Директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев проговорился, как будет называться валюта Таможенного союза, и почему она до сих пор не введена.

Российская компания «Альпари» провела в Казахстане первую пресс-конференцию для казахстанских журналистов. В числе прочего речь шла о единой валюте Таможенного Союза: появится ли она? Директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев предполагает, что скорее всего валюте — быть, пишет Forbes.

«Есть много биржевых слухов на эту тему: считается, что Евразийский Центробанк будет в Санкт-Петербурге, а новую валюту назовут алтын. Г-н Медведев вообще говорил, что с 1 января 2015 года будет введена единая валюта», – сказал спикер.

Эксперт уверен, что население стран-участниц ТС узнает о дате появления единых денег, «когда уже все будет готово».

«Введение алтына – это политическое решение, – заметил аналитик. – Я думаю, что проблема – в Лукашенко. Потому что для него финансировать свой бюджетный дефицит за счет печатного станка – это традиция. Он примерно так принимает экономические решения: «Если у меня большой дефицит бюджета, то я напечатаю столько денег, сколько нужно, чтобы его покрыть. А если у меня в результате этого будет девальвация, значит, населению не повезло». Президент Беларуси не доверяет российскому истеблишменту, он боится: если окажется без печатного станка, то не сможет решать экономические проблемы, как раньше».

Разуваев напомнил, что в 2003 году с Лукашенко были достигнуты договоренности о переходе с 1 января 2005 года на российский рубль. Однако белорусский правитель попросил себе эмиссионный центр. Естественно, печатный станок ему никто не дал.

«Если появится единая валюта, а она, скорее всего, появится, то будет обеспечена сырьевым экспортом и международным резервом Российской Федерации (это более $500 млрд), – высказал свое мнение сотрудник «Альпари». – Некоторые говорят, что у евразийской валюты нет перспектив, потому что экономика Таможенного Союза – это не экономика США. Это достаточно спорно. Россия и Казахстан – как ядро союза – имеют достаточно мощную экономику. Она (новая валюта) может легко стать региональной резервной валютой».

Разуваев сказал, что бизнесу удобно наличие единых денег: предприниматели не теряют на обмене, у них снижаются банковские издержки.

«Единственное, чего стоит бояться (хотя вряд ли это произойдет), – так это деноминации при введении единой валюты – деньги станут более дорогими. Потому что любая торговля все округляет в большую сторону. Есть опыт Эстонии, когда она переходила на евро: зарплаты не изменились, а цены начали расти практически сразу, – привел пример эксперт.