Как и во всей Европе, население Беларуси стареет. А это значит, что “демографические ножницы” с каждым годом все ощутимее дают о себе знать социальным службам страны. Кто позаботится о престарелых ветеранах, пенсионерах и инвалидах? Как встретить старость в атмосфере домашнего тепла, уюта и заботы? Что делать пожилому человеку, если на склоне лет он остался один? Наконец, сколько стоят комфорт и лечение в социальном учреждении и на каких условиях туда можно попасть?

Об этом мы предметно говорили с Александром Румаком, заместителем министра труда и социальной защиты Беларуси, Марией Горбацевич, начальником Управления стационарных учреждений, социального обслуживания и капитального строительства Минтруда и соцзащиты, Светланой Норик, начальником Управления по труду, занятости и соцзащите Сморгонского райисполкома, Александром Паранюком, директором городского дома-интерната для ветеранов войны и труда “Свiтанак”, Жанной Романович, председателем комитета по труду, занятости и соцзащите Мингорисполкома, Людмилой Слепцовой, директором Вилейского территориального центра социального обслуживания населения, и Татьяной Федоровой, начальником отдела развития и координации социальной помощи и социального обслуживания Минтруда и соцзащиты.

Фото: www.respublica.by
К 2030-му пожилые составят четверть населения страны

“Р”: Александр Алексеевич, обрисуйте, пожалуйста, демографические прогнозы по Беларуси на ближайшие 5-10 лет в части старения населения. Считаете ли вы складывающуюся ситуацию проблемной?

А. РУМАК: На данный момент пожилые люди составляют 22 процента населения страны. С каждым годом их становится больше, и один из перспективных прогнозов говорит нам о том, что к 2030 году этот показатель приблизится к 1/4 . Не скажу, что это увеличение для нас неожиданно и несет какие-то глобальные проблемы. Ведь система социальной защиты Беларуси развивается не первый год и в целом работает достаточно эффективно. Это касается и адресной социальной помощи, и системы социального обслуживания населения в нестационарных и стационарных соцучреждениях. За последние 5-7 лет они сильно изменили свой внешний вид и внутреннее содержание благодаря реализации профильных государственных программ. В регионах сейчас реализуется ряд интересных экспериментов, которые в перспективе распространятся на всю республику.

“Р”: Помогает ли сократить имеющийся дисбаланс Национальная программа демографической безопасности, реализуемая до 2015 года? Какие, в частности, результаты минувшего года по рождаемости и привлечению трудовых ресурсов из-за рубежа можно назвать?

А. РУМАК: По итогам прошлого года сложилась очень хорошая ситуация: мы вплотную приблизились к естественному приросту населения. В Беларуси родилось на 6000 детей больше, чем в 2011-м. Снизилась смертность. Свою роль здесь, конечно, сыграло и положительное сальдо миграции.

“Р”: Какие шаги предпринимает Минтруда и соцзащиты, чтобы повысить качество, расширить перечень услуг стационарного и надомного обслуживания пожилых граждан страны, а также увеличить т.н. коечный фонд? Какие новации министерство “обкатывает” сегодня в формате эксперимента?

А. РУМАК: Если говорить о новых формах и направлениях работы, они закладывались уже в Комплексной программе развития социального обслуживания на эту пятилетку. В частности, впервые предусмотрено создание стационарных учреждений повышенной комфортности. Один такой объект у нас уже есть в поселке Тресковщина Минского района — “Свiтанак”. В перспективе такие же учреждения должны появиться в других регионах страны: как новые дома-интернаты, так и отделения в структуре существующих учреждений. Разумеется, улучшенные условия предполагают большее возмещение затрат за проживание и дополнительные медицинские услуги.

Право на “социальную передышку”

“Р”: Сегодня в стране работает 79 стационарных учреждений социального обслуживания для престарелых и инвалидов, в том числе: психоневрологического профиля — 46, для престарелых и инвалидов общего типа — 23… На каких условиях и кто сегодня может попасть в эти учреждения и сколько человек на данный момент там проживает?

М. ГОРБАЦЕВИЧ: В дом-интернат общего типа поселяются граждане с 65 лет, которые не являются инвалидами I, II группы. Если у них есть такое желание, они пишут заявление в местные органы по труду, занятости и соцзащите. С этого все начинается. К числу главных показаний для поселения на гособеспечение относятся необходимость в постоянном уходе и помощи этим людям (как правило, утратившим двигательную активность и нуждающимся в постельном режиме). Разумеется, это может определить только врачебно-консультационная комиссия. Она же должна назвать тип дома-интерната, куда следует определить пожилого человека исходя из его диагноза.

В интернаты также помещаются инвалиды I, II группы. Однако и в том, и в другом случае есть важная оговорка: те из них, у кого есть трудоспособные члены семьи, проживают на платной основе. На 1 января эта сумма составляла порядка 3,2-3,6 млн рублей в месяц.

Всего в домах-интернатах общего типа проживает 4470 человек, из них на платной основе — 430 постояльцев. С каждым из них заключается договор на платное обслуживание. Кроме того, его подписывают лица, которые обязуются производить доплату: это члены семьи, родственники, знакомые, юридические лица.

“Р”: А кто доплачивает за проживающих в учреждениях психоневрологического профиля?

М. ГОРБАЦЕВИЧ: Сюда поселяют только на гособеспечение и только по показаниям врача. На данный момент в них обслуживается 11 770 человек. Однако здесь есть свои особенности. Люди попадают сюда только после лишения дееспособности по решению суда. Скажу лишь, что процедура эта довольно трудоемкая и долгая. На руки им выдают 10 процентов от назначенной пенсии, вся остальная сумма не перечисляется на счет интерната, а остается в фонде социальной защиты населения.

Поскольку в последнее время наблюдается рост количества граждан, страдающих психическими заболеваниями, мы в рамках эксперимента (проводимого в Минске с 2011 года) предоставляем возможность платного краткосрочного пребывания в домах психоневрологического профиля. Лишения дееспособности в данном случае не требуется. Эта “социальная передышка” специально сделана для семей, в которых живут такие люди. Суть в том, чтобы они смогли немного передохнуть, решить свои бытовые вопросы, на время поместив страдающего психическим заболеванием родственника в профильный интернат.

Дома повышенной комфортности появятся с 2014-го

“Р”: Существует ли понятие очереди в интернатах общего типа? Есть ли исключения, при которых пожилой человек в принципе не сможет попасть в стационар?

М. ГОРБАЦЕВИЧ: В домах-интернатах общего профиля такой проблемы уже нет. Есть так называемая текущая очередь: время, за которое готовят и передают документы. Что касается учреждений психоневрологического профиля, то здесь небольшая очередь все-таки вырисовывается. Чуть больше 40 человек по Минской и Витебской областям и 412 — по Минску. Таков на сегодня лист ожидания.

Противопоказания есть. Речь прежде всего идет об онкологических, венерических, сложных кожных заболеваниях, а также открытой форме туберкулеза.

“Р”: Что включает в себя пансион и каковы типовые условия проживания в этих интернатах?

М. ГОРБАЦЕВИЧ: Два-три, максимум четыре человека в комнате. На каждого не менее 7 кв. м площади — это санитарная норма, которая выдерживается сегодня по всей стране. Если говорить о пансионе, это 5-разовое питание, профильное медицинское обслуживание и организованный досуг.

“Р”: Несколько лет назад много говорили о том, что в Беларуси появятся интернаты повышенной комфортности. Интересно, где и когда откроется первый? Что они будут собой представлять с точки зрения архитектуры, медицинского оборудования и оказываемых услуг?

М. ГОРБАЦЕВИЧ: Эта работа начнется с 2014 года в Витебской, Гомельской, Минской и Могилевской областях. Министерство считает, что это должен быть индивидуальный проект здания по типу мини-квартир. Во многом он будет базироваться на том, что мы увидели во время семинаров в Швеции и Германии. Слово “комфортность” в данном случае наряду с улучшенными условиями проживания предполагает и расширенный пакет индивидуальных услуг: уход, медицинское облуживание, питание, другие социальные услуги. Во главу угла здесь поставлены отнюдь не роскошь и пышность дизайна, а человек преклонного возраста с его особенными нуждами и проблемами.

“Р”: Что насчет стоимости месячного проживания в таких комфортных условиях: от тысячи долларов и выше?

М. ГОРБАЦЕВИЧ: Единственное, что можно сказать на данном этапе: цена будет формироваться исходя из себестоимости затрат и с учетом оптимальной рентабельности.

К слову, первое отделение, состоящее из 12 комнат повышенной комфортности, откроется к концу 2014 года на базе Гродненского дома-интерната. Он основан на базе профилактория, и там изначально были обустроены комнаты, в которых людей можно разместить по одному. Спрос есть: 3 человека уже живут в таких “санаторных” условиях на платной основе. На 1 января 2013 года стоимость месячного проживания составляла 3 млн 300 тысяч рублей.

“Р”: Какие планы у министерства по капитальному строительству интернатных учреждений на этот и следующий год?

М. ГОРБАЦЕВИЧ: В 2013-м мы планируем создать по республике 394 места. Как ожидается, будут введены в эксплуатацию отдельные корпуса психоневрологического интерната № 1 в Минске.

Фото: www.respublica.by
85 % пенсии за круглосуточное пребывание

“Р”: Статистика говорит о том, что социальные услуги нуждающимся гражданам и семьям предоставляют 149 территориальных центров социального обслуживания населения. На 1 октября 2012 года на учете в таких центрах состояло 1,6 миллиона граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Какую помощь престарелым гражданам оказывают ТЦСОН?

Т. ФЕДОРОВА: Основная и самая востребованная услуга — социальное обслуживание на дому. Это удобно, доступно и качественно. С каждым годом число пожилых людей, не способных самостоятельно ухаживать за собой, неуклонно растет. Если в 2001-м социальные работники приходили в дома 63 тысяч человек, то сегодня их ждут уже более 90 тысяч пенсионеров. Пользуются большой популярностью, особенно в сельской местности, разовые социальные услуги. Хозяйственные бригады помогут управиться с домашним хозяйством, скосить траву, починить забор, вспахать огород…

“Р”: Можно ли определить человека в центр социальной защиты на несколько дней или месяцев, например? И что для этого нужно?

Т. ФЕДОРОВА: Можно. При ТЦСОН работает 58 отделений круглосуточного пребывания на 2034 места для граждан пожилого возраста и инвалидов. Отделения создавались начиная с 2005 года, чтобы “разгрузить” очереди в стационарные дома-интернаты. И сейчас они очень востребованы. Чтобы попасть в ОКП, нужно написать заявление в территориальный центр и приложить к нему заключение медиков о том, что человек нуждается в оказании услуг таким отделением. На любую форму социального обслуживания нуждающийся зачисляется при наличии медицинских показаний и отсутствии противопоказаний.

“Р”: Для чего создавались отделения круглосуточного пребывания? Чем они отличаются от стационарных домов-интернатов?

Т. ФЕДОРОВА: Первые отделения должны были приютить человека на зиму. Однако, как показала практика, около 90 процентов проживающих остаются в них навсегда. Одним некуда вернуться, другим здоровье не позволяет жить самостоятельно. Мы ведь говорим об одиноких пенсионерах.

Что касается отличий, то в ОКП условия проживания, если можно так сказать, проще. То есть люди в них обеспечены лишь самым необходимым. В стационарных учреждениях постоялец может рассчитывать на более полное медицинское сопровождение. По этой причине в 2012 году самых “тяжелых” жильцов отделений круглосуточного пребывания мы перевели в дома-интернаты.

“Р”: Сколько стоит месяц пребывания в таком отделении?

Т. ФЕДОРОВА: На сегодняшний день оплата составляет 80 процентов пенсии. Однако в ближайшем будущем она увеличится до 85 процентов пенсии для одиноких граждан. Полностью оплачивать проживание будут те, у кого есть трудоспособные члены семьи, обязанные по закону содержать пенсионеров.

“Р”: Что значит “оказаться в трудной жизненной ситуации”?

Т. ФЕДОРОВА: Законом о соцобслуживании, новая редакция которого вступила в силу 1 января 2013 года, определено: основанием для предоставления социальных услуг является наличие трудной жизненной ситуации. Такая ситуация может быть установлена, когда человек одинок, у него проблемы со здоровьем, ему негде проживать… Перечень условий весьма широк, и он не закрыт. Местные исполнительные власти сами могут установить, насколько трудна та или иная ситуация для конкретного человека.

“Р”: Мы уже говорили о том, что число нетрудоспособных граждан из года в год увеличивается. Не ощущается ли в связи с этим дефицит социальных работников?

Т. ФЕДОРОВА: Нет. Штат социальных работников формируется в зависимости от количества обслуживаемых.
“Зимовка” в Вилейке: старики сами планируют свой бюджет

“Р”: Если говорить о не совсем привычных формах проживания престарелых граждан, стоить обратить внимание на “зимовки” (дома сезонного пребывания). Первый такой дом появился на Вилейщине в 2011 году. Что он собой представляет и как возникла идея его создания?

Л. СЛЕПЦОВА: Наш дом сезонного пребывания принимает постояльцев уже третий сезон. Сегодня в нем с середины октября до середины апреля проживает пять человек. Созданы все необходимые условия для нормального проживания: общая кухня, душевая кабина, зал, в котором можно посмотреть телевизор, 4 спальные комнаты. Правда, наши жильцы не получают тот пакет социальных услуг, который предлагают стационарные учреждения. Скажем, здесь нет штатного врача, хотя готовить им помогает соцработник. Он приходит каждый день.

Когда решили открыть этот дом, в первую очередь подумали о стариках, проживающих на хуторах. Многие из них уже не в состоянии о себе позаботиться, а социальному работнику зимой, да и в межсезонье, добраться до них проблематично. Стали думать, как быть. И решили собрать их под одной крышей. Нашли помещение — здание бывшей библиотеки в 20 километрах от Вилейки, отремонтировали его.

“Р”: Во сколько обходится такое зимовье?

Л. СЛЕПЦОВА: Наши старики сами планируют свой бюджет: на питание, закупку дров, оплату коммунальных услуг. Расходы помогает планировать социальный работник. На все уходит примерно треть пенсии — 450-500 тысяч рублей. С экономической точки зрения это выгодно.

“Р”: Есть ли перспектива у домов сезонного проживания?

Л. СЛЕПЦОВА: Что касается нашего района, то мы хотели бы открыть еще один дом такого типа. Он у нас востребован. Уже через год после начала работы к нам стали обращаться люди с просьбой перезимовать. У нас даже образовалась небольшая очередь из восьми желающих. Когда он появится, сейчас сказать сложно — все упирается в финансирование.

Сморгонь: месяц “автономии” за 750 000 рублей

“Р”: Мы знаем, что пожилым жителям Вилейки предлагают и другие формы проживания — гостевые и приемные семьи. Как в таких случаях оплачивается проживание?

Л. СЛЕПЦОВА: В гостевой семье одинокого пожилого человека приглашают к себе на праздники и выходные. В приемной они живут в семьях, как правило, наших соцработников. Всего у нас в районе две гостевые и три приемные семьи. Что касается оплаты, то бюджет планируется, как в любой семье.

“Р”: В Сморгонском районе еще одна новация — дом самостоятельного совместного проживания. Чем он отличается от вилейского сезонного? Кто в нем живет и сколько это стоит?

С. НОРИК: Принципиально — ничем. Разве что у нас созданы более комфортные бытовые условия. Я имею в виду газовое отопление, позволяющее круглосуточно пользоваться горячей водой. Одинокие старики живут здесь самостоятельно, причем условия агрогородка позволяют им свободно распоряжаться пенсией, выходить на почту, в ФАП и магазин. Они не привязаны к распорядку дня, как, например, в доме-интернате. Весной высаживают рассаду и занимаются огородами: все, как и на своем подворье. Соцработнику также удобно приходить в этот дом и выполнять свою работу, а раньше, представьте, приходилось к каждому из стариков ездить за много километров.

Сейчас у нас проживает 9 человек. Некоторые приходят на сезон, а остаются навсегда. Живут у нас и те, у кого есть дети. Правда, они ведут асоциальный образ жизни, и находиться рядом с ними пожилому человеку невозможно.
Оплата за проживание в нашем доме относительно невысокая — 750 тысяч рублей в месяц. Для сравнения: месяц проживания в Сморгонской больнице сестринского ухода обойдется в три миллиона рублей.

Минчане осторожничают с договорами ренты

“Р”: Еще одна новая форма работы с одинокими пожилыми людьми — рента. Жанна Александровна, напомните, пожалуйста, условия заключения рентного договора.

Ж. РОМАНОВИЧ: Рентный договор может заключить только житель Минска, достигший 70-летнего возраста, имеющий в собственности квартиру. При этом у него не должно быть родственников, то есть лиц, обязанных содержать его по закону.

Администрация “Свiтанка” заключает договор на пожизненное содержание с иждивением. В договоре прописываются все условия, которые будут предоставлены пожилому человеку. Это меблированная комната более 10 квадратных метров, медицинское обслуживание, пятиразовое питание, организованный досуг. Пенсионеру остается пенсия в полном размере, кроме того, он получает рентную плату и возможность жить на полном государственном обеспечении. Собственно рента, в зависимости от состояния жилья, составляет от 1 до 3 базовых величин.

“Р”: Сколько граждан на данный момент изъявили желание проживать в доме-интернате на условиях ренты?

Ж. РОМАНОВИЧ: Пока такой договор заключили всего три человека. Один проживает в “Свiтанку”, два остались в своих квартирах.

“Р”: Как вы думаете, с чем связано нежелание людей оформлять рентные отношения? Ведь три договора — это не показатель. Чего люди боятся?

Ж. РОМАНОВИЧ: Сложно сказать. Одни боятся потерять квартиру, другие хотят оставить ее родственникам, пусть и далеким. Есть еще нюанс. В столице существует негативный опыт рентных отношений, оформленных с физическими лицами. То есть когда дальние родственники, друзья, соседи заключают договор ренты с одиноким человеком. Нам известно уже более чем о ста таких случаях. Порой после подписания таких документов старики становятся неинтересны будущему собственнику жилья, он попросту о них забывает. И люди через суды потом пытаются расторгнуть кабальное для себя соглашение.

Кроме того, “Свiтанак” находится в Минском районе, не каждый минчанин согласится провести остаток жизни в пригороде.

“Р”: Если человек в определенный момент решит отказаться от рентных отношений, у него будет такая возможность?

Ж. РОМАНОВИЧ: Да. Если рентодатель допускает нарушения условий договора. В случае его расторжения пенсионер ничего государству не возмещает. Правда, доказывать факты нарушений условий придется в суде.
“Детский сад” для почтенного возраста

“Р”: Сколько человек сейчас проживает в “Свiтанку” и сколько они за это платят?

А. ПАРАНЮК: Сейчас у нас проживает 100 человек, из них 53 — на полном государственном обеспечении, 1 — на условиях ренты, 46 — на платном. Стоимость проживания варьируется в зависимости от продуктов питания и оплаты за электроэнергию. Но в среднем оплата за проживание в январе составила 2 804 000 рублей.

Ж. РОМАНОВИЧ: В столице решением горисполкома утверждены тарифы на платные социальные услуги, предоставляемые стационарными учреждениями соцобслуживания. Сегодня сумма не должна превышать 2 990 000 рублей.

А. ПАРАНЮК: В 2015 году в “Свiтанку” появится новый корпус повышенной комфортности на 250 мест. Мы рассчитываем, что в нем будут жить граждане, заключившие договор ренты. В корпусе планируется построить бассейн, сауну, криосауну, оборудовать библиотеку, кабинеты для физиопроцедур, там проведут Интернет и т.д. Разумеется, проживание будет дороже, чем в нынешних домах-интернатах. Насколько, сейчас сказать сложно.

Ж. РОМАНОВИЧ: Все равно цена на услугу не будет заоблачной. Пожилой человек, особенно одинокий, должен иметь возможность самостоятельно за себя платить. В Минске около 7 тысяч одиноких граждан — потенциальных получателей ренты.

“Р”: В столице в последнее время много говорят об эксперименте с “социальной передышкой” и “детских садах” для пожилых. Сколько будут стоить эти услуги? Какие перспективы у новых форм работы с пожилыми людьми?

Ж. РОМАНОВИЧ: “Социальная передышка” — это возможность для семьи, в которой проживает человек, страдающий нарушением психофизического состояния, немного отдохнуть, спокойно заняться своими делами. Месяц обойдется в 2 200 000-2 500 000 рублей. Данной услугой уже воспользовались около сотни столичных семей.

Отделение дневного пребывания для пожилых при ТЦСОН, так называемый детский сад для людей почтенного возраста, примет их на условиях частичной оплаты. Каждый желающий может привести престарелого родителя в центр, а вечером забрать. В Минске такого отделения пока нет, мы планируем открыть его на базе ТЦСОН Московского района в первом квартале этого года.

Из новых форм, которые уже действуют в Минске, — профилакторий на дому (бригада врачей-физиотерапевтов оказывает помощь престарелому больному в домашних условиях). Есть и второй вариант этой же услуги: социальное такси отвозит человека в поликлинику и ожидает, пока он проходит нужных ему врачей.
Читать полностью: http://news.tut.by/society/336508.html

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*