«Похоронами модернизации» назвали многие эксперты последние известия с экономического фронта. В текущем году правительство планирует сократить господдержку реальному сектору втрое. Утвержденный днями бюджет предусматривает всего 4,7 трлн. рублей для снижения ставок по кредитам госпредприятиям — против 12 трлн. рублей, заложенных в прошлогодний бюджет.

О том почему власти, наконец, признали провал тотальной модернизации и чем собираются ее заменить в текущем году, пишут Naviny.by.

Провал

На фоне мощного пиара реальные вложения в модернизацию оказались более чем скромными. В ушедшем году инвестиции в основной капитал хоть и превысили этот показатель за 2012 год, но все равно не дотянули до уровня даже кризисного 2011-го. Правда, представители власти и ранее неоднократно отмечали, что модернизация-2013 предусматривала все те же процессы, что и ранее, только в большей мере (если точнее, то — хотя бы в той же мере, что и ранее).

Но в середине года модернизацию решили сделать «комплексной» — попытавшись немного реформировать структуру менеджмента и принятия решений. Дело в том, что прежние методы обновления производства перестали работать, выливаясь в курьезные ляпы, а иногда — в откровенный саботаж. Именно это и стало главным отличием модернизации-2013 от аналогичных мероприятий предыдущих лет. Причина этому — в кардинальном изменении мотивации ее исполнителей.

Вывернутая мотивация

Раньше директора заводов заботились, прежде всего, о выполнении валовых показателей, в то время как сбыт был более-менее гарантирован. В прошлом же году, на фоне пресыщения внешних рынков (по крайней мере, при нынешних маркетинговых методах), важное место в оценке работы предприятий начали занимать показатели эффективности. Для выполнения новых задач «красным директорам» приходилось сокращать производство. На этом фоне понятно, что стремиться одновременно к запуску новых мощностей выглядело, с их точки зрения, абсурдным.

Но, с другой стороны, модернизационные кредиты необходимы как предприятиям — чтобы затыкать ими частично дыры в ликвидности, так и руководству областей — чтобы показывать рост ВВП.

Соответственно сложилась и стратегия — субсидированных кредитов на модернизацию нужно запросить как можно больше, но завершение самих проектов необходимо оттягивать на максимально далёкий срок.

Результатом стала вывернутая наизнанку мотивация. Лучше получить нагоняй за плохо продуманный процесс модернизации, зато потом — дополнительные деньги на заполнение «непредусмотренных» пробелов. Гораздо хуже — заработать похвалу за запуск новых линий, а затем — проверки и санкции за провал всего модернизационного проекта.

За выполнение плана — похвала и тюрьма…

Ярким антипримером модернизаторам послужила ситуация в цементной отрасли, на которую ушло более миллиарда долларов.

После того, как новые линии были, наконец, запущены, стало ясно, что производство — неконкурентно по затратам. Попытки демпинговат на российском рынке привели к жалобе местной «Евроцемент груп» в антидемпинговое агентство Евразийской экономической комиссии. Правда, немного нарастить поставки в РФ все-таки удалось, но существенная часть мощностей белорусских цементных заводов остается неиспользованной, а работа предприятий — убыточна.

По итогам нахлынувших проверок директор «Кричевцементношифера» Леонид Скоцкий, запускавший в августе новую линию вместе с президентом, месяц спустя оказался за решеткой. А вот директор «Борисовдрева», выслушав яростный выговор от приехавшего к нему президента — за срыв сроков модернизации — не потерял, в результате, ни свободы, ни должности.

…за невыполнение — выговор и деньги

На «Витебскдреве» же и вовсе, решили не «подставляться» с провалом промежуточной стадии модернизации. Для этого они подошли к процессу с обратной стороны. Там решили сразу начать с конечного этапа, чтобы потом заодно гарантировать себе финансирование на выполнение предыдущих. В результате, установленное и готовое к работе оборудование для производства ламината прождало запуска полтора года. Но об этом руководство завода вряд ли сильно горевало. Ведь отсрочив начало выпуска на склад, оно, тем самым, лишь минимизировало убытки.

Пальма же первенства за креативность, вероятно, принадлежит руководству Ляховичского льнозавода, которое «случайно» закупило оборудование, не влезающее в цеха по размерам. Настоящая причина такой безалаберности вскрылась, когда находчивые модернизаторы, на основании сложившейся ситуации, запросили дополнительное финансирование — на строительство нового здания, в которое мокнущее под дождем оборудование можно было бы все-таки запихнуть.

Эта афера, похоже, завершилась успехом. Дополнительное финансирование заводу в текущем году премьер Мясникович уже пообещал. Правда, пока неизвестно, на что конкретно: на новое оборудование, на новое здание или и на то, и на другое. Достоверно лишь то, что директор льнозавода в Ляховичах продолжает карьеру руководителя на прежнем посту.

Можно предположить, что перетягивание модернизационных госдотаций в Беларуси произвело на свет немало и других курьезных стратегий и находчивых героев. Объединяет же их всех одна мотивация — модернизационные проекты должны стоить как можно дороже и, желательно, завершиться не ранее 2015 года. Прекратить этот саботаж президенту не удалось ни привычными угрозами и посадками, ни взываниями к совести «миленьких» чиновников.

В результате, до властей, похоже, дошло — при существующей экономической системе нарастить экспорт можно только за счет одного белорусского ресурса, пользующегося неизменным спросом за рубежом. Речь идет о дешевой, но квалифицированной и добросовестной рабочей силе.

Год гостеприимства

Намеки на предстоящие сокращения, оцениваемые экспертами в 170 тысяч человек, звучат в устах белорусских чиновников уже чуть ли не каждую неделю. Одновременно, держа границы открытыми, власти побуждают белорусов искать заработки за рубежом. Вероятно, этим и объясняется недавняя декларация официального Минска о готовности разморозить диалог об упрощении визового режима с ЕС.

По оценкам независимых экспертов, в 2012 году белорусские гастарбайтеры прислали домой около полутора миллиарда долларов. В контексте запланированных сокращений, эта цифра может вырасти в текущем году на сотни миллионов. К тому же, правительство одновременно готовит зарубежным добытчикам дополнительное налогообложение в виде поборов с «тунеядцев».

На место же уехавших белорусов, на модернизированные производства, массово завозятся работники из Китая — как на цементные заводы или Березовскую ГРЭС, из Украины — как, к примеру, на «Пинскдрев», или как на барановичский SaveFrom.net текстильный завод — из Бангладеш.

Выгоду этих процессов для властей переоценить трудно. Во-первых, приезжие гастарбайтеры, как правило, считают белорусские зарплаты манной небесной и ежемесячного повышения не ждут. Но даже в случае недовольства занять активную гражданскую позицию им будет затруднительно.

Таким образом, объявленный властями Год гостеприимства относится, вероятно, не только и не столько к предстоящим спортивным мероприятиям, сколько к предстоящему приему десятков тысяч работников из Азии. Готовы ли Россия и ЕС, в свою очередь, открыть сезон массового гостеприимства для белорусов?

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*