Белорусская модель, безусловно, существует. Степени ее динамизма сегодня могут позавидовать многие. Но динамика не обязательно означает развитие.
Работники, занятые производством изделий из кожи, могут с оптимизмом смотреть в будущее. По крайней мере, проблем с обеспечением качественным сырьем с четвертого квартала они испытывать не должны. К такому выводу я пришел, изучая материалы совещания по проекту декрета «Об усилении борьбы с безхозяйственностью и повышении требований к руководящим кадрам всех уровней» 12 августа 2014 года.

Привожу ключевое, на мой взгляд, высказывание Александра Лукашенко на совещании: «Мы, конечно, повышаем требовательность к руководителям, специалистам, но надо иметь в виду, что и руководитель должен иметь аналогичные права по отношению к своим подчиненным. Потому что даже в советские времена частенько бывало, что с руководителя три шкуры снимут, а он, в свою очередь, не может спросить как следует (особенно в последние годы существования Советского Союза) со своих подчиненных. И отсюда происходили разрушение трудового коллектива, организации, а также нарушения трудовой дисциплины».

В нашем случае снятие трех шкур с руководителей подается как попытка сохранить трудовые коллективы от разрушения при одновременном сокращении количества нарушений трудовой дисциплины.

Слово «порядок» в официальном пресс-релизе о совещании 12 августа упомянуто восемь раз, при этом трижды в сочетании с глаголом «навести». Ничего неожиданного в этом нет. Проблема с наведением порядка отечественной управленческой элитой впервые была осознана еще в конце первого тысячелетия. Как тут не вспомнить летописца Нестора: «Вся земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет».

Но судя по последнему абзацу, отмеченного выше пресс-релиза, нынешнее поколение белорусов будет жить при порядке: «В принципе у нас хватает воли и решимости и нормативных актов для того, чтобы этот порядок сегодня (выделено. — С.Н.) иметь».

Мешок с горохом в качестве социальной модели

Предлагаю еще раз перечитать оптимистическую цитату. Она поясняет системообразующий принцип нашего социокультурного космоса. Источник порядка — Власть. И это действительно так. И в этом наша трагедия!

Отечественная социальная система, если согласится с социологом Юрием Левадой, можно уподобить мешку с горохом. Горох — это общество. Мешок — Власть. Если в силу каких-либо причин Власть ослабевает, а подобный казус только в прошлом веке с ней случался дважды, то горох рассыпается.

Далеко не случайно так популярна в России тема поиска «духовных скреп». Говорят о том, что является проблемой, в чем ощущается дефицит.

Белорусский вариант «мешка с горохом» функционирует не в вакууме, а на рынке социальных систем в условиях жесткой конкуренции. Поэтому уровень эффективности белорусской модели — перманентная головная боль Лукашенко. К теме эффективности он вынужден обращаться регулярно.

Совещание 12 марта не стало исключением. Глава государства открыл его следующим заявлением: «Одной из важнейших задач является повышение эффективности хозяйствования во всех отраслях экономики».

С этим не поспоришь. Вопросы, однако, возникают по поводу средств, с помощь которых Лукашенко вот уже двадцать лет пытается достигнуть поставленной цели.

Инновационный оркестр нуждается в музыкантах

История современного экономического роста (полагаю, многие будут удивлены) не превышает двух столетий. Согласно английскому статистку Ангусу Мэдисону, ВВП на душу населения в Европе в 1800 году не превышал соответствующий показатель в Римской Империи в период ее расцвета.

Главным фактором современного экономического роста являются инновации. Поэтому экономический рост стал возможен только после того, как европейцы сумели поставить производство инноваций (технических, социальных, политических и т.д.) на поток.

Для этого им потребовалось создать набор институтов, среди которых роль первой скрипки была отведена институту образования.

Первая скрипка, как и остальные инструменты инновационного оркестра, нуждалась в музыканте, способном постоянно обновлять свой репертуар. Таким музыкантом стал новый социальный тип человека, которого в гуманитарных науках принято называть «автономной личностью».

Строго говоря, проблема очередности появления институтов инноваций и автономной личности сродни проблеме курицы и яйца. Но для дальнейшего хода моих рассуждений принципиального значение это не имеет. А принципиальное значение имеет тот факт, что устойчивое производство инновации невозможно обеспечить за счет «усиления спроса и повышения ответственности руководящих кадров», каким бы качеством нормативных документов оно не стимулировалось.

Программа из четырех пунктов

Слово «стимул» пришло к нам из Италии. Его первоначальное значение — заостренная палка, которой погоняли ослов. В подобных стимулах субъекты рыночной экономики не нуждаются, т.к. идея вознаграждения за эффективный труд заложена в самой рыночной экономике.

Вспомним знаменитого булочника Адама Смита, выпекающего булки не из соображений об общем благе, а ради собственной выгоды. Однако в результате его деятельности общее благо увеличивалось как бы само собой, как бы факультативно.

Но как показала современная практика, из производителя общего блага булочник XVIII века способен легко трансформироваться в экономического паразита, требующего государственных дотаций. Замените рыночную среду на командно-административную, и результат не заставит себя долго ждать.

Методы борьбы с булочником-паразитом Лукашенко подробно перечислил 12 августа.

Во-первых, жесткий и персональный спрос за порядок во вверенной ему булочной. Во-вторых, невозможность устроиться на руководящую должность в иную булочную, скомпрометировавшим себя на прежнем месте работы (речь идет не только о работе в государственных булочных, но и в частных). В-третьих, расширение полномочий местных органов власти в вопросах согласования назначения руководителей булочных на их территории. В-четвертых, единые подходы для государственных и частных булочных по искоренению бесхозяйственности и укреплению производственной дисциплины.

Знал бы отец-основатель экономической науки, какая участь ждет его героя в XXI веке, он бы и не приступил к написанию «Исследования о природе и причинах богатства народов», т.к. таковых причин в будущем просто бы не обнаружил. Не мог же он догадаться, что богатство можно будет извлекать из «трубы».

Возможности репрессивного стимулирования себя исчерпали

Для понимания эффективности программы «четырех пунктов» нам потребуется помощь экономиста Фридриха Хайека. В книге «Пагубная самонадеянность» на примере получения химических соединений нобелевский лауреат поясняет, что мы не в состоянии их создавать путем размещения отдельных молекул на положенных местах. Командовать молекулами нельзя!

«Мы можем только подтолкнуть процесс их образования. Похожая процедура требуется и для того, чтобы вызвать процесс, обеспечивающий координацию индивидуальных действий, выходящую за пределы нашего кругозора», — поясняет Хайек. Не следует придаваться пагубной самонадеянности. «Мы фактически способны осуществлять упорядочение неизвестного, только вызывая его самоупорядочение».

По информации Белстата, по состоянию на 1 июля 2014 года в стране действовало 144,2 тыс. юридических лиц и 274,9 тыс. индивидуальных предпринимателей. И каким бы не был будущий «инструмент наведения порядка» (декрет), «каждый руководитель, от председателя райисполкома до премьер-министра» эффективность белорусской модели с его помощью повысить не смогут. Командовать субъектами экономики нельзя!

Современный экономический рост возможен только тогда, когда каждый сколь-нибудь активный член общества озабочен проблемой оптимизации в пределах своего кругозора. Крах советского эксперимента — лишь одно из подтверждений невозможности развития при условии побуждения сверху.

На ранних этапах индустриализации Сталин еще мог использовать стимул в его первоначальном определении, но уже к началу 70-х годов прошлого века возможности репрессивного стимулирования себя полностью исчерпали. Поэтому советская модель развития оказалась моделью без развития. Современный экономический рост обеспечивается инновациями, а не окриками «вертикальщиков».

Аналогичная история на наших глазах происходит и с белорусской моделью. Напомню ее полное название — «белорусская модель экономического развития». Оно официально утверждено на итоговом пленарном заседании постоянно действующего семинара руководящих работников республиканских и местных государственных органов 22 марта 2002 года.

***

В качестве моего личного вклада в совершенствование белорусской модели предлагаю запустить машину времени и вернуть ответственного булочника в XVIII век.

Источник информации: “Белорусские новости”