Николай Петрушенко известен не только в родном поселке Коханово, но и далеко за пределами района. Причем относятся к нему неоднозначно. В чем причина? За что Петрушенко невзлюбили журналисты, почему активист кампании «Наш дом» не поддерживает Майдан и как его чуть не посадили за решетку? Николай рассказывает об этом сам.

О первой жалобе в 7-м классе

— Я учился в деревенской школе. И вот однажды вместо занятий нас всех загнали на картошку. При этом ездить в колхоз почему-то нужно было за свои деньги. Мне это, естественно, не понравилось, и я написал жалобу в защиту прав учеников на имя директора. С этого, пожалуй, и началась моя правозащитная деятельность. Я серьезно!

О событиях в Украине и дискуссиях на Facebook

— Я не поддерживаю Майдан и не вижу будущего Украины в том виде, в каком она существует сегодня. Более того, за мою позицию в социальных сетях на меня набросились люди, не разделяющие такой точки зрения. Считаю, что события в Украине у нас освещаются необъективно — причем с обеих сторон. Я оцениваю то, что происходит в нашей соседней стране, с точки зрения военного человека (все-таки полковник), а журналисты опираются на СМИ, в которых ситуация преподносится так, как ее хочет видеть аудитория.

О выборах

— Выборы в Беларуси запоминаются прежде всего инертностью оппозиции. Нынешние ничем не отличаются от предыдущих.

А запомнилась больше всего парламентская кампания 2012 года, когда мое выступление по телевидению вызвало большой отклик у избирателей. В итоге видео с дебатов на youtube просмотрело несколько тысяч человек!

Об инициативах граждан и реакции бюрократов

— В районе появилась идея строительства на базе четырех хозяйств агропарка. Мы категорически против такого решения чиновников. Вот и обратился я в исполком с аргументами да фактами, сейчас мои возражения рассматриваются.

Еще одна проблема, которая стала перед жителями деревни Дроздино — снос частных домов. Тут год назад проживало полдесятка пожилых женщин. В один прекрасный день, пользуясь тем, что собственники уехали к детям в гости, их дома были снесены… бульдозером. Мы подали заявление о произволе чиновников в милицию, ответ обескуражил: «факты подтвердились, но установить виновных не представляется возможным».

О том, как борьба с педофилом чуть не привела к тюремной камере

— Лично я за ужесточение уголовного наказания для педофилов. Прецеденты уже были, за что чуть сам не угодил за решетку.

В августе 2012 года я написал статью, в которой содержались сведения о том, что крупный чиновник подозревается в покрывании педофила. В отношении меня возбудили уголовное дело за якобы публичное оскорбление «представителя власти в связи с исполнением им служебных обязанностей». В итоге мой «уголовный» текст был проверен лингвистической экспертизой, которая не нашла ничего криминального, и дело было прекращено.

К слову, этот случай стал резонансным, а самого педофила осудили на достаточно большой тюремный срок.

О мониторинге работы депутатов

— Мы добиваемся того, чтобы граждане сами могли вносить свои вопросы на заседания районного совета. Закон также обязывает проводить встречи депутатов с избирателями, однако на Толочинщине они почему-то не в моде. И никто из демократов, не говоря уже о населении, не обращает на это внимания.

В Беларуси есть закон о местном самоуправлении, о котором по каким-то причинам почти не вспоминают. Хотя вопрос очень важный. Лично для меня это большая возможность реально что-то изменить, даже на районном уровне. Если будут сдвиги в регионах, сдвинется с мертвой точки и вся страна.

СНПлюс

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*