конце концов, изъяты вещи, изъяты предметы одежды и прочее. Сомнения вызывает самостоятельны ли были эти люди при выборе вот такого способа самоутверждения. Где-то вот чувствуется, и Бородач правильно отмечает, что чувствуется “руководящая рука” или направляющая. Советом ли, убеждением ли, приказом ли не знаю. Вот если на эти вопросы следствие не ответило, то я считаю, что оно не полное.

Ольга Карач: И печально известное дело Михасевича. Там все мужчины, которые были обвиняемыми по этому делу и получили те или иные сроки, они все признали свою вину на суде, включая мужчину которого расстреляли. И нет ли здесь аналогичной ситуации на ваш взгляд? Из них эти показания просто выбили – все-таки этих двух подозреваемых держали в дали от человеческих глаз довольно долго и за это время можно много, что сделать. Тем более, что экспертиза показала, что и на теле Коновалова, и на теле Ковалева есть телесные повреждения.

Олег Алкаев: Слишком такой процесс сложный. Ну давайте будем так рассуждать: Михасевич был по-моему расстрелян в 1987 году – я поднимал архивные материалы. И в то время тема изнасилований и убийств была в общем-то закрыта для общества. Мы наверное до перестройки не знали. Ну может быть очень узкий круг знал, кто такой Михасевич и что он натворил. А ведь общество не знало. Адвокат в то время допускался по УПК, но во время всего следствия он не мог видеть и знать, каким образом получаются доказательства. Сегодня ситуация немножко другая. Сегодня адвокат с первых следственных дней допущен. Другое дело, что нарушали закон. Насколько я знаю из прессы к Коновалову адвокат, пока он находился в СИЗО КГБ, не допускался. То есть в это время, скажем, если на нашем профессиональном языке с ним проводились оперативные действия. Может быть его готовили к “правильным показаниям”. В избиения я не верю. Сегодня существует ряд других способов убеждения…

Ольга Карач: Например…

Олег Алкаев: Да просто сесть и грамотно нарисовать перспективу, подготовить нужных сокамерников, которые ему будут день и ночь “вводить в уши” какие его последствия ожидают. Это называется “разработка оперативная”. Так действуют и во многих случаях так преступления раскрываются. Ему говорят, если ты будешь сотрудничать, ты может быть жизнь свою сохранишь. Человек в этих условиях верит в лучшее всегда, а другого способа и нет. Сегодня Владимир Бородач говорит: мы лица Коновалова не видим. Но откуда сам Коновалов знает видели лицо или не видели, то есть он будучи арестованным был уверен, что телевизор за него все сделает. И здесь сомнений быть не может.

Ольга Карач: А как вы объясняете то, что родственники Коновалова молчат? Все дружно на суде отказались давать какие-либо показания и не пытаются его ни защищать, ни оправдывать.

Олег Алкаев: Мне трудно сказать, почему они так поступили. Я пытался встать на их место. И вот я думал, ну что бы я мог сказать суду?!  Свидетельские показания: они уже никакой роли не играют абсолютно. Я уже повторюсь, наверное, что базовая улика это видеосъемка. Ее никуда не денешь…

В программе использованы фото и видео материалы: nn.by, euroradio.fm, naviny.by, ont.by, belapan.com metronews.ru, klbvictoria.com, mn.ru, kriminal.lv, rusnovosti.ru, belaruspartisan.org, serial-killers.ru newspeak.by,  reporter.by,  svaboda.org

4 комментария (подписаться)

  • Лоренс

    написал(-а):
    2012-08-24 в 17:37

    Взглянул на Алкаева другими глазами. Человек производит совершенно иное впечатление, чем его публичный образ “исполнителя” казней и информация из википедии.

  • Сергей

    написал(-а):
    2012-09-08 в 03:02

    Алкаев все грамотно говорит. Не пойму только, почему к нему относятся так скверно те, кто знает о его прошлом. Настоящий мужик.

    • Slava

      написал(-а):
      2013-05-30 в 00:14

      FASHIST on a ne muzhik!!!!!  Ya sidel v te gode v SIZO 1  –  mnogo on togda narodu pokolechil i izdevalsya huzhe fashistov

  • Oleg

    написал(-а):
    2013-05-30 в 00:11

    Особенный Салам Олегу Алкаеву, которого по нынешним временам хоть к ранам прикладывай вместо подорожника. Книжки пишет, про ужасы рассказывает…
    Олег Алкаев – это крыса, сбежавшая с корабля! Переодетый гестаповец! По его личным указаниям меня пытали в СИЗО №1: помещали в спецкоридор для приговоренных к смертной казни, избивали, подвешивали в наручниках на нару, засыпали хлоркой камеру и закрывали дверь. Ждали, пока я начинал гадить в штаны, выводили в баню и запускали других заключенных, чтобы они видели, как я смываю с себя дерьмо.
    Один раз не меня надели наручники, в том же спецкоридоре, поставили рядом с камерой смертников и подвели с наволочкой на голове и тоже в наручниках Диму «Кондраша». Конвойник спрашивал у смертников, показывая Диму «Кондраша», который не видел ничего: «Вот, Вора вам привели. Что будете делать с ним?» (потом только губами произносили ответ, а смертники хором орали матерное слово, эквивалент изнасилованию).
    Ай-да, Алкаев…, ай-да, лапочка, белый и пушистый! Или этому его тоже учили Шейман с Сиваковым? Может, Павлюченко? (с последним знаком лично – простой белорусский «самурай», а не биоробот, как его нарисовал Алкаев). Чтобы рьяные оппозиционеры не строили интерпретаций на этот счет, говорю прямо: никто не принуждает меня делать это заявление и даже не намекал об этом! Это самая настоящая правда!!!
    Я никому присяги не давал, и на хлеб сам свое имею. А потому волен делать что хочу и когда посчитаю нужным!
    А вот и самое интересное! Я обратился к моим представителям в Европе нанять адвокатов в Германии и инициировать процесс лишения статуса политического беженца на основании не достоверно предоставленной информации миграционным властям Германии (обманывал) Олега Алкаева!!! Ну, что, Олег Алкаев?….плыви ко мне, манда пузатая!!! Попробуй спрятаться от моих орликов в Европе! В конечном итоге, тебя, ФАШИСТА, в чемодане мне привезут! Среди моих близких много тех, кто русского языка вообще не знает. И все будут иметь фото с твоей харей. Или в Чечне попробуй спрятаться, членосос ты дырявый! Вплоть до того, что и Р. Кадырову расскажем, что ты – гнида!
     
     
    Гр. Российской Федерации     ОЛЕГ  НИЧИПОРЕНКО 

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*