Правительство Беларуси в 2014 году считает жизненно необходимым продолжить комплексную модернизацию промышленного комплекса республики. Однако кредиты на эти цели станут более дорогими, а господдержка существенно сократится. Фоном для этих явлений станут обострившиеся во втором полугодии 2013 года финансовые проблемы на предприятиях реального сектора.

В связи с этим ряд белорусских экспертов прогнозирует, что “комплексная модернизация промышленности”, анонсированная правительством в минувшем году, будет реализовываться с большими трудностями.

Эксперты также обращают внимание, что премьер-министр Михаил Мясникович, говоря о приоритетах развития национальной экономики, ставил перед белорусским правительством несколько иные задачи.

Амбиций было много

Впервые о комплексной модернизации промышленности белорусские власти заявили весной 2012 года. В середине года была утверждена соответствующая программа, рассчитанная до 2020 года, с общим объемом затрат в $90 млрд, из которых более 40% должны быть изысканы из республиканского бюджета, еще треть ресурсов предполагалось привлечь от иностранных инвесторов. Большинство проектов программы предполагали либо перестройку, либо обновление уже существующих предприятий. Новых проектов программа содержала немного, каких-либо особых новшеств в плане управления производством или мотивации руководителей не предусматривалось.

Однако уже в 2013 году, на фоне сокращения господдержки и значительного удорожания заемных средств, а также снижения платежеспособности предприятий, стало очевидно: прежние методы развития промышленности не работают, значимые проекты, на которые выделяются государственные средства, не сдаются в срок и не только не приносят отдачи, но и ведут к убыткам. Убедительно это показали проверки Комитета госконтроля республики в деревообрабатывающей отрасли, в цементной промышленности и еще в целом ряде ключевых отраслей.

В минувшем году белорусские власти решили сделать модернизацию комплексной. Каждое предприятие обязано было разработать план таких работ и утвердить его в правительстве. Предусматривалось дальнейшее укрупнение производств путем создания холдингов, повышение ответственности директората, во главу угла были поставлены не валовые показатели, а эффективности работы заводов.

В целом, за 2013 год на комплексную модернизацию промышлености планировалось направить порядка Br200 трлн, из которых около 15% должна была составить господдержка.

… а денег, как всегда, не хватило

Однако уже в конце 2013 года белорусские власти были вынуждены признать: модернизация промышленности в минувшем году была фактически провалена.

“Проблема, традиционно, оказалась в менталитете директоров и недостатке средств. Сегодня наши руководители, так называемый “красный директорат”, под модернизацией подразумевают, прежде всего, обновление основных фондов. А в минувшем году на это невозможно было привлечь ни заемных, ни, тем более, собственных средств”, – отмечают белорусские экономисты.

Их слова подтверждает и статистика Нацбанка: за 11 месяцев 2013 года в экономику Беларуси поступило Br296,8 трлн долгосрочных и краткосрочных кредитных ресурсов, цифра значительная, но она на 2,6% меньше по сравнению с январем-ноябрем 2013 года. Если же исключить из этого объема кредиты, выданные физлицам, суммарный объем кредитования экономики составит только Br73,5 трлн (на 6,3% меньше). Обрабатывающая промышленность, предприятия которой занимают основные позиции в плане комплексной модернизации, “проглотили” всего лишь около 40% от этой суммы.

С учетом роста цен производителей оборудования и постепенной девальвации белорусского рубля это более чем скромные объемы, отмечают белорусские экономисты.

Продолжаем затягивать пояса

То, что в 2014 году кредитные ресурсы для предприятий станут еще менее доступными, субъекты хозяйствования и банки поняли из “новогоднего послания” Нацбанка, заявившего сразу же после праздников о дальнейшем ужесточении денежно-кредитной политики. Прирост кредитного портфеля банков ограничен 0,7% в месяц против 1% в IV квартале 2013 года.

Еще одним шоком стал запрет НББ на валютное кредитование субъектов хозяйствования для внутренних расчетов. Теперь валютные кредиты можно привлекать только для расчетов за природный газ.

Правительство же в 2014 году на поддержку промышленности в текущем году планирует направить Br45 трлн льготных кредитов и Br4,8 трлн бюджетных средств. Для сравнения, в 2013 году господдержка промышленности из бюджета оценивалась в Br12 трлн.

“За последние два года в промышленности сложилась практика, когда директора привлекали “модернизационные” кредиты и использовали эти средства для латания дефицитов оборотных средств, поддерживая тем самым валовые показатели производства. Теперь эта лазейка практически закрыта. Как вести закупки сырья и комплектующих, не имея таких источников пополнения ликвидности, многие предприятия просто не представляют”, – отмечают эксперты.

Кроме того, они обращают внимание, что господдержка промышленности сокращается на фоне постоянно снижающейся эффективности предприятий: валовые показатели растут, а чистая прибыль падает.

“Новые мощности вводить стало нецелесообразно: правительство требует выполнения показателей эффективности работы производства, с одной стороны. С другой стороны, сейчас как никогда высок риск накопления складских запасов: внешние рынки сужаются, в особенности российский”, – отмечают экономисты.

Поэтому, по их мнению, существует высокий риск, что на этом фоне многие директора будут пытаться и далее “тихо саботировать” модернизационные мероприятия.

“Вообще мало понятно, как в нынешних условиях можно требовать от предприятий и модернизации, и повышения прибыльности. В экономике спад, и вводить сейчас новые мощности просто нецелесообразно. Да и денег на это нет”, – подчеркивают экономисты.

Они также напомнили, что не станут поддержкой для промышленности и средства российского стабкредита в $2 млрд.

“Эти средства поступят в республику, но будут зачислены в состав ЗВР. Они будут работать на уменьшение давления на нацвалюту”, – отмечают экономисты. Однако, по их словам, “для слабой промышленности крепкий рубль, как известно, это не всегда хорошо”. В данной связи эксперты напомнили опыт 2011 года, когда трехкратная девальвация рубля помогла “удержать на плаву” белорусский экспорт. Между тем эффект от этого быстро исчерпался.

“Главным макроэкономическим итогом 2013 года можно назвать то, что в экономике не произошло структурных изменений, не появилось новых конкурентоспособных продуктов, которые бы открыли для Беларуси новые ниши на мировых рынках”, – отмечают аналитики.

Кому в Беларуси будет жить хорошо?

Эксперты отмечают, что в 2014 году проблемы с финансовыми ресурсами для модернизации не затронут валообразующие предприятия, которые в 2013 году смогли договориться о привлечении кредитных ресурсов крупных российских банков. Это белорусские НПЗ, для которых были открыты кредитные линии Сбербанка РФ, а также Белорусский металлургический завод, работающий сейчас с кредитом ЕАБР.

“Важные для экономики предприятия, которые составляют белорусскую часть пяти интеграционных проектов, будут ждать своего часа для модернизации. Будут ждать, когда Минск и Москва договорятся о конкретных формах сотрудничества”, – отмечают аналитики.

Безусловной поддержкой правительства в различных формах будет пользоваться и ОАО “Беларуськалий”. Уже сейчас для него на I квартал обнулена экспортная пошлина на хлоркалий.

“Меры поддержки модернизации будут крайне точечными. Можно прогнозировать, что за эти ресурсы будет жесткий спрос. О возможном эффекте судить пока рано: все будет зависеть от состояния банковской системы и возможностей и банков, и предприятий к рыночным условиям кредитования”, – отмечают эксперты.

Интерфакс-Запад