В Литве смотрят на российско-украинский конфликт со страхом, опасаясь его распространения на весь регион. И больше всего боятся жители Вильнюса, которые помнят про многочисленные оккупации города — российскую, немецкую, польскую, советскую.

Корреспондент «Газеты.Ru» почти всю минувшую неделю провел в Литве. Ехал в Вильнюс к друзьям отдохнуть, но вместо отдыха оказался буквально погружен в события вокруг и внутри Украины. В этом плане литовская столица ничуть не отличается от Минска или Варшавы: события в Киеве и Симферополе, перспективы Майдана и русско-украинской войны обсуждаются всеми, в том числе обывателями. Могу засвидетельствовать: когда шла прямая трансляция пресс-конференции Януковича в Ростове-на-Дону, Вильнюс буквально замер. У многих здесь не транслируются российские телеканалы — они смотрели интернет-трансляцию.

Отношение к происходящему у литовцев однозначное. Если Белоруссия раскололась примерно поровну на тех, кто за русских, и тех, кто за украинцев, за Майдан, то в Литве абсолютное большинство воспринимает Россию с неприятием. Причем в многонациональном Вильнюсе подобное отношение к Москве объединяет как литовцев, так и многочисленных здесь поляков и белорусов.

Буквально на второй день своей поездки я увидел в центре Вильнюса, на улице, большую очередь.

Зрелище необычное для пресыщенной предложением всего на свете столицы европейской страны. Оказалось, это литовцы сдают кровь для раненых защитников Майдана. А на следующий день на одной из улочек Старого города на моих глазах публика забросала банками из-под пива двух уличных музыкантов: эта пара неосмотрительно решила спеть песни Виктора Цоя.

«Посмотрите, Евросоюз реально ничего не делает, чтобы защитить Украину от русских! Да, Украина не входит в ЕС, а мы, литовцы, входим, — темпераментно говорил мне таксист Юозас. — Но что толку — кто начнет третью мировую из-за страны с населением 3,7 млн человек? В 2004 году, присоединяясь к ЕС и одновременно вступая в НАТО, мы думали, что все изменится…»

В самом деле, сегодня литовцы примеряют на себя происходящие в Крыму события. На всех уровнях — от студентов в уличном кафе до чиновников кабинета министров.

Один из сотрудников МИД Литовской Республики, попросивший не называть его имени, рассказал корреспонденту «Газеты.Ru»: «У нас еще в конце января всех из отпусков отозвали. Постоянные совещания — внутри министерства, с другими министерствами, с коллегами из стран Европы. Пишем порой по две-три аналитические записки в день. Главные темы — противостояние России и Украины, позиция Польши, позиция Белоруссии, перспективы для региональной политики и экономики и так далее. Сейчас вот Владимир Макей приехал (министр иностранных дел Белоруссии, провел несколько дней в Вильнюсе. — «Газета.Ru»), так с ним встречались, обсуждали все то же самое». Кстати, посол Литвы в России Ренатас Норкус уже отозван в Вильнюс для консультаций.

Известный белорусский политик Ольга Карач проводит в Вильнюсе значительную часть времени, периодами живет здесь из-за преследований властями на родине. Корреспонденту «Газеты.Ru» она рассказала при встрече, что шокирована происходящим в Крыму. «Люди даже еще не до конца поняли, что произошло. Кто-то себя утешает тем, что это еще ничего не значит, кто-то гневается и призывает ЕС к ответным адекватным действиям. Но есть тревога и тяжелое чувство, потому что для многих это сигнал…»

Словоохотливая русская барменша в маленьком вильнюсском кафе, где я в утреннее время оказался единственным посетителем, рассказала, что она и ее близкие каждый вечер смотрят по телевизору репортажи из Киева и сравнивают происходящее с событиями в Вильнюсе в 1991 году: митинги, баррикады, бронетранспортеры на улицах, стреляющие силовики, десятки убитых мирных жителей. «У нас баррикады возле парламента до 1994 года стояли неразобранные — такое сильное потрясение было», — посетовала она.

Однако проводить параллели между Крымом и Вильнюсом все же не совсем корректно.

Правильнее воспринимать Вильнюс и весь Виленский край как своего рода восточноевропейский Иерусалим — ведь этот город считают исторически своим сразу три нации. И все они имеют в литовской столице свои «форпосты» — деловые, культурные, религиозные.

Для белорусов Вильнюс (Вильня) — древняя столица предтечи нынешней Белоруссии, Великого Княжества Литовского — средневекового государства, населенного преимущественно славянами, предками сегодняшних белорусов и украинцев. В Вильне жил и работал первый славянский первопечатник — белорус Франциск Скарына (Иван Федоров был его учеником), именно в Вильнюсе и сегодня находится древняя икона — защитница Белоруссии — Матерь Божья Востробрамская, равно почитаемая католиками и православными.

В 1569 году, в условиях тяжелой войны с Московией, Великое Княжество Литовское объединилось с Королевством Польским в конфедерацию — Речь Посполитую. Вильня стала одной из двух столиц нового государства, польское влияние в ней начало быстро расти. В 1795 году после третьего раздела Речи Посполитой Вильнюс вместе с Виленским краем стал территорией Российской империи. В 1918 году Вильнюс стал столицей Литовско-Белорусской Советской Социалистической Республики. Но уже в 1919-м город заняли поляки — и Вильнюс принадлежал Польше до 1939 года, когда его захватили советские войска (в рамках пакта Молотова – Риббентропа).

Только в 1944 году Вильнюс окончательно утвердился как столица Литовской ССР.

В Литве люди не просто помнят обо всем этом, они с этим живут, в каждый момент деля окружающих на «своих» и «не очень своих», — хотя до откровенной враждебности, как в Иерусалиме, дело доходит редко. Но даже костелы в Вильнюсе негласно делятся на «литовские», «польские» и «белорусские» — то есть предпочитаемые верующими из определенных этнических групп. А на улицах Старого города вперемежку звучит литовская, польская, белорусская, русская и английская речь. Есть в Литве даже отдельная польская политическая партия, она называется «Избирательная акция поляков Литвы».

«Мы здесь очень боимся экспансии из Польши и Белоруссии. Не военной, конечно, но все равно экспансии, — с сильным акцентом, порой с трудом подбирая русские слова, рассказывала мне литовка Даня, эксперт салона красоты на Ратушной площади Вильнюса. — Польша намного богаче Литвы, поляки здесь просто покупают все, что хотят. Польский бизнес понемногу вытесняет национальный литовский. А из Белоруссии в Вильнюс едет молодежь. Они здесь учатся, женятся, устраиваются на работу. И понемногу ассимилируют местных. Ведь ни поляки, ни белорусы не воспринимают Вильнюс как иностранный город. По выходным на улицах большинство машин — с польскими и белорусскими номерами. И коренным литовцам все это очень не нравится».

«Конечно, сейчас всех в Литве беспокоит конфликт между Россией и Украиной. Беспокоит потому, что он может разрушить мирную жизнь во всем восточноевропейском регионе. А мы только-только начали реально выходить из экономического кризиса, — говорит Ионас Будрайтис, журналист литовского телеканала LNK. — Но это, так сказать, сегодняшний страх. Если войны не будет, то скоро все наладится. А вот проблема Вильнюса как города трех наций — это проблема долгосрочная. С ней жить и нам, и нашим детям и внукам. Не дай бог, тут станет как в Иерусалиме, когда город начнут делить… Это пострашнее любой войны в Крыму будет».

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*